Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Руководство МГИМО отрицает, что хотело уволить профессора Андрея Зубова, он пока продолжает работать

Московский историк Андрей Зубов пока остается работать в МГИМО, несмотря на появившиеся ранее заявления о его увольнении. В среду профессор был вызван к проректору по общим вопросам МГИМО Артему Мальгину. По словам Зубова, во время встречи проректор заявил, что руководство университета категорически не согласно с его позицией по Украине, которую историк изложил в своей статье в "Ведомостях", однако профессора не увольняют.

Ранее ректор вуза Анатолий Торкунов заявил "Интерфаксу", что никаких уведомлений об отставке администрация МГИМО Зубову не направляла, подчеркнув при этом, что как историк он не разделяет позицию коллеги.

В интервью Радио Свобода во вторник Андрей Зубов рассказал, что о намерении ректора уволить его ему официально сообщил заведующий кафедрой философии МГИМО. И связал эту инициативу с публикацией в газете "Ведомости" статьи профессора с резкой критикой позиции России в отношении Украины. В ней Зубов указал на сходство черт нынешнего кризиса в Крыму с присоединением Австрии к нацистской Германии в 1938 году.

По его словам, Зубову были предложены два варианта – уволиться по собственному желанию или быть уволенным приказом ректора. От первого варианта Зубов отказался.

– Каково развитие ситуации сегодня?

– Как от меня потребовал проректор по общим вопросам Артем Владимирович Мальгин, я явился к нему сегодня к 10.30 вместе с юристом. Артем Владимирович сначала не хотел пускать юриста, но я сказал, что один я не пойду, и он вынужден был нас пустить вдвоем. И он мне официально заявил, что наш университет крайне недоволен и возмущен моей статьей от 1 марта в "Ведомостях", но вопрос увольнения или досрочного прекращения контракта, а у меня контракт до 30 июня этого года, – это все решается только по закону. И поэтому я могу дальше работать. Что они все не знали об этом увольнении и узнали о нем только из интервью в СМИ. Естественно, это полная ложь, потому что они мне все и сообщили. А сегодня на сайте МГИМО, как мне сказали, написано, что это Зубов специально все придумал, чтобы себя пропиарить. Я считаю, что это возмутительная и наглая ложь. Я своей честью свидетельствую, что каждое слово, которое я сказал, правда: о звонке заведующего кафедрой Шестопала вчера, о том, что Шестопал передал слова ректора об увольнении. И вчера мне звонили из отдела кадров с распоряжением явиться к проректору по кадрам, видимо, чтобы взять документы. Все это полная правда, и врут они самым явным образом, говоря, что они это узнали из СМИ.

– Вы ожидаете, что до конца вашего контракта администрация будет чинить вам препятствия в работе, можно этого ожидать?

– Посмотрим. 13 марта я должен лететь в Лондон, на конференцию Лондонской школы экономики. Я написал официальное заявление, что я еду и прошу мне разрешить такую командировку, все оплачивает приглашающая сторона. Заведующий кафедрой все подписал, я в пятницу это отнесу ректору. Если он позволит командировку, значит, все нормально. Если не позволит, то значит, явно пытаются меня вытолкнуть из института.

– А вы будете заинтересованы в продлении контракта с МГИМО?

– Скажу откровенно, я бы хотел продолжать учить студентов. Не потому, что мне нужны деньги. Мне уже поступила масса предложений, намного более выгодных финансово. Но я люблю мой институт, это моя альма матер. Мне легко и приятно общаться со студентами МГИМО, и я бы с удовольствием продолжил работу в этом вузе. Но, естественно, если ко мне будет человеческое отношение. Поэтому я пока подал все документы на возобновление контракта, подал еще до этого конфликта, а теперь посмотрю, как будут разворачиваться события.

– Вы уже виделись со своими студентами после начала конфликта?

– Студенты проявили невероятную решительность и активность, которую я просто не ожидал, хотя мне приятно, потому что я их учил именно этому – мужеству и гражданской позиции. Ко вчерашнему вечеру уже образовалась группа поддержки студентов МГИМО, примерно 250 человек, которая росла дальше, и они были готовы в случае моего увольнения перейти к акциям протеста. Я думаю, что именно это во многом изменило решение. Забастовка студентов в таком вузе, как МГИМО, – это скандал невероятный. Вообще, как это все произошло, какая была бурная реакция, как поступили студенты, и как это все потом откатили назад университетские власти, я все эти события рассматриваю и как некое исследование, по которому я вижу, что изменилось наше общество. Оно перестало быть советским. Государство осталось советским, а молодое поколение мыслит совершенно иначе, оно мыслит в рамках свободного общества. Я об этом много писал в своих статьях в тех же "Ведомостях", и я в этом убедился на своей собственной шкуре.

– Как вы оцениваете, что могло повлиять на изменение отношения к ситуации со стороны руководства – открытое письмо, опубликованное Университетским союзом, или ваше интервью в прессе?


– Я даже не знаю про открытое письмо.

– На сайте профсоюзной организации "Университетский союз" было опубликовано открытое письмо, которое подписали порядка 30 ваших коллег, историков, филологов.

– Мне это приятно слышать, но я слышу это от вас первого. У меня была тяжелая бессонная ночь, сердце, и я на какое-то время перестал следить за событиями. Это все подорвало, конечно, мое здоровье реально. Мне 63-й год идет. Я думаю, что все повлияло. А что больше или меньше... ну, это не мне судить, это надо уже беседовать с должностными лицами МГИМО. Но они вам, конечно, правды не скажут.

Была информация, что среди тех организаций, которые предложили вам работу, был украинский Университет имени Шевченко.

– Это мне многие говорят, сам я этого не видел. Я, конечно, предпочел бы остаться в Москве. Я всегда отказывался от долгих контрактов за границей, потому что считал, что мой долг – учить российскую молодежь всему! И знаниям, и гражданской позиции. Если будет малейшая возможность, я из России не уеду. Но конечно, я с радостью приму приглашение киевского университета на какие-то лекции, мне это будет очень приятно и интересно. Я думаю, многие сейчас испытывают огромное уважение к украинскому народу, который себя так повел в этой непростой ситуации, и для меня будет честью встретиться с преподавателями и студентами лучшего университета Украины.

В защиту профессора МГИМО Андрея Зубова выступили преподаватели вузов, историки, филологи, правозащитники. В открытом письме, опубликованном 4 марта, они выразили протест против увольнения Зубова по "политическим мотивам".

Леонид Кацва

Леонид Кацва

Среди подписавших – автор учебников и пособий по истории России, учитель истории в московской гимназии Леонид Кацва:

– Полагаю, известие о том, что Андрея Зубова никто и не думал увольнять, появилось не без учета реакции профессиональной общественности: когда человека увольняют за высказанное мнение, это возвращает нас к, казалось бы, ушедшим временам Советского Союза, цензуре и удушению свободомыслия. Кстати, этот случай не первый. Несколько лет назад за неугодные высказывания был уволен из Российского государственного социального университета (РГСУ) профессор Борис Вадимович Соколов. С другой стороны, если условия контракта будут соблюдены, придраться сложно, хотя и ясно, что "по форме правильно, а по существу издевательство", – заключает Леонид Кацва.

Сергей Кривенко (справа)

Сергей Кривенко (справа)

Сергей Кривенко, член Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, член правления Международного общества "Мемориал", подписавший открытое письмо в защиту Зубова, считает, что репрессивные меры за инакомыслие свидетельствуют о возврате в советскую действительность:

– Я знаком с Андреем Зубовым, это честный и прямой ученый, порядочный человек. Появившаяся информация, что его высказывания, его позиция в отношении происходящего конфликта послужили поводом для увольнения, это нетерпимо. Сложившаяся ситуация, напряжение между Россией и Украиной – абсурдна, нельзя нагнетать истерию, как мы видим на некоторых российских каналах, когда бросаются бессмысленные слова о фашистах, бандеровцах, совершенно без исторического содержания. Долг нормальных, порядочных людей как с российской, так и с украинской стороны – максимально способствовать снятию этого напряжения. Если такие высказывания, как сделал Зубов, приводят к карам, значит, мы возвращаемся в советское прошлое, во времена преследования за антисоветскую агитацию. Хотя сегодня появилась информация, что Зубова не увольняют, мы не должны терпимо относиться даже к намеку на то, что человек может подвергнуться репрессиям за инакомыслие.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG