Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Когда эмоции в связи с последними событиями вокруг Крыма и российско-украинских отношений отходят на второй план, я пытаюсь мыслить логически – в конце концов, это моя профессия, политическая аналитика. Так почему бы не попытаться хоть что-нибудь проанализировать?

Вот так же я пытался проанализировать поступки Виктора Януковича в дни Майдана. Для меня было ясно, что внезапный отказ от подписания соглашения об ассоциации обязательно приведет к резкой дестабилизации в стране, – почему же он не подписал? Я понимал, что в случае начала протестного движения усиливать его могут только попытки разгона Майдана, – зачем же он стал разгонять? Было очевидным, что единственным реальным средством удержания ситуации для президента были хоть какие-то договоренности с оппозицией, – почему же он не договаривался? Не нужно было объяснять, что единственное, что может моментально разрушить режим, – это кровь, но зачем же он стрелял? Каждый понимает: после того, как выстрелы прозвучали, договоренности с противником – очевидная возможность дезориентировать "силовиков"; зачем же он договаривался, почему все время делал все наоборот?

Сейчас я уже почти понимаю ответ на этот вопрос: потому что "его" не было, а был – Путин. И Путин вертел Януковичем как тряпичной куклой, а тот еще пытался уворачиваться, выгадывать что-то для себя, обманывать даже кукловода – и в результате оказался на пресс-конференции в Ростове, добро пожаловать. Но Путин – не Янукович, некому им вертеть. Почему же Путин с таким завидным упорством повторяет ошибки своего незадачливого протеже? В дни крушения режима Януковича России ничего не стоило вмешаться в процесс и добиться для себя реального влияния на новую власть, но Путин послал в Киев отказавшегося подписывать соглашение президента с оппозицией Владимира Лукина и вспомнил об этом документе только тогда, когда стало ясно, сколь серьезен крах старой власти. Для того чтобы напомнить о себе, Путину было достаточно усилить роль России на юго-востоке (тем более что растерявшиеся "регионалы" ждали его поддержки), но вместо этого российский президент взял курс на отделение Крыма. Когда крымская спецоперация была завершена и стало ясно, сколь нервной будет реакция Запада, Путину ничего не стоило сохранить за Крымом формальную независимость, превратив кризис в еще один замороженный конфликт, но российский президент решил присоединить к собственной стране кусок украинской территории и лишил США и Европейский союз возможности маневрировать.

Почему Путин все время поступает наоборот, вопреки политической логике, почему создает для себя и своей страны сложные ситуации там, где напрашивается
Путин живет в политическом Зазеркалье так давно, что не может не верить: эта сказочная страна и есть настоящий мир, а настоящий мир – плод заговора американцев, которым просто нужно указать на их место
возможность маневра и компромисса? А потому, что Путину, как и опекаемому им Януковичу, надоели все эти компромиссы и маневры. Постсоветские правители живут в мире, в котором все их прихоти исполняются, в котором любой визитер в восхищении от встречи с "самим" и не скажет лишнего слова. В конце концов, вероятно, ты и сам начинаешь верить, что мир подчиняется твоему слову, а не собственным законам, что солнце встает только потому, что тебе захотелось позавтракать или поплавать в бассейне. И что никакого другого мира нет и быть не может.

Путин живет в этом политическом Зазеркалье так давно, что не может не верить: эта сказочная страна и есть настоящий мир, а настоящий мир – плод заговора американцев, которым просто нужно указать на их место. В этой стране чудес, между прочим, Владимир Владимирович живет не один – туда перекочевала вся политическая элита и, благодаря неумолкающему телевизору, большая часть населения России. Именно поэтому президенту России вовсе не кажется, что он делает что-то не так; что могут быть непредвиденные последствия; что такие решения, как крымское, вызывают тектонические сдвиги, которые не остановить процессом договоренностей и компромиссов.

В стране чудес Владимира Путина не бывает землетрясений и трудностей – зато часовые стрелки в ней двигаются в обратную сторону, как и полагается заколдованному царству. И самое страшное в этой стране – не неумолимое движение стрелок, а то, что в момент резкого столкновения с реальностью часы просто остановятся. И нет никаких гарантий того, что они пойдут вперед.

Виталий Портников – киевский журналист, обозреватель Радио Свобода

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG