Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Многие обратили внимание на большое интервью председателя Комитета нижней палаты российского парламента по вопросам семьи, женщин и детей Елены Мизулиной, в котором она заявила о необходимости переписать Семейный кодекс, дабы закрепить в этом документе такое понятие как "традиционная семья", а также еще более ограничить возможности получения людьми, не достигшими восемнадцатилетнего возраста, объективной и разносторонней информации по темам сексуальности, в особенности гомосексуальности. Отстаивая свою позицию, депутат апеллировала и ко всем трем монотеистическим религиям, и к опыту "развитых стран во всем мире".

Вообще говоря, отстаивать религиозные традиционные ценности в сфере гендерной идентичности, партнерских и семейных отношений, апеллируя при этом к опыту "развитых стран", довольно трудно, если, конечно, под "развитыми" не имеются в виду Иран и Саудовская Аравия. Еще более дико считать, будто вопросы, касающиеся сексуальной ориентации, могут быть исключены из сферы интересов юношей и девушек 12-17 лет просто потому, что президент подпишет закон, вводящий возрастные маркировки даже на театральных программках. Каждый закон подобного рода кажется пределом абсурда, но каждый следующий показывает, что у абсурда, к сожалению, нет пределов.

Елена Мизулина надолго останется в памяти как основной идеолог показного традиционализма в приватной сфере на нынешнем этапе российской государственности, причем сама депутат уверена, что темы, которые она поднимает – от совместной жизни партнеров без регистрации их отношений в
Тоталитарное общество отличает не столько то, что всем его гражданам вменяется в обязанность любить Путина, а то, что в таком обществе государство решает, кому, как и кого любить, а кого – нет
государственных органах до отношения подростков и юношества к различным формам гендерной идентичности и сексуальной ориентации, – должны быть предметами государственного регулирования. В принципе, это очень спорное утверждение, ибо когда государство и общество считают себя вправе регулировать сферу приватного, не очень понятно, где же, собственно, индивид имеет право на самореализацию, на то, чтобы быть собой, не думая ни о каких комитетах нижней или верхней палаты и разрабатываемых ими кодексах. В конце концов, тоталитарное общество отличает не столько то, что всем его гражданам вменяется в обязанность любить Путина, а то, что в таком обществе государство решает, кому, как и кого любить, а кого – нет.

Инициативы Елены Мизулиной вредны и опасны не только теми положениями, которые они содержат, но и тем, что усиливают вмешательство государства в сферы, которые в принципе не должны быть объектами государственного вмешательства. Однако коль скоро Мизулина апеллирует к опыту развитых стран, кажется оправданным рассказать ей о некоторых эпизодах этого опыта, находящихся в разительном контрасте с тем курсом, который проводит на занимаемом ею посту она сама. Как представляется, опыт трех западноевропейских стран может быть в этой связи особенно полезным и поучительным.

Как ни посмотри, а Австрия – страна развитая. Интересно, знает ли Елена Мизулина, что в 2002 году в столице этой страны, Вене, был принят городской закон, запрещающий доступ подростков и молодежи к материалам, дискриминирующим геев, лесбиянок, бисексуалов и трансгендеров, то есть зеркально противоположный тому закону, принятие которого Госдумой проталкивала в прошлом году Мизулина. 7 июня 2000 года городской совет Вены принял Декларацию об уравнении в правах однополых союзов, в которой устанавливалось, что никто не может подвергаться дискриминации по признаку сексуальной ориентации. Эта Декларация принята голосами депутатов от Социал-демократической партии Австрии и Народной партии Австрии. В обосновании законопроекта его авторы сослались на то, что защита от дискриминации является одним из важнейших принципов, изложенных в статье 13 Договора об учреждении Европейского экономического сообщества (Римский договор от 25 марта 1957 года) и статье 21 Хартии Европейского союза по правам человека (провозглашена 7 декабря 2000 года в Ницце), отметив, что среди других групп населения эти документы защищают лиц, которые подвергаются дискриминации по признаку своей сексуальной ориентации.

Еще одна страна, в высоком уровне развития которой сомнений нет, – Франция. Елена Мизулина может найти утешение в том, что в 1960 году в Уголовном кодексе этой страны был закреплен запрет на публичную демонстрацию чувств любви представителей одного и того же пола друг к другу. Однако в 1980 году этот запрет был отменен, а в 1985-м был введен обратный запрет – на дискриминацию по признаку сексуальной ориентации. "Риторика ненависти" в отношении геев и лесбиянок, дискриминация по признаку сексуальной ориентации, а также призывы к ненависти к лицам по признаку их сексуальной ориентации являются во Франции уголовно наказуемыми деяниями. Совершение преступления на почве неприязни к человеку по причине его сексуальной ориентации является отягчающим обстоятельством при рассмотрении судами дел об уголовных преступлениях. В 2013 году Национальное собрание Франции узаконило браки между супругами одного и того же пола.

Великобритания оставалась государством консервативных ценностей и во второй половине XX века. Когда вскрылась "нетрадиционная" ориентация выдающегося математика Алана Тьюринга, то ни общественное признание его заслуг, ни государственные награды не спасли его от суда, по решению которого ученый был подвергнут химической кастрации (через два года он покончил с собой). Поднявшаяся в итоге волна общественного возмущения привела к тому, что в 1954 году была создана специальная Комиссия во главе с лордом Джоном Уолфенденом для анализа ситуации и изучения оправданности существования законов, на основании которых преследовались гомосексуалы. В докладе, обнародованном в 1957 году, члены Комиссии указали, что гомосексуальность сама по себе не может считаться ни психическим заболеванием, ни преступлением, в связи с чем они рекомендовали отменить эти законы. В том же году архиепископ Кентерберийский Джеффри Фишер сделал заявление, которое особенно важно повторить для Елены Мизулиной: "Существует священное личное пространство, … в которое, в целом, законодательство вторгаться не должно. Этот принцип имеет первостепенное значение для сохранения человеческой свободы, самоуважения и чувства ответственности". В 1958 году в Великобритании основано Общество сексуальных реформ, которое поставило своей целью отмену законов против гомосексуалов. В 1967 году добровольная физическая близость между мужчинами была декриминализована, при условии, что партнеры достигли возраста 21 года. Первоначально закон применялся только к Англии и Уэльсу, его действие на Шотландию и Северную Ирландию было распространено в 1982 году.

С 1988 по 2003 год действовавший в Великобритании Закон о местном самоуправлении содержал статью, ограничивавшую доступ несовершеннолетних к информации о гомосексуалах, лесбиянках, бисексуалах и трансгендерах с целью защиты их от "гей-пропаганды". Этот запрет, скопированный Еленой Мизулиной спустя десять лет после того, как в Великобритании он был отменен, инициировали
Ценности равноправия и запрета дискриминации рано или поздно восторжествуют и в России, и бесконечно жаль, что в безнадежных и бессмысленных попытках изменить ход мировой социальной истории Елена Мизулина и ее коллеги заставляют страдать ни в чем не повинных людей
политики, утверждавшие, будто они хотят оградить молодых людей от информационных материалов, из которых можно сделать вывод о том, что гомосексуальные отношения "предпочтительнее" гетеросексуальных. Введение этого запрета вызвало широкую волну возмущения. В 1990 году представители ряда уважаемых организаций, включая Международный комитет Красного Креста, "Международную амнистию", Международную федерацию ассоциаций учителей и Всемирную организацию скаутского движения, приняли резолюцию, в которой осудили дискриминационную статью и призвали Совет Европы оказать давление на Великобританию с целью отменить гомофобную норму. В июне 2000 года парламент Шотландии, пользуясь своими автономными правами, отменил 28 статью Закона о местном самоуправлении. Однако действие закона продолжалось в Англии и Уэльсе, несмотря на ряд попыток отменить его. В 2000 году по инициативе лейбористского правительства Тони Блэра Палата общин проголосовала за отмену статьи 28, однако Палата лордов дважды проголосовала против ее отмены. Наконец, в сентябре 2003 года согласие на отмену дискриминационной статьи дала и Палата лордов.

В последние полтора десятилетия Соединенное Королевство существенно продвинулось вперед в вопросах обеспечения прав гомосексуалов, лесбиянок, бисексуалов и трансгендеров. В 2000 году открытым геям и лесбиянкам было разрешено служить в армии, в 2001-м был введен единый для всех граждан, вне зависимости от их гендерной идентичности и сексуальной ориентации, возраст согласия, с 2005 года подданные королевства получили возможность вступать в однополые союзы и усыновлять и удочерять детей. В 2013 году в Великобритании был принят закон об однополых браках, который вступает в силу в Англии и Уэльсе в конце марта.

Эти примеры могут в какой-то мере ободрить Елену Мизулину и других гомофобов в российских органах власти: они не одиноки. Однако изложенная выше информация отчетливо демонстрируют векторы движения тех стран, которые принято относить к развитым, и векторы эти противоположны тем, по которым развивается российское законодательство. Нет сомнений, что ценности равноправия и запрета дискриминации рано или поздно восторжествуют и в России, и бесконечно жаль, что в безнадежных и бессмысленных попытках изменить ход мировой социальной истории Елена Мизулина и ее коллеги заставляют страдать ни в чем не повинных людей, в особенности – несовершеннолетних геев, лесбиянок, бисексуалов и трансгендеров, которым совершенно не у кого искать поддержки и защиты.

В сентябре 2009 года тогдашний премьер-министр Великобритании Гордон Браун принес официальные извинения за то, что британские власти приговорили Алана Тьюринга к лечению от гомосексуализма. Если Елене Мизулиной и стоит апеллировать к мировому опыту, то именно к этому.

Алек Д. Эпштейн – социолог и историк. В работе над материалом принимал участие Андрей Кожевников

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG