Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Новый омбудсмен - новая война?


На антивоенном митинге в Москве 10 марта

На антивоенном митинге в Москве 10 марта

Новые задачи, которые стоят перед омбудсменом в условиях аннексии Россией части украинской территории.

В гостях в программе "Лицом к событию" Сергей Кривенко, член президентского Совета по правам человека, руководитель программы "Гражданин и армия" и Элла Полякова, руководитель "Солдатских матерей" Санкт-Петербурга.

Ведущая – Кристина Горелик.



Кристина Горелик: Сейчас очень много говорят вокруг о том, что нынешнее время – это время без полутонов: либо ты за действия России на Украине, либо ты против. Я знаю, какие страсти кипели на президентском Совете опять же по событиям на Украине. Часть членов совета, вы в том числе, подписали заявление о мире. И что происходило на совете из-за этого, скандал просто. И как в такой ситуации можно остаться нейтральным, особенно омбудсмену?

Сергей Кривенко: В своем заявлении мы говорили о недопустимости применения военной силы в таких условиях, которые сейчас существуют. Если мы говорим об Уполномоченном по правам человека в России, это, конечно, чрезвычайно важная должность. Это официальный орган, существует, как мы все прекрасно знаем, федеральный закон об Уполномоченном, который дает довольно много полномочий. Это центр, в который стягивается вся информация.
Кристина Горелик: Недостаточно полномочий у омбудсмена, честно говоря. И кстати, знаю, что сейчас хотели как раз этот закон подправить, именно расширив полномочия. Потому что у Уполномоченного же по закону реальной власти нет, у него есть возможность отправлять запросы в госструктуры.

Сергей Кривенко: Реальной власти нет. Фактически сводится к отправлению запросов. Но там существуют обязанности государственных органов отвечать на эти запросы, и при этом возможно организовать работу по всем этим обращениям. Это в принципе то, что делает обычная правозащитная организация, мы тоже не имеем права влиять и вмешиваться в уголовные дела, которые возбуждаются по факту гибели, убийства военнослужащего, допустим. Но направляя запросы в разные органы, получаем разные от них ответы сопоставляем, задаем вопросы. И сам факт обозначения этих вопросов, иногда довольно сильно меняет ситуацию.

Кристина Горелик: Какую ситуацию, например, такие ваши запросы сильно изменили?

Сергей Кривенко: Допустим, один из таких ярких примеров, успешных кампаний проведенных — это когда началась утилизация боеприпасов по всей стране, Министерство обороны, как мы знаем, это важное дело, накопилось огромное количество боеприпасов. Потом, помните, начались взрывы на складах, многие склады расположены вблизи больших городов. Эти боеприпасы не то, что устаревшие, некоторые из них тех систем, которые списаны, не применяются. Надо что-то с этим делать. Промышленность с этим не справляется. Если бы все передали в промышленность, рассчитали, что это заняло бы лет 10 или даже больше. Поэтому Министерство обороны решило за два-три года варварским способом, конечно, это большой вред экологии, взорвать все. Вывезти боеприпасы ненужные на полигон и взорвать. Тоже суровое решение, но какая-то логика здесь есть. Но когда к этому делу привлекли военнослужащих по призыву, тут правозащитники забили тревогу. Потому что военнослужащие по призыву не обучены — это специального рода работы. Мы проверяли, ездили, смотрели на эти полигоны, как это происходит. Начался травматизм, начались случаи гибели, подрыва, потому что это не профессионалы. Правозащитные организации собрали достаточно большой пакет материалов, передали и положили на стол Лукину Владимиру Петровичу, совместно с ним подготовили доклад, который в конце концов лег на стол президенту. Лукин показал эти ужасающие факты, даже кадры. Ребята, которые участвовали в утилизации, сфотографировали разваливающиеся ящики, как без всякой механизации они руками разгружали, перегружали, машины переворачивались. Президент принял решение о прекращении. Было прекращено два года назад привлечение военнослужащих по призыву к этим работам. То есть это один небольшой пример.

Кристина Горелик: Президенту недавно тоже показывали фотографии - военнослужащих в Крыму, а он сказал — это отряды самообороны..

Сергей Кривенко: В Крыму, конечно, ситуация чрезвычайно сложная. Если не вдаваться, не вставать на сторону «за красных» и «за белых», а оставаться немножко в стороне.

Кристина Горелик: У вас получается?

Сергей Кривенко: По крайней мере, существуют некие принципы, которые надо соблюдать. Если народ какой-то территории хочет провести референдум, конечно, он имеет на это право, но тогда нужно допускать как можно больше наблюдателей.
Кристина Горелик: Новые власти Украины говорят, что в Крыму власть нелегитимная и поэтому все ее действия будут нелегитимны, в том числе и референдум, а российское руководство говорит, что в Киеве власть нелегитимная и поэтому действия России оправданны.

Сергей Кривенко: Вопрос о легитимности и нелегитимности лучше оставить последующим историкам и поколениям. Власть большевиков тоже была нелегитимна. Потребовалась гражданская война, чтобы народ пошел, победил, большевики победили и фактически установили советскую власть на всей территории страны. Как пойдет ситуация в Украине или в Крыму, тогда можно говорить о легитимности. И там, и там есть аргументы за и против. В Украине сформирован и продолжает работать парламент, который не прерывал свою работу, даже если президент покинул свой пост. Тут тоже можно говорить за и против, что он действующий или не действующий. То, что он сбежал из Украины — минус большой, то, что он не оставляет, многим позволяет говорить, что он до сих пор действующий. В Крыму то же самое, произошел захват парламента.
В Крыму есть российские военнослужащие. Они есть на территории военной базы в Севастополе и в других местах, где по международному договору стоят российские войска. То, что сейчас происходит, мы видим довольно много свидетельств, что это российские военнослужащие. Много интервью появляется в сети, к нам обращаются и мамы военнослужащих и рассказывают, что ребят отправляют туда. С другой стороны существует заявление президента, что это не российские военнослужащие. Ситуация очень странная и совершенно непонятная. Поэтому, конечно, общество и власти хотелось бы, чтобы они принимали решение, не таясь, а правду рассказывали. Применение военной силы, к сожалению большому, иногда необходимо. На территории другого государства оно может происходить только при международной санкции, когда есть для того очень веские основания — идет геноцид какого-то народа, идут массовые бессудные казни. Пока в Крыму, слава богу, этого ничего нет. Второй момент: применение военнослужащих — это очень опасно. Наша позиция такая, что военная сила — это как хирург в госпитале, он должен действовать четко, быстро и с четко поставленными задачами. Потом необходим очень долгий процесс реабилитации. Как мы знаем, больной после операции подвержен реабилитации. Поэтому когда государство идет на применение силы, оно должно отдавать себе в этом отчет, какие последствия наступят.
Кристина Горелик: И даже такое мягкое заявление вызвало такую реакцию в президентском Совете?

Сергей Кривенко: Несколько членов Совета воспротивились. Основной вопрос был сформулирован таким образом в последующем заявлении шести членов совета, которые его поставили — это мы переходим к ситуации внутри Совета при президенте по правам человека — что такое совет? Совет либо совещательный орган при президенте, который может только ему советовать и не иметь никакой общественной позиции, советовать только тогда, когда президент попросит, только на тот вопрос, который президент поставит. Или другая точка зрения, что президент своим указом 61 человек в совет включил, ему важна и интересна позиция, даже если она отличается от той позиции, которую сам президент декларирует. Об этом он сам сказал на первой встрече, что ему очень важна информация, ему очень важна обратная связь. Он призывал членов совета как можно четче, лучше доносить до него информацию, не только до него, но и до общества. Поэтому, я надеюсь, у нас заседание назначено на 18 число, этот вопрос будет рассматриваться.

Кристина Горелик: 18 марта и Госдума будет рассматривать кандидатуру на пост Уполномоченного по правам человека. Сегодня состоялось заседание думского комитета по конституционному законодательству, после обсуждения трех кандидатов они решили рассмотреть кандидатов 18 марта. Элла Михайловна, а вы как считаете, как задачи стоят перед омбудсменом в современных условиях?


Элла Полякова: Перед Эллой Александровной, кандидатуру которой мы поддержали от Совета и выдвигали, стоят, конечно, очень тяжелые задачи. Потому что эта личность, не Элла Александровна, а все Уполномоченные как поддержка правозащитного сообщества по установлению правовой системы в России. Сейчас идет очень серьезное наступление на правовую систему в России, на все международные обязательства, на отмену каких-то договоренностей международных. Очень тяжелая ситуация. Поэтому тут нам надо поддерживать Эллу Александровну. И нужно, чтобы власть имела обратную связь, чтобы сохранялась переговорная площадка, на которой мы можем говорить от общества свое мнение, а оно может быть разным — это абсолютно нормально. Но власть должна четко знать, что насилием проблемы не решаются, насилием проблемы только ухудшаются. А у нас и в экономике плохая ситуация, и демографическая яма, ситуация в армии неблагополучная. Сейчас делать вид, что этих проблем нет и демонстрировать военную мощь всему миру — это некрасиво. То, что происходит в Крыму, честно говоря, меня это шокирует. Я знаю, что там есть Псковская дивизия. Люди к нам, надо сказать, мало обращаются, но у нас есть опыт в 2008 году, что происходило в Южной Осетии и в Абхазии. Мы знаем, как вводились войска в Чечне, какие нарушения прав человека были. Поэтому, учитывая этот опыт, тревога очень большая.


Показать комментарии

XS
SM
MD
LG