Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Инициативы директора Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков

Директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков Виктор Иванов известен несколькими своими инициативами. В частности, год назад он предложил разрешить частным ветеринарам использование кетамина при условии его хранения в небольших объемах и строгом контроле оборота. Кроме того, директор ФСКН предлагает создание государственной монополии по выращиванию мака.

Кетамин, анальгетик для животных, был ранее внесен в список психотропных средств и признан наркотиком. За хранение кетамина тюремные сроки получили несколько ветеринаров, сейчас появилась надежда на их освобождение. Например, петербургский ветеринар Александр Шпак был арестован в 2010 году, получил пять лет и сейчас сидит в Архангельской колонии. 5 февраля Верховный суд отправил дело Шпака на пересмотр в суд Санкт-Петербурга.
Россия, будучи правопреемницей Советского Союза, имеет лицензию и право, которое предоставляется Международным Комитетом по контролю за наркотиками, производить самостоятельно морфий для медицинских целей. Но с распадом Советского Союза это производство в России прекратилось. Поэтому мы теперь весь этот препарат закупаем за рубежом, тратя на это деньги налогоплательщиков. Поэтому мы выступаем за восстановление культивации мака

Еще одна инициатива связана с проблемой получения наркотических анальгетиков онкологическими больными. Особенно громко об этой проблеме заговорили после самоубийства контр-адмирала Вячеслава Апанасенко, которому такие анальгетики не были вовремя предоставлены. В качестве частичного решения Виктор Иванов предложил выращивать мак, как это было в советское время. В то же время он уверен, что ответственность за решение проблемы анальгетиков лежит на Минздраве:

– Вопросы, связанные с регулированием и предоставление наркотических обезболивающих веществ, – в ведении Министерства здравоохранения. Зная эту проблему, в марте 2013 года я обратился с письмом к министру здравоохранения Веронике Скворцовой с предложением создать специальную группу с тем, чтобы упростить процедуры, связанные с предоставлением онкологическим больным наркотических анальгетиков. Это было услышано. Работа группы завершена. В декабре 2013 года появился приказ Минздрава, который существенно упростил регламенты предоставления этих наркотиков. Другое дело, как этот приказ будет работать в регионах? И здесь я обратился с письмом к губернаторам, которые являются по должности руководителями антинаркотических комиссий в своих регионах, с призывом о том, чтобы они ускорили имплементацию приказа Минздрава. Поэтому слухи о том, что ФСКН продолжает ужесточать режим выдачи наркотиков больным, не соответствует действительности.

Одна из главных, если не главная причина – сложности получения наркотических анальгетиков для онкологических больных – это нехватка морфия в стране. Его приходится закупать за валюту. Вот поэтому Иванов и предлагает выращивать мак:

– Россия, будучи правопреемницей Советского Союза, имеет лицензию и право, которое предоставляется Международным комитетом по контролю за наркотиками, производить самостоятельно морфий для медицинских целей. Но с распадом Советского Союза это производство в России прекратилось. Поэтому мы теперь весь этот препарат закупаем за рубежом, тратя на это деньги налогоплательщиков. Поэтому мы выступаем за восстановление культивации мака. Это будет государственная монополия. У нас с 1985 года решением правительства было запрещено культивирование пищевого мака. И на сегодняшний день мы лишили российского производителя права самому выращивать мак, а также тратим государственные средства на покупку кондитерского мака за рубежом. Хотя он используется в хлебопекарной промышленности не только для булочек с маком, но и для различных сортов хлеба. Для пищевой промышленности России ежегодно требуется порядка 12 тысяч тонн мака. Сейчас мы это количество закупаем за рубежом. Ситуация парадоксальная. Ее надо менять.

– Почему нельзя получать морфий из конфискованного у преступников героина? Афганского, например?

– Такая практика не используется нигде в мире. Конфискованный наркотик – преступный товар, произведенный преступниками, он однозначно подлежит конфискации и уничтожению.

И прибалтийские государства, и Россию, особенно ее Северо-Запад, в последние годы захлестнула волна новых синтетических наркотиков. Только официально в России в 2011 году было зарегистрировано 45 новых синтетических наркотиков, в 2012-м – уже 75, а в 2013 году – появилось уже больше ста новых синтетических веществ, вызывающих физическую и психическую зависимость. Новая законодательная инициатива Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков направлена на преодоление бюрократических препятствий для быстрого включения появляющихся новых синтетических наркотиков в "Единый список наркотических веществ", для того чтобы изымать их и арестовывать распространителей. Виктор Иванов поясняет:

– На сегодняшний день процесс принятия правительством решения признать то или иное вещество наркотиком занимает полтора года. Наша задача – сократить это срок до одного месяца. Только так можно защитить население нашей страны от "синтетического цунами". За последние четыре года количество новых синтетических наркотиков удвоилось. Если раньше их было 234 за всю историю человечества, то за четыре последних года добавилось еще 250. Мы видим потрясающую динамику. И задача стоит сегодня такая: надо наделить ФСКН и Минздрав правом ускоренного принятия решения по упрощенной процедуре о включении того или иного вещества в Список наркотических веществ, за хранение и распространение которых наступает уголовная ответственность.

Категорический противник легализации марихуаны, Виктор Иванов против того, чтобы разрешить российским врачам использовать препараты из нее в медицинских целях, как это принято уже давно во многих странах Европы и в некоторых штатах США. Например, после тщательных исследований Института медицины в Вашингтоне, ученые медики пришли к выводам, что марихуану, а именно ее составляющие (тетрагидроканнабинол, каннабинол и каннабидиол) можно применять для удаления либо смягчения боли в следующих ситуациях: в послеоперационный период для уменьшения тошноты и рвоты (в сочетании с опиоидами); пациентам, получившим химическое облучение; пациентам с бессонницей и хронической нейропатической болью; ВИЧ-инфицированным пациентам с нейропатической болью; периферической нейропатической болью и посттравматической смешанной болью и во многих других случаях, когда присутствует ярко выраженный болевой синдром. А исследователи из Британии обнаружили, что каннабиоиды (марихуана) в большинстве случаев помогают там, где не в силах помочь даже морфий (один из главных алкалоидов опия, содержится в маке снотворном).

Однако Виктор Иванов считает эти результаты недоказанными:

– Процесс легализации марихуаны в США, как мне представляется, крайне тревожный сигнал для американского общества. Ни к чему хорошему это, естественно, не приведет. Легализация повлечет за собой рост преступности и рост смертности населения. Мы сегодня живем в технологическом обществе. Думаю, пассажирам самолета будет неприятно сознавать, что пилот накурился марихуаны. Таксист… Врач, который делает вам операцию. И т.д. Что же создавать общегосударственную систему контроля за каждым таким человеком? Марихуана в немедицинских целях использована быть не может. Что же касается медицинских лечебных ее качеств, то они пока клинически ничем не подтверждены, – убежден директор ФСКН Виктор Иванов.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG