Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Будто катер, разрезая носом течение реки на две половины, разделили общественное мнение в России на два лагеря события в Украине. Печально и горько. По одну сторону катера под названием "Майдан" – те, кто выходили и стояли на площадях и улицах Москвы, те, кого именуют "недовольными горожанами", "болотниковцами", "сетевыми хомячками". По другую сторону – те, кто считают события в Киеве "проплаченной Госдепом вылазкой", "переворотом", а новую киевскую власть – "хунтой". И вроде все мы в одной реке, в одной воде живем – а вот уже вроде и нет: накатывает одна волна на другую, и, говоря сетевым языком, вовсю "расфрендиваются" люди, вчера еще "лайкавшие" друг друга. Волны бьются, но река течет в рамках границ-берегов, и спрыгнуть не выйдет, разве что затеряться в море, когда туда вынесет. Но до этого надо еще дожить. Волны все выше и выше. Уже прокатилась череда угроз-"бойкотов". "Если не..., то мы вам... ух!"

Информация о событиях в Украине поступает из разных источников, и она столь противоречива, что ясно: кто-то обязательно лжет. Поэтому появляется возможность агитации. А кому верит народ? По давно сложившейся традиции – людям медийным, известным, которые "почти как родные", которые каждый день смотрят на тебя с телеэкрана или с журнальной обложки. Влияние вроде бы частного мнения известных персон – будь то актер, режиссер, певец, музыкант – трудно переоценить. Именно поэтому самая действенная пропаганда во время предвыборной кампании – пара слов за того или другого кандидата из уст известной актрисы или телеведущего, режиссера или художественного руководителя театра, директора музея или модельера.

Сразу после голосования в Государственной думе за "ввод войск" на территорию Украины стало известно, что на официальном сайте певицы Земфиры осталась лишь песня группы "Океан Эльзи" "Вiдпусти", остальная информация – удалена. Позиция понятна. Чуть позже и группа "Океан Эльзи" отказалась от концерта в Петербурге. Извинившись перед поклонниками, украинские музыканты сообщили, что билеты могут быть обменяны на билеты на концерт… в любой другой стране. Казалось бы, ну и что? Тысяча-другая человек не попадут на концерт любимой группы. Какой смысл музыкантам терять поклонников и деньги? Но у каждого из этой тысячи есть друзья и подруги; а половина из этой тысячи до вчерашнего дня, может быть, вовсе не интересовалась политикой и "украинским вопросом". Эти люди как минимум спросят себя: почему? И, возможно, станут искать ответы. Одна из моих знакомых, девушка театральная и совершенно аполитичная, решила узнать, что к чему в этом Крыму, лишь забеспокоившись об оставленных в Феодосии с прошлого до будущего лета вещах. Так устроено большинство людей. Политика их не интересует. Новости проматываются или переключаются.

Театральная общественность – а я в этих водах плаваю, – в отличие от рок-музыкантов, реагирует на события вокруг Украины столь вяло и тихо, что можно сказать – не реагирует "никак". Оговорюсь: "наша" театральная общественность. Даже те режиссеры, которые обычно, не скрывая того, открыто поддерживают так называемую российскую оппозицию, говорят об отсутствии заявлений театрального сообщества примерно следующее: если ты руководишь государственным театром, то напрямую зависишь от департамента культуры городского правительства или от "большого" министерства культуры. Будешь выступать громко "против" – тебе перекроют финансовый кислород. А ты в ответе за своих служащих, которые, во-первых, могут и не разделять твою политическую позицию, а во-вторых, рискуют из-за твоего заявления оказаться на улице. А в России нет системы выживания, нет подушки безопасности для безработных актеров. В этом смысле, конечно, руки развязаны лишь у свободных художников, не состоящих на службе у государства. Но и они что-то не спешат осудить захватническую политику Кремля. Почему?

Потому что есть еще страх, который живет в россиянах на генетическом уровне и который умело использует власть. В каких еще квартирах годами стояли у дверей собранные чемоданчики? Где еще отводят глаза от грузовиков с надписями "Мясо" или "Хлеб"? Где полушутя отреагируют на свежий анекдот: "Смотри, посадят!" А есть еще новосформированный страх, последних лет: решеток оцепления и верениц автозаков. Ты ходишь на "эти" митинги? Посадят! Как минимум – в автозак.

Все ли зависят от власти? Все ли боятся ее? Конечно, нет. Есть те, кто пытается держать дистанцию, соблюдать нейтралитет. Эта позиция звучит так: "Мы – вне политики, мы спектакли ставим". Или сформулирована иначе: есть право у театров "не замечать". Театр – территория свободы, и, значит, можно не замечать какие-то вещи, вроде украинского вопроса? Или театр – территория, где свободы можно не замечать? Чувствуете разницу? И хочется тогда спросить: а для чего, о чем и зачем вы ставите спектакли?

И вот здесь есть яркий пример другой реакции – бойкоты со стороны театральной европейской общественности. Хоть композитор Раймонд Паулс, так же как некоторые россияне, считает, что не стоит смешивать политику и культуру, Новый рижский театр отказался ехать в Россию на гастроли. Режиссер Алвис Херманис, кроме участия в фестивалях в России, отменил и свою постановку в Большом театре. "Военная агрессия России против Украины создала ситуацию, в которой ни один гражданин Латвии не может занимать нейтральную позицию, – говорится в заявлении театра. – Бойкот России и международная изоляция – единственный способ повлиять на ситуацию". Польский театральный режиссер Кристиан Люпа, известный и любимый в России, отказался от визита в Москву. Сколько человек, сдавая билеты на отмененный спектакль, задумаются о событиях в Украине? Думаю, даже если один – это уже маленькая победа.

Анастасия Вильчи – театральный продюсер

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG