Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Почти каждый русский, будь то темный или просвещенный, чрезвычайно чувствителен к тому, что он называет бандеровщиной или украинским национализмом и что на самом деле есть обыкновенное украинство. Почти для каждого русского бандеровец или украинский националист – это просто украинец, который пользуется своим языком так же непринужденно, как он, русский, – своим. Вот на таких украинцев почти у каждого русского – врожденная аллергия. Он чувствует такого украинца за версту и, в лучшем случае, недолюбливает его. Он, русский человек, а вместе с ним и Кремль, не против даже независимой Украины, раз уж случилась такая "геополитическая катастрофа", по выражению Путина, но пусть она, независимая Украина, будет такой, какой была в составе СССР: вроде она есть, а вроде ее и нет. Пусть она, короче, будет по максимуму русифицированной.

Это и есть вся правда о русском отношении к Украине.

Русского вполне бы устроила Украина без украинства. Пусть она будет отдельным, сколь угодно независимым, государством, но пусть она будет лишена украинства. Почти каждый русский сразу, всем своим существом, почувствовал, что победивший Майдан прибавит Украине украинства. Первыми и острее всех это почувствовали русские Крыма. Тут же напомнили о себе крымские татары, в очередной раз заявив, что они, в отличие от русских, украинство – приветствуют. Это отдельный и очень интересный разговор: почему татары-крымчаки и украинцы заодно. Обе нации прекрасно знают русского человека, который готов приветствовать независимость и татар, и чувашей, и якутов, и чеченов, лишь бы их государства были лишены татарства, чувашскости, якутства, чеченства. У большинства русских это все, конечно, не в сознании, а в подсознании. Ясное сознание на сей счет у очень немногих, но эти немногие управляют Россией, как тот же министр иностранных дел Лавров, болезненно зацикленный на "Русском мире".

Ничего нового в этом состоянии русской души нет. Это все хорошо известно, исследовано и обобщено на примере других имперских народов, снабжено более или менее удачными терминами – например, "постимперский синдром". Дает себя знать и советское воспитание. Каждый искренне лояльный, идейный, как тогда говорилось, советский человек любого племени считал, что со временем все нации должны обрусеть и что это будет хорошо. На сегодняшний день при этой вере остаются только русские, да и то она у них где-то на самом дне. Более отчетливо сознается программа-минимум. Она исходит из того, что чей бы то ни было национализм – кроме русского – на просторах бывшего СССР есть зло, потому что он ведет к убыли русскости, а убыли русскости не должно быть нигде, а где это наблюдается, туда надо послать рать, как выразился в стихе собственного сочинения Лужков. Почему довольно добродушно относятся к дикарскому белорусскому режиму, несмотря на то что он то и дело грубит Москве? Потому что он растоптал последние остатки белорусскости. Как только он заговорил бы по-белорусски, сколь угодно учтиво, – вызвал бы ярость, такую же искреннюю и почти безотчетную, какую вызывает сознающий свое украинство украинец.

Тот, кто хочет жить не только верой, но и знанием, должен иметь в виду, что русскоязычные жители Украины относятся к украинству намного спокойнее, чем российские русские, очень нередко – весьма доброжелательно, и растет число тех, кто приветствует развитие украинства поистине с трогательным энтузиазмом. Такие люди стояли плечом к плечу с украинцами на Майдане, там они вместе сражались и гибли. Есть такие русскоязычные и в Крыму, но очень мало, хотя их потихоньку тоже становится больше. Остальные… Да нет, они не боятся украинства. Они не думают, что Февральская революция пошлет на полуостров свирепых украинизаторов, нет. Русскоязычный Крым ничего не испугался, и ничто его не возмутило – все это разговоры. Ему просто стало неприятно, что революция ускорит украинизацию Украины, что украинство почувствует себя свободнее, в большей степени дома.

И скажем главное. Национальное украинское дело из-за событий в Крыму, как бы они ни повернулись, не пострадает. Наоборот. Объяснять это – значит держать читателя совсем за дурака. Посягательство России на Крым только приблизит приход в Москву такого гостя, как Русский Майдан. Объяснять это тоже излишне. Другое дело, что русская оккупация Крыма может многих убить и обездолить. Людей жалко, даже несмышленых, а так бы все хорошо.

Анатолий Стреляный – писатель и публицист, ведущий программы Радио Свобода "Ваши письма"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG