Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Киевский эксперт Игорь Бураковский – об Украине и СНГ


Депутаты Верховной Рады Украины обсуждают вопрос о выходе страны из Содружества независимых государств. Одна из точек зрения такова: аннексия части украинской территории Россией делает невозможным для Киева пребывание с Москвой в одной политико-экономической организации. Напомним, что после военного конфликта 2008 года Грузия также покинула СНГ.

Об экономическом будущем Украины и отношениях этой страны с СНГ в интервью Радио Свобода говорит директор киевского Института экономических исследований и политических консультаций Игорь Бураковский:

– Между Украиной и СНГ сложились достаточно непростые и неоднозначные отношения. Украина в принципе так и не завершила все процедуры, связанные с полноформатным вступлением в эту организацию, и в этом плане – строго по формальной букве закона – мы не являемся полноценными участниками СНГ. СНГ – это проект, который не показал большой эффективности, особенно в последние
Кризис в отношениях Украины и России очень глубок, и уже ясно: СНГ не является структурой, которая может на него адекватно отреагировать
годы. Он был хорош в пору, когда можно было создать платформу для обсуждения последствий развала Советского Союза и поддержания связей в гуманитарной сфере, для решения вопросов, связанных с реформированием единой прежде пенсионной системы, с транспортными потоками и так далее. А вот с точки зрения обеспечения безопасности, решения сложных политических проблем СНГ на сегодняшний день, к сожалению, имеет близкую к нулю эффективность. Кризис в отношениях Украины и России очень глубок, и уже ясно: СНГ не является структурой, которая может на него адекватно отреагировать. По логике, СНГ должно было бы уже собраться, страны СНГ должны были бы уже стучать во все двери, в том числе к Украине, как председательствующему в СНГ: давайте все эти непростые вопросы образом обсуждать, потому что это касается всех. Мы видим, что на постсоветском пространстве фактически нет организаций, которые имеют самостоятельную, независимую от московской, точку зрения, а те организации, которые существуют – Таможенный союз или организация Договора коллективной безопасности, – отражают преимущественно позицию России.

– Верно ли я понимаю вашу мысль, что фактически решение о выходе из СНГ лежит только в политической плоскости, с экономикой оно не будет связано?

– Естественно. В принципе, все договоренности, ради которых в свое время создавалось СНГ, уже реализованы, и теперь Содружество, по большому счету, не является сильным координационным центром. Вопросы технического сотрудничества по транспорту, еще по каким-то позициям, по стандартам и так далее решались бы и без СНГ. СНГ было прекрасной платформой для общения государств, которые расходились после распада Советского Союза, это был достаточно важный инструмент в то время, когда мы еще боялись отойти друг от друга, потому что нас очень многое объединяло. Но с той поры во всех странах произошли большие изменения, повсюду создана рыночная экономика со всеми вытекающими последствиями. СНГ оказалось структурой, которая формально существует, но сама по себе не изменилась и в этом формате не дает добавленной стоимости.

– Что означает потеря Крыма для украинской экономики?

– Крым – это регион, который традиционно находился в сложном экономическом положении. Бюджет Крыма никогда не был сбалансирован без трансфертов
Я бы цинично сказал: потеря Крыма – наверное, не то, что убьет украинскую экономику
центрального правительства, регион всегда был дотационным. Развитие крымской инфраструктуры тормозилось тем, что туристический сезон там короткий, полуостров требует от материковой части поставок электроэнергии и пресной воды. В принципе, потеря Крыма – это проблема политическая. Конечно, в некотором смысле это проблема и экономическая, потому что Крым – часть общей экономической территории страны, и если мы что-то теряем, то, естественно, возникают определенные трудности. Но с другой стороны, я бы цинично сказал: потеря Крыма, наверное, не то, что убьет украинскую экономику.

– Вы уже понимаете, как могут строиться в этих тяжелых кризисных отношениях экономические связи Киева и Москвы?

– Говорить о каких-то больших совместных проектах Украины и России тяжело, еще и потому, что многие проекты (вроде сотрудничества в самолетостроении) всегда существовали только формально. Сейчас мы, наверное, должны говорить не о проектах, а об экономических связях. Здесь мы опять возвращаемся к обсуждению традиционных вопросов. Существует договор о поставках газа из России в Украину, и его надо будет каким-то образом переосмысливать. Украинские объекты атомной энергетики используют топливо из России, и тогда это тоже вопрос, который Украина, исходя из соображений экономической, политической и военной безопасности, тоже должна переосмысливать – то ли мы продолжаем пользоваться российским топливом, то ли переходим на топливо и соответствующие продукты американской компании "Вестингауз". Одна из ключевых проблем – что будет с режимом торговли между нашей страной и Россией. Сегодня мы участвуем, как часть СНГ, в многостороннем соглашении о зоне свободной торговли. А если произойдет аншлюс Крыма, то возникает вопрос: можем ли мы иметь соглашение о свободной торговле со страной-агрессором? Очень многие вопросы упираются в политическую формулу наших отношений.

– Украинскую экономику угробит свертывание контактов с Москвой или у страны есть потенциал для быстрого разворота на Запад?

– Если сегодня наши контакты прекратятся, понятно, что это станет тяжелым экономическим ударом, но я не верю в такой сценарий. Нынешняя ситуация заставляет Украину быстрее разворачиваться к другим партнерам, это факт. Но такой поворот и без кризиса в отношениях происходит: по расчетам нашего института, сокращение торговли между Украиной и Россией началось со второго квартала 2012 года. Видимо, постсоветский период безальтернативных связей мы уже прошли. Кроме того, есть опыт и пример стран Центральной и Восточной Европы, страны которой традиционно были ориентированы друг на друга, на СЭВ, на Советский Союз, а потом в течение короткого периода времени смогли переориентировать торговые потоки, – считает киевский экономист Игорь Бураковский.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG