Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Время нынче весьма любопытное. Знаковые события, большие объемы информации для осмысления быстро меняющейся ситуации; некоторые ранее непонятные пазлы становятся на свои места. Происходящее сейчас на Урале – настоящая манифестация перемен.
Отставку курганского губернатора Богомолова, примитивно и обидно для Кремля откомментировнную многочисленными СМИ (вроде того, что в этом бедном краю взять нечего, вот АП и лично Володин им и не заинтересовались, отдав решение полпреду Холманских), следует рассматривать в контексте происходящего в соседних, базовых уральских областях – Свердловской и Челябинской.
В Челябинской области яркого «птенца 90-х», эталонного нувориша Юревича месяц назад сменил в губернаторском кресле руководитель системообразующей металлургической корпорации «ММК», чей владелец В.Рашников всегда был близок, предельно лоялен и понятен президенту В.Путину. (Заметим в скобках, что Юревич по сей день не покидает Эмираты даже для того, чтобы забрать в Москве свой многострадальный мандат - он опасается, что все происходящее – спецоперация ФСБ, имеющая цель выманить его на родину и задержать; в этом убеждении его поощряют партнеры, информированные, что очередной задержанный по коррупционному делу его министр, как и предыдущие, уже сотрудничает со следствием; при этом челябинский экс-губернатор недавно слетал из Дубаи в Мюнхен дабы ногу подлечить – ну не челябинской же медицине такое доверить).
В Свердловской области также ожидаются перемены подобного рода. Нынешнего губернатора, довольно стандартного чиновника Куйвашева сменит мэр Нижнего Тагила - бывший гендиректор Нижнетагильского металлургического комбината и топ-менеджер «Еврааз-холдинга» Сергей Носов (выходец из Магнитогорска, внук легендарного директора ММК Григория Носова, дослужившийся на Магнитке до члена Совета директоров).
Это, конечно, новый политический тренд. На смену «политическим назначенцам», которые получали регионы исходя из интерпретации заслуг того или иного депутата, чиновника, коммерсанта или мэра (часто эти ипостаси успешно, хоть и разрушительно для местного социума совмещались в одном лице) перед политическим блоком АП или руководством «ЕР», приходят деполитизированные руководители укорененных в регионах корпораций, хорошо знающие местную хозяйственную жизнь, имеющие реальные, а не сочиненные биографии и не нацеленные на бегство из страны как главный жизненный приз (обратные примеры превысили критическую массу – от пермского экс-губернатора Чиркунова, выбравшего Лангедок, где «нет русских» или ограбленного в своем особняке в Ницце красноярского губернатора Кузнецова до угорающего на Пальмовом острове М.Юревича). Теперь невозможно получить губернаторское кресло за заслуги перед «Молодой гвардией» - еще недавно это было в порядке вещей.
Приходят люди, способные не только избираться, но и работать.
* * *
Следует видеть разницу: это не возвращение к модели «область – корпорация», активно пользуемой ранее местными элитами (в том же Челябинске, в частности) и имевшей целью перераспределение в структурах власти максимальной прибыли посредством демонтажа бюджетов. Это радикальная смена вех в региональной политике Кремля накануне предстоящих экономических деформаций, накладывающихся на принципиальный избирательный цикл, прямое следствие осознания катастрофичности наращивания коррупционных издержек.
Теперь не области превращаются в корпорации ради извлечения прибыли, а заявившие о своей лояльности корпорации инсталлируются в социально-политическую ткань регионов в качестве ее структурной основы. Теперь здесь значительно меньше собственно политики (в том дурном понимании, к которому мы привыкли) и гораздо больше здорового прагматизма.
В этом же ряду – новые правила выборов в Госдуму (как и в муниципалитеты), существенно снижающие роль партийных списков (= политических спекулянтов) и вновь приоткрывающие дорогу амбициозным беспартийным персонажам. Теперь здесь будет меньше бизнеса и социальной демагогии и больше социального активизма, что поможет сформировать реальный кадровый резерв. Возможно даже, что лицом Челябинской области больше не будут депутаты Колесников и Вайнштейн, Белоусов и Цыбко.
Подбор кадров, адекватных конкретным задачам региона, а не способности успешно смухлевать на выборах где угодно, играет сегодня ключевую роль (как и должно бы быть). Алексей Кокорин, оказавшийся в пятницу в кресле губернатора Курганской области оказался там не потому, что «больше никто не хотел», а потому что ситуация в Зауралье во многом определяется динамикой развития соседних областей и межрегионального бизнеса, а перед губернатором дотационного региона стоят иные задачи, нежели те, которые встали перед Дубровским (опустошенный бюджет, падение добывающей промышленности и доходов населения, отсутствие стратегии развития, масштабная коррупция, элитные конфликты и проч.) и которые встанут вскоре перед Носовым. Здесь нужен не промышленник, а человек, который однозначно не приемлет коррупцию и может служить чутким медиатором отношений между федеральным центром, ведомствами и муниципалитетами (и хорошо знает проблемы последних).
* * *
Значительность нового тренда видна из того, что, передавая выдвиженцам корпораций ответственность за ситуацию в регионах, Москва дает им карт-бланш в контексте кадровых назначений и отношений с «силовиками» на местах – такого давно не было.
В этом смысле показательна, например, не сама по себе отставка директора Челябинского ТФОМС Вербитского, состоявшаяся, наконец, на минувшей неделе (я писал о ее неизбежности весь последний год), а личность его сменщика – Александра Ковтуна, директора магнитогорской страховой компании «Астра – Металл», учрежденной некогда выходцем с ММК, впоследствии - челябинским вице-губернатором Романом Пановым, ставшим затем замминистра Минрегиона. Именно он, по ряду данных, должен был стать челябинским губернатором в 2010 году, затем - пермским премьером – в 2012-м (что распространяет наблюдаемый нами уральский тренд также и на Пермь; Тюмень и национальные республики по понятным причинам сюда не попадают). Однако затем карьера Панова странным образом сломалась – его арестовали по срочному делу с невнятными перспективами. Впрочем, полтора года назад указанный тренд еще явно не сформировался - денег вполне хватало и на радужные мечтания и на щедринских губернаторов; а еще в России даже замминистра порой выходит из узилища оправданным и очистившимся.
Стоит ли напоминать, что ТФОМС – один из самых серьезных и стабильных источников «живых денег» (29 млрд. руб. доходов на текущий год в Челябинской области) и одновременно - основа социальной стабильности в регионе. На подобное назначение нужно ощущать серьезное моральное и политическое право.
В этом же ряду еще несколько ожидаемых кадровых решений. По некоторым данным, нынешнего прокурора области А.Войтовича может вскоре сменить его первый заместитель Владимир Можин, прошедший серьезную трудовую школу на ММК и «Уралвагонзаводе», а затем служивший прокурором Магнитогорска. И, конечно, возможная замена начальника УВД Челябинской области В.Скалунова на Сергея Семенова, бывшего начальника УВД Магнитогорска, ныне министра внутренних дел Чувашии.
Эти люди не торопясь формируют команды из самых доверенных, они приходят всерьез и надолго. Политические игры, густо замешанные на коррупции и показушной лояльности (до момента отбытия в теплые страны с мешком украденного, разумеется), теперь сменяет запрос на ответственность руководства, его ментальную встроенность в жизнь региона. Едва ли этот крутой политический вираж заложен из высоких идейных соображений: просто нынче «не до жиру» и очень хочется иметь на местах эффективные команды из надежных людей. А их нет – прежняя система подготовки политических кадров, основанная на симулякрах вроде «ЕР», с треском провалилась. Гляньте на составы нынешних депутатских собраний: ничего, кроме покорности, неспособности и нежелания на этих политических лицах.
Это важный и, скорее всего, безальтернативный политический выбор руководства страны. Однако требуется хорошо понимать и считать риски в каждом регионе: обернуться безоговорочная ставка на корпорации может очень по-разному.
XS
SM
MD
LG