Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Лев Толстой в один клик


Страница проекта "Весь Толстой в один клик"

Страница проекта "Весь Толстой в один клик"

В рамках проекта "Весь Толстой в один клик" на интернет-сайте, посвященном жизни и творчеству Льва Николаевича, постепенно появляется оцифрованное 90-томное собрание сочинений великого русского писателя. Сегодня на сайт выставлены раритетные черновые редакции и варианты романа "Война и мир", которые дают возможность проследить историю появления и развития разных персонажей книги.

О проекте "Весь Толстой в один клик" Радио Свобода рассказывает его руководитель, журналист, сотрудница Государственного музея Льва Толстого Фёкла Толстая.

– Мы переводим в электронный вид академическое собрание сочинений Льва Толстого, изданное в Советском Союзе в 1928-1958 годах. Мы делаем это с помощью компании ABBYY, которая выступила главным спонсором проекта. Переводить 90 томов в электронный вид вообще-то – работа на несколько лет для большого коллектива, поэтому мы решили обратиться к помощью читателей, поклонников творчества Льва Николаевича. Мне кажется, это очень соответствует духу Толстого – сделать полезное и доброе дело всем миром.

– А конкретно что это означает – переводить в электронный вид?

– 90 больших книг отсканированы, но это не тот современный формат электронного текста, который удобно читать на планшетах, компьютерах и айподах, который можно копировать, в котором удобно искать нужные фрагменты и так далее. Чтобы из картинок-сканов перевести страницы в удобный вид, нужно было воспользоваться программой FindReader, потом все как следует выверить. Когда вы открываете современный текст, напечатанный на лазерном принтере, – это одно, а когда берете книгу, напечатанную в 30-е годы, которая к тому же содержит специальные знаки старой орфографии, греческий алфавит, французские вставки и так далее, – это совершенно другое, это требует проверки. Именно за этой проверкой и вычиткой толстовских текстов мы и обратились к волонтерам. И надо сказать, что мы были очень приятно удивлены: несколько тысяч человек в течение буквально двух недель помогли нам, пришли на наш сайт и прочли эти 46,5 тысяч страниц.

– Вы же еще выкладываете черновые редакции и варианты некоторых произведений Льва Николаевича?

Одному Толстому известно, почему что-то вошло в роман, а что-то – нет, но то, что не вошло – так же замечательно, как и то, что мы привыкли читать в основном тексте
– Совершенно верно, они содержатся в академическом собрании сочинений. Это издание, несомненно, уже стало библиографической редкостью: многие тома выходили небольшим тиражом и очень давно. Сегодня мы выложили черновики и варианты "Войны и мира", и мне кажется, что это может быть очень интересно для читателя. Мы привыкли относиться к "Войне и миру" как к каноническому тексту, который и в школе проходят, и многие хорошо представляют себе этот текст, его детали и сюжетные конструкции, – и вот вдруг появилась возможность посмотреть, как Толстой над этим текстом работал, как он подбирал слова, как образы и персонажи его вели по роману, как он выбирал среди сюжетных линий то, что войдет в окончательный вариант. Толстовские черновики – это не обычные черновики, в том смысле, что обычный черновик есть подготовка к более качественному окончательному тексту, и хуже его по своим художественным качествам. У Толстого все совершенно по-другому: творческий гений заставлял Льва Николаевича писать необыкновенно много, и то, что он не включил в итоговый вариант романа, – отнюдь не недоделанные или не заслуживающие читательского внимания фрагменты. Одному Толстому известно, почему что-то вошло роман, а что-то нет, но то, что не вошло, – так же замечательно, как и то, что мы привыкли читать в основном тексте.

– Фекла, вы так увлеченно рассказываете об этой теме, что я не могу не задать вам личный вопрос. Кто ваш любимый герой в "Войне и мире", кто вам ближе – Андрей Болконский, Пьер, Анатоль Курагин, быть может?

– Трудно сказать. В каждом толстовском герое ты находишь очень созвучное твоим переживаниям и представлениям о жизни. Наверное, женские переживания взросления, которые испытывает Наташа Ростова, меня увлекали, когда я читала роман впервые, еще будучи школьницей. Сейчас, наверное, Пьер Безухов – любимый персонаж... Но это так трудно сказать! Самый главный герой, наверное, – это сам Лев Николаевич. Его можно открывать бесконечно, в каждом новом прочтении, в каждом новом портрете героя. Не зря многие перечитывают "Войну и мир" или "Анну Каренину" раз в пять или раз в десять лет.

– Когда полностью завершится работа над вашим проектом?

– Волонтерская работа закончена, сейчас профессиональные корректоры работают с последней, третьей вычиткой, корректурой, переводят тексты в форматы, удобные для использования на разных носителях. Сайт Tolstoy.ru – это не коммерческое предприятие, это свободное чтение для всех. Полностью собрание сочинений Толстого мы надеемся выставить к дню рождения Льва Николаевича, это 9 сентября. Основные романы – "Анна Каренина" и "Война и мир", в частности, – уже представлены, можно скачивать и читать: в метро или в самолете, который летит в Прагу или куда угодно, – рассказала Фёкла Толстая.

О важности художественного наследия и изучения черновиков Льва Толстого размышляет обозреватель Радио Свобода, историк литературы Иван Толстой:

– Черновики Льва Толстого больше, чем просто черновики Льва Толстого. В России всегда так. Проблема ведь уходит еще в ту эпоху, когда Лев Николаевич был жив, в XIX век.
Черновики Льва Толстого больше, чем просто черновики Льва Толстого
Лев Толстой писал произведения, которые не нравились власти. Часть произведений Льва Николаевича печаталась за границей (в основном, это не художественные, а публицистические произведения). Но и роман "Воскресенье", в котором много критики православной церкви и православной администрации, между прочим, впервые был напечатан в Лондоне. Кто может гарантировать, что произведения Толстого за границей печатались корректно? Вплоть до смерти Льва Николаевича в 1910 году многие из этих произведений не могли быть перепечатаны. Затем прошло семилетие до революции, когда они тоже не были изданы, потому что церковь возглавлялась Синодом, а светскую власть возглавлял государь-император Николай II.

Толстой оставил двух наследников – это его любимая дочь Александра Львовна, которой было поручено книги издавать, и его любимый секретарь Владимир Григорьевич Чертков, под редакцией которого должны были выходить эти книги.
Ситуация довольно спорная – это как человек, который вызвал по одному адресу два такси для одного пассажира. В эту парадоксальную ситуацию попало все публицистическое и художественное наследие великого Льва.
Наступил 1917 год, и проблемы стали куда горше. Одним из первых декретов советская власть национализировала все наследие русских классиков: никто не мог издать Льва Толстого без разрешения, потому что большевистское государство не хотело, чтобы все эти тексты появились в печати. Произведения Льва Николаевича обладали нравственной и интеллектуальной силой, они были против всяких властей, против всякого угнетения, они были в поддержку всякого простого человека. И вот этого большевики – как новые тираны, пришедшие на место старых, – конечно, потерпеть не могли.

Толстой и пигмеи. Карикатура 1903 года

Толстой и пигмеи. Карикатура 1903 года

До 1928 года (столетнего юбилея Льва Николаевича) полного собрания его сочинений не издавалось. В этом юбилейном году было выпущено три тома, включивших в себя художественные произведения. Большевики преследовали вот какой план. "Война и мир", "Анна Каренина", "Севастопольские рассказы" – ради Бога, выпускаем огромными тиражами, читайте внутри этого академичнейшего собрания сочинений в 90 томах. А вот тома с публицистикой они пускали тиражами мизерными, и мне кажется, что масштабы тиражей были даже придуманы. Там писалось – тысяча экземпляров, 800 экземпляров, а вот были ли эти 800 напечатаны... Многие тексты Толстого никто никогда не видел: ни при его жизни, ни сразу после смерти, ни при большевиках.

Вот вы приходите в большую библиотеку, чтобы попросить том антицерковной публицистики Льва Толстого, а вам не выдают. Потому что нужно было разрешение, высшее образование, отношение с работы... Человек не мог познакомиться с этими текстами. Знакомилась с книгами Толстого прежде всего интеллигенция, но советская власть интеллигенцию не боялась, потому что интеллигенции было мало, и она была уже частично четвертована. А боялись народа, боялись простых людей, на которых мысли Льва Толстого, человека, безусловно, развернутого к русскому православному народу, могли бы подействовать возбуждающе и вдохновляюще.

С рукописями Льва Толстого возник и другой вопрос. Дело в том, что Александра Львовна дала клятву своим друзьям-историкам, – а она еще не знала, что они станут эмигрантами, – что они все вместе возьмутся и выпустят полное собрание ее отца. Кстати, Александра Львовна, великолепно разбираясь в почерке своего папы, сидела в Румянцевской библиотеке и перепечатывала на машинке страницы рукописей, которые стояли в хранилище коробками и ящиками. Почерк у Льва Толстого очень трудно разбираемый, а она разбирала, она понимала, что он хотел сказать, она и при жизни отца была его секретарем. Распечатала, а выпустить собрание сочинений невозможно: советская власть давит. Тогда Александра Львовна сговорилась с историками и друзьями-толстовцами, что они предпримут какие-то усилия, но тут секиру занесли и над этими историками: их выслали из России философскими пароходами и другими путями за границу. И там, в частности, Сергей Петрович Мельгунов, знаменитый историк и поклонник Льва Толстого, ближайший друг Александры Львовны, решил по рукописям выпустить собрание сочинений. Советская власть заставила Александру Львовну через газету "Известия" протестовать против издания в эмиграции.

Зачем же эмигранты хотели издавать Льва Толстого? Безусловно, для денег. Деньги им нужны были не для личного обогащения, а для того чтобы выпускать газету, сколотить настоящую политическую партию, стать влиятельными, лоббировать свои интересы в иностранных парламентах и повернуть западно-европейскую политику в сторону антисоветизма. То есть на деньги от продажи сочинений, читай – рукописей Льва Толстого – можно было чуть ли не свергнуть советскую власть. Но эмигрантам этого сделать не дали, они проиграли...

Это совершенно не последний пример приключений рукописей Льва Толстого. Несколько месяцев назад в Москве вышел совершенно сенсационный том – приложение к новому Полному собранию сочинений Льва Толстого. И вот третий том получил в виде отдельной книги в совершенно другом издательстве свой комментарий – исправления и дополнения к только что напечатанному. То есть третий том нужно выкинуть в помойку, – говорит автор и составитель этого критического тома, потому что рукописи прочитаны неверно; в группе толстоведов-издателей нет толстоведов-специалистов по текстологии Льва Толстого!

Рукописи Толстого снова приобретают свое значение, их надо правильно прочесть, правильно понять, выработать издательские принципы, для того чтобы подать читателю. То есть Льва Толстого нужно читать заново. В каждом новом поколении издателей и публикаторов – читать заново. Вот как писал этот человек, что проходит больше ста лет, а его до сих пор прочесть не могут!

– Новый интернет-проект нам поможет прочесть Толстого заново?

– Безусловно! Потому что если эти рукописи публикуются онлайн, то могут найтись в далекой Австралии или где-нибудь в Гренландии чудаки и специалисты по почеркам, которые могли бы разобраться в том, что же хотел сказать великий писатель.

– Я подумал, когда слушал вас, о той общественной атмосфере, которая существовала вокруг фигуры великого писателя при его жизни. Кем был Толстой для своих современников? Для нас-то он – бронзовый классик, памятник... Он был – как кто сейчас?

– Конечно, по имени невозможно назвать, с кем его можно вообще сравнить, я через другой пример попытаюсь определить. Он был больше чем кто-либо. Он был больше, чем писатель. Иван Алексеевич Бунин записывал в одном из своих дневников: "Не могу писать. Толстой жив!" – рассказал историк литературы Иван Толстой.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG