Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Прогремевшая далеко за пределами питерского Законодательного собрания речь Григория Явлинского навевает разнообразные мысли и воспоминания. Преимущественно грустные. Порой отчаянные – о несбывшихся надеждах, например.

Григорий Алексеевич, вне всякого сомнения, политик всероссийского масштаба. О чем свидетельствуют и биография, и личные качества, и вот это выступление. Умение в нужный момент найти точные слова – свойство незаурядного политика. Это еще называется чутьем.

Между тем трибуна городского парламента – едва ли подобающее место для государственного деятеля. Бывший кандидат в реформаторы, бывший кандидат в президенты, бывший кандидат в премьеры, он давно уже не участвует в главных политических баталиях, и дело тут не только в том, что он проиграл.

Это сознательный выбор. Игра в самоликвидацию, которая началась еще в нулевые годы, когда Явлинский передал пост лидера "Яблока" простоватому Митрохину, и с переменным успехом продолжается до сих пор. Все-таки окончательно расстаться с политикой Григорий Алексеевич не хочет, и трибуна в петербургском ЗакСе по-прежнему связывает его с избирателями. Тонкой нитью.

Почему так вышло – вопрос давний и оттого почти бессмысленный.
Есть точка зрения, что Явлинский слишком хорош для нашей страны, где население постоянно выбирает себе на горе разных политиканов. Есть мнение, что Григорий Алексеевич слишком капризен и оттого всегда одинок. В самом деле, если бы в конце счастливых проклятых 90-х он заключил бы союз с конкурирующими либералами из партии Гайдара – Чубайса, то, может, и не было бы никакого Путина? И не пришлось бы лидеру питерских "яблочников" бессильно клеймить власть с трибуны провинциального парламента?

Впрочем, годы склоняют к фатализму, и сегодня о былых разборках демократов с демократами уже размышляешь без былой ожесточенности. Просто тихо грустишь. Неприметно для окружающих отчаиваешься.

По-видимому, есть люди слова и люди дела – к такому выводу приходишь, слушая разящие речи Явлинского в эти исторические дни. Люди слова пишут великолепные программы и произносят великолепные слова, но как доходит до реальной политики, то оказываются слишком разборчивы для того, чтобы заключать политические союзы. Даже перед лицом реальной опасности для себя и для страны. А люди дела проводят непопулярные реформы, в итоге необходимые для страны, и уходят из "правительства камикадзе", сохранив влияние и нередко даже обогатившись. Люди слова обвиняют людей дела в том, что те дискредитировали демократию своим соглашательством. Люди дела упрекают людей слова в том, что те недоговороспособны.

Все они по-своему правы.

Собирательный Явлинский почти всегда прав, когда произносит речи. Собирательный Чубайс почти всегда прав, когда делает дело. Напротив, когда люди дела, из прагматических, конечно, соображений рассказывают нам про российскую армию, которая возрождается в Чечне, хочется заткнуть уши. И хочется закрыть глаза, в очередной раз глядя на то, как люди слова не желают заключать никаких союзов ни с кем, исходя из соображений высокой нравственности. Словно им невесту предлагают, а не временного политического союзника.

Быть может, это главная наша беда, если говорить о демократическом выборе России в широком смысле. Вечный раздрай интеллигентов с интеллектуалами, людей слова и людей дела. Вечные эти разборки, которые завершаются победой людей слова и дела из противоположного лагеря. Людей, которые произносят первые попавшиеся слова и действуют, не оглядываясь ни на что – ни на внешние приличия, ни на российскую Конституцию, ни на международные законы. Ответственность за то, что они сегодня опять захватили Россию и угрожают человечеству Третьей мировой войной, должны солидарно разделить между собой не умеющие договариваться либералы. Ибо с них самый высокий спрос, а с Путина что взять?

Правда, слова тоже кое-что значат в России, особенно в кризисные времена, оттого и выступление Григория Явлинского вызывает столь широкий отклик и сочувствие. Еще красноречивей в эти дни молчание Анатолия Чубайса. Эпоха реалистов канула в прошлое, и наблюдать новейший процесс возрождения российской армии в Крыму можно только молча. Делать-то все равно нечего, с точки зрения прагматика.

Илья Мильштейн – политический комментатор и публицист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG