Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Уже не ново объяснять многие политические процессы в современном мире изменившейся экологической обстановкой. Об этом уже три года назад писал самый расторопный колумнист New York Times Томас Фридман. В частности, отсюда пытаются вывести пресловутую "арабскую весну". Никакой весны, похоже, не получается, никакого цветения.

В Сирии гражданская война, в Египте военная диктатура, а в Ливии неизвестно что. Разве вот на Тунис остается надежда. И объяснение тут предлагается, в частности, такое: ухудшился климат в арабских странах, высыхают озера, учащаются засухи, то есть падает производительность сельского хозяйства, – а население растет. Вот и кризис, вот и недовольство. А в таких случаях всегда отвечает власть, если она не принимает необходимых и разумных мер.

Власть сменилась в ряде арабских стран, но особого прогресса не наблюдается в самых важных областях, по Марксу в некотором роде: надстройку меняют, вчерашние властители скинуты, но базис – в данном случае сельскохозяйственное производство – все тот же. Между тем, возможности изменить обстановку существуют, сельскохозяйственное производство в климате региона возможно в адекватных объемах. Пример дает, понятное дело, Израиль. Страна находится в том же климате, что и ее арабские соседи, но затруднений с сельскохозяйственным производством не встречает. Там давно уже разработаны соответствующие технологии.

В частности, отказались от поливного земледелия, при котором без толку теряется 90 процентов расходуемой воды. В Израиле осуществлены проекты перевода орошения проложенными под землей сооружениями, земля насыщается водой изнутри, ненужные испарения тем самым ликвидируются. Есть и другие технологии, например, в Израиле умеют опреснять морскую воду. Но мы сейчас не об этом – у проблемы существует иное, отнюдь не технологическое измерение.

Об этом пишет в той же New Zork Times 17 февраля Сет Сигел в статье, названной "Израильская вода – мир на Ближнем Востоке?". Он говорит, что именно Израиль потребной научно-технической помощью может снять соответствующее напряжение в регионе. Примеры уже были: широкое сотрудничество в этом деле Израиля с прежним, шахским Ираном. После исламской революции, натурально, такое сотрудничество прекратилось. Но это прошлое, а Сет Сигел смотрит в будущее – и смотрит с известным, хотя, конечно, осторожным оптимизмом, отсюда и вопросительный знак в заглавии статьи. Буквально он пишет следующее: "Никто не хочет водного кризиса где бы то ни было. Но с ростом и обострением этого кризиса растет и надежда на то, что идеология уступит место прагматизму и откроются двери для арабо-израильского сотрудничества. А партнерство, начатое инженерами и распространенное до фермеров, может перейти к договоренностям и даже примирению между лидерами сторон. Противники Израиля вместо того, чтобы смотреть на него как на проблему, могут увидеть его как решение проблемы".

Сет Сигел – американец, не израильтянин, и ему свойствен повышенный оптимизм в вопросе примирения ближневосточных антагонистов. В Израиле, понятно, более трезвый подход – слишком велик опыт разочарований (впрочем, и очарования никогда не было, а "арабская весна", как известно, встретила настороженное отношение Израиля). Это все та же давняя, можно сказать, древняя история о культурной – не только политической – несовместимости демократического и недемократического мира, Запада и Востока. Пример известный: в США весьма надеялись, что Сталин после войны примет помощь по плану Маршалла – ведь это выгодно Советскому Союзу, разрушенному войной, это прагматично. Но авторитарные режимы руководствуются не прагматикой, а "идеологической чистотой": погнал же Хомейни из Ирана израильских ирригаторов.

Тут, конечно, нельзя не вспомнить о России нынешней, не полностью авторитарной и не полностью демократической. Вкус денег и хорошей жизни узнали многие, а на верхах уж точно все, – но изменило ли это радикально политическую практику? Уже раздались в российской прессе голоса: как было бы хорошо, если б хоть половину денег, потраченных на Олимпиаду, дали науке и образованию, пребывающим в не лучшем состоянии. В странах с давней традицией недемократического правления люди вообще – а правители в частности – руководствуются не прагматикой, а мифами. Так сказать, миф дороже денег. Деньги, правда, в России есть, хотя уже поговаривают о неизбежном падении нефтяных цен в связи с увеличением добычи нефти в США, с появлением сланцевой нефти. Но и тут у России есть надежда: у этой страны, как известно, самые большие в мире запасы воды. Так что кончится нефтяной бум – проживем водой. А где вода, там и хлеб.

Борис Парамонов – нью-йоркский писатель и публицист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG