Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Один из фигурантов "Болотного дела" Алексей Полихович был избит в Замоскворецком суде Москвы, заявил его отец

Один из "узников Болотной" Алексей Полихович был избит 24 февраля после вынесения приговора в Замоскворецком суде Москвы, заявил Радио Свобода отец осужденного.

По словам Полиховича-старшего, сына избил конвойный, после того как он попросил дать ему копию приговора, за которую уже расписался. Алексей Полихович, обвиняемый в участии в массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая 2012 года и в применении насилия по отношению к полиции, наряду еще с семью подсудимыми, 24 февраля был признан судьей Натальей Никишиной виновным и приговорен к 3,5 годам колонии:

– Вчера, первый раз после приговора, у Алексея был его защитник Павел Шапошников, – рассказывает Алексей Полихович-старший. – И Алексей рассказал ему, что после заседания их завели в "отстойники" в подвале, дали расписаться по поводу получения приговора на руки. Алексей расписался, но приговор ему не дали. Он сидел, ждал, потом пришел конвойный и сказал идти
Он подошел и ударил его несколько раз по голове, по шее, ногой ударил в область коленки, у него на колене большая гематома. Потом прибежал майор конвойный, оттащил его, он был вообще озверевший, в "неадеквате"
в "автозак". Леша ему сказал, что ему не дали копию приговора, за которую он расписался. Конвойный его стал оскорблять, говорил: "Потом получишь, иди в автозак!". Леша ему сказал, что по закону ему обязаны дать приговор. Он стал его обзывать, Леша его попросил не оскорблять. А он подошел и ударил его несколько раз по голове, по шее, ногой ударил в область коленки, у него на колене большая гематома. Потом прибежал майор конвойный, оттащил его, он был вообще озверевший, в "неадеквате". Леша говорит, что значок он спрятал, говорит: "Когда я посмотрел, он закрыл его рукой". Единственное, что он запомнил, что этот конвойный огромный – их было двое таких огромных в суде – и вроде он в звании старшего сержанта, Леша успел это посмотреть. Потом он приехал в СИЗО, на осмотре побои увидела медсестра, все зафиксировала. Леша написал в СИЗО заявление о том, что его избили конвойные и что это не вина УФСИН. На следующее утро медсестра сама пришла к нему в камеру, посмотрела ногу, гематома у него увеличилась. Наверное, приняли какие-то меры.

– Как он себя чувствует?

– Так-то он нормально, говорит, что голова болит и нога. В основном это.

– Какие будут дальнейшие действия? Можно узнать, что это был за человек?

– Да, конечно. Сейчас к Леше и адвокаты поедут, и член Общественной наблюдательной комиссии Зоя Светова. Уже нам звонила Людмила Алексеева, она тоже присоединилась к этому делу. Будем писать куда-то, адвокаты сейчас все обсудят. Я просто не знаю порядок этих мероприятий, мы никогда в такую ситуацию не попадали…

Алексей Полихович – не первый фигурант "Болотного дела", который рассказывает об избиениях со стороны конвоя. Так, в апреле 2013 года в Мосгорсуде избили Дениса Луцкевича. В октябре 2013 года адвокат Сергея Кривова, Вячеслав Макаров, сообщал об аналогичном случае:
Глава межрегиональной правозащитной ассоциации "Агора" Павел Чиков говорит о том, что правозащитники обращались к прокурору Москвы с просьбой расследовать ситуацию с избиениями обвиняемых в судах, однако никакого развития заявления не получили:

– Вопрос избиения сотрудниками полиции людей в Москве в целом явно имеет политические корни. Сотрудникам полиции в Москве выдана своего рода индульгенция на избиение граждан, особенно если речь идет о каких-то протестующих, оппозиционерах, активистах. Ни одного уголовного дела по этим фактам не удалось добиться за три года, что мы работаем по Москве. Что касается применения насилия сотрудниками конвойного подразделения Главного управления МВД по Москве, таких случаев известно уже больше полутора десятков за последние два года. Ситуация, на наш взгляд, вышла из-под контроля по Москве после покушения на убийство судьи Мосгорсуда Чувашова, когда, судя по всему, руководство Московского городского суда добилось от властей каких-то дополнительных гарантий безопасности и полномочий по защите судов и сотрудников. Обратная сторона этого привела к тому, что сотрудники полиции в зданиях, помещениях судов – а это прежде всего Московский городской суд, Чертановский, Никулинский, теперь Замоскворецкий – отметились применением насилия в отношении подсудимых. Мы год назад обращались к прокурору Москвы с описанием десяти подобных случаев только по Московскому городскому суду, и там были "болотные узники", Денис Луцкевич, Сергей Кривов, которых избивали. И адвокат Кривова, и адвокат Луцкевича обращались в Следственный комитет, но никакой реакции на это не было. Речь шла и об избиении фигурантов других дел: в частности, неонацистов, осужденного за убийство Буданова Тимерханова, но тоже никаких последствий не было. Очевидно, что стоит блок на расследовании подобных фактов.

– Но с этим можно что-то делать, в Европейский суд по правам человека обращаться?

– Мне известно, что адвокат Дмитрий Аграновский, подавший жалобу по Луцкевичу в Европейский суд по правам человека, указал на факты избиения. Кроме того, факты применения насилия, в частности, электрошокера конвоирами в московских судах подтверждены и уполномоченным по правам человека в Москве Александром Музыкантским. Но вот опять же никаких расследований нет. И главное, что даже публичное освещение этих фактов не приводит к их прекращению. Очевидно, что уровень безнаказанности настолько высок, что конвоиры позволяют себе делать что угодно.

Информация об избиении Алексея Полиховича, если она подтвердится документально, будет также передана в Европейский суд по правам человека, обещает адвокат Дмитрий Аграновский:

– Я уже попросил коллег-адвокатов подготовить документы по этому поводу. Я до 30 апреля должен дать ответ на Меморандум правительства, и я обязательно в своем ответе разовью тему его избиения в конвойке. Если это имело место, то это важный момент.

24 февраля судья Замоскворецкого суда Наталья Никишина приговорила семерых фигурантов болотного дела на сроки от 2,5 до 4 лет колонии. И только одна подсудимая – Александра Духанина – получила три года условно. Сейчас в Московском городском суде рассматривается дело в отношении лидеров "Левого фронта" Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева, которых следствие считает организаторами беспорядков 6 мая 2012 года. 26 февраля участники процесса допросили еще двоих потерпевших – сотрудников ОМОНа Виктора Коваленко и Владимира Чернышева. Оба заявили, что не имеют претензий к подсудимым. Адвокат Дмитрий Аграновский, защищающий в этом процессе Леонида Развозжаева, отмечает, что это судебное разбирательство проходит жестче, чем завершившееся "Болотное дело":

– Защите гораздо сложнее задавать вопросы, и все гораздо сложнее, вплоть до того, что нам сегодня суд сообщил, что кто-то запретил подключать компьютеры к розеткам, например. У нас же дело все в компьютерах, оно огромное. Но мы попробуем как-то этот вопрос решить. Развозжаев был сегодня в утомленном состоянии, его же возят из дальнего изолятора, его в 6 часов поднимают, в камере он оказывается около 12, ложится спать около часа, а он сам больной, он и сердечник. Сегодня началось с того, что он сказал, что не может участвовать в заседании, потому что плохо себя чувствует. Судья сказал, что на эту тему никаких справок нет, поэтому будем исследовать доказательства. Развозжаев сегодня очень вялый, сонный, я не знаю, как он там изнутри себя чувствует, но внешне он выглядел не очень, прямо сказать. Я суду сообщил, что у него артериальная гипертензия, что, его до сердечного приступа доводить? Но суд сказал, что все равно будем слушать.

Двое потерпевших сказали, что их кто-то там ударил на митинге, но они это никак не фиксировали, этого никто не видел, никаких меддокументов на эту тему нет. Я стал спрашивать, а как они вообще попали в потерпевшие, откуда следователи узнали. Но судья эти вопросы снял и сказал, что если я такого рода вопросы буду задавать в будущем, он предпримет какие-то меры реагирования. Я сказал, что, конечно, я подчиняюсь. Но как в потерпевших оказались люди, о которых следователи объективно знать не могут? Документов нет, свидетелей нет, они сами говорят, что в них что-то попало, но ни экспертиз – ничего. У нас по прошлому процессу, по "Болотному", этих потерпевших не допрашивали, их не было. Но по тем хоть какие-то экспертизы были, справки медицинские, по этим – ничего.

– Складывается ощущение, что судья Замашнюк ведет этот процесс довольно жестко...

– Процесс он ведет более жестко, это однозначно. Тем не менее, мы попросили общественного защитника – он допустил его без разговоров. Адвокат внес ходатайство об ознакомлении с материалами дела – время было им дано. Он мне разрешает прямо в процессе, не спрашивая разрешения председательствующего, в любой момент подходить к Развозжаеву и с ним советоваться. Я не стал бы, конечно, мазать все однозначно черной краской, но вот тем, как наши вопросы снимаются, я не доволен. Мне кажется, что пока это не совсем объективный суд, – считает адвокат Дмитрий Аграновский.

Следующее заседание по делу Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева состоится в Московском городском суде в четверг, 27 февраля.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG