Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Передача с участием автора телесериала "Война.Украинский счёт" Сергеем Буковским, беженцем из Чечни и российскими женщинами, пережившими войну в Афганистане

Рассказ Э. Хемингуэя «В другой стране», изданный в 1927 году, начинается с предложения: «В ту осень война продолжалась, но мы на неё уже не пошли». (“In the fall the war was always there, but we did not go to it anymore”). Героям рассказа повезло: война сделал их инвалидами. Но не всем так везёт. Невезучих война чуть что и хватает за грудки. Начнём с кино, документального кино.
Киевский режиссёр-документалист Сергей Буковский, автор телесериала «Война. Украинский счёт»:
«Никто не отдаёт себе отчёт, что до недавнего времени тот же Львов был частью Австро-Венгерской империи, и никого не удивило, что 90 000 человек подали заявления в войска вермахта. И украинцы воевали в очередной раз с украинцами: друг в друга стреляли. В своё время ярлык повесили на Львов, вот, львовяне встречали немцев цветами. Кстати говоря, в Киеве немцев тоже встречали цветами, только хроники не сохранилось. Каравай спекли, на Бессарабке поставили, столы накрыли и ждали немцев. В начале войны антисоветские настроения были очень сильны…Я не говорю с позиций великорусского шовиниста. Я здесь живу. Это моя страна, это моя родина».

Фильм Сергея Буковского "Война.Украинский счет"


Руслан, чеченец из Петербурга: «Это в Чечне. Стучат. Чё надо? Открой дверь. А зачем? Я отхожу от двери. Сбоку стою. Они стреляют выше головы. Я стреляю в ответ в ноги. То есть мы не хотим убить друг друга. Они стреляют, чтоб я испугался. И всё. Они уходят. Это боевики, мародёры. Точно так же мародёрствуют федералы. Офицеры «Уралами» вывозили мягкую мебель. Солдатик, он чё попроще: магнитофон может схватить, золотишко, колечко, серёжки».

Алла, в прошлом переводчица в Кабуле: «Поначалу всё складывалось неплохо. Потом началась война. У меня сразу начались приступы, сердечные, головные. Мы просили посла дать нам возможность выехать, у всех были маленькие дети. Посол сказал: «Не сейте панику. Я сижу, и Вы будете сидеть». В доме у нас были гранаты, Калашников был, пистолет. Я очень боялась, что мой ребёнок подорвётся. Не для защиты выдали: себя уничтожить».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG