Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Британский историк оспаривает русское первенство открытия Антарктиды

В Великобритании вышла книга под названием "Беллинсгаузен и российская антарктическая экспедиция, 1819-21 годы". Ее автор – английский историк Рип Балкли, который на основе новых архивных изысканий написал монографию о первой российской кругосветной антарктической экспедиции под командованием капитана второго ранга Фаддея Беллинсгаузена, считающегося первооткрывателем Антарктиды.

Экспедиция в составе двух шлюпов – "Восток" и "Мирный" – выйдя из Кронштадта в июне 1819 года, пересекла Южный полярный круг и достигла 69-го градуса южной широты. Там Беллинсгаузен и его команда 16 (28) февраля 1820 года наблюдали шельфовый ледник. Советские, а затем и российские историки посчитали, что в этот момент и произошло открытие Антарктиды, поскольку ледник был частью антарктического континента. Фаддей Фаддеевич Беллинсгаузен (Фабион Готлиб фон Беллинсгаузен) – выходец из дворянской семьи балтийских немцев на русской императорской службе – в пору своего главного географического открытия был 39-летним капитаном 2-го ранга. Звание адмирала Беллинсгаузен получил в 1843 году, закончив карьеру морского офицера в должности военного генерал-губернатора Кронштадта.

Английский историк Рип Балкли, изучив подлинники всех документов экспедиции Беллинсгаузена, его рапорты в морское министерство и дневники участников экспедиции, отмечает, что сам Беллинсгаузен не претендует на открытие Антарктиды. Не отрицая заслуг Беллинсгаузена в исследовании прибрежных вод Антарктиды, где он открыл несколько островов, Балкли отмечает, что российский исследователь не был первым наблюдателем антарктического континента. Две британские экспедиции, пишет он, опередили Беллинсгаузена. За год до него, 7 (19) февраля 1819 года, экипаж британского торгового брига "Уильямс" под командованием капитана Уильяма Смита наблюдал антарктический континент в виде Южных Шетландских островов, которые составляют часть континента. Английский историк обнаружил еще одного британского предшественника Беллинсгаузена: менее чем за три недели до российской экспедиции, 18 (30) января 1820 года, команда того же брига "Уильямс", но уже под командованием капитана Эдварда Брансфилда, наблюдала материковую часть Антарктиды в виде высокой горы на северной оконечности антарктического полуострова, которая сейчас называется горой Брансфилда. Эта экспедиция открыла Землю Тринити, которую посчитала частью обширной земли и которая впоследствии оказалась частью Антарктиды. Кого же в таком случае считать первооткрывателем южного континента? В интервью Радио Свобода Рип Балкли поясняет:

Рип Балкли

Рип Балкли

– Я не приемлю термина "первооткрыватель". Свою точку зрения на этот вопрос, предваряя публикацию книги, я изложил в статье, опубликованной в конце прошлого года в журнале Российской академии наук "Вопросы истории естествознания и техники". Анализ документов, на основе которых сделано заключение об открытии Беллинсгаузеном Антарктиды, показал, что их неверно и неточно интерпретировали. Кроме того, в своих статье и книге я анализирую частное письмо Михаила Лазарева, командовавшего вторым судном экспедиции – шлюпом "Восток", и прихожу к выводу, что в условиях холодной войны содержащаяся в них информация была искажена. Я не подвергаю сомнению то обстоятельство, что в феврале 1820 года Беллинсгаузен наблюдал ледовый покров вблизи Антарктиды. Но это не было первым наблюдением за новым континентом. Несколькими неделями ранее ледовый покров наблюдали члены британской морской экспедиции.

Не думаю, что это умаляет достижение Беллинсгаузена: интервал в несколько недель – слишком малый срок. Нужно иметь в виду: в те времена никто не предполагал, что антарктический континент вообще существует. Историки географических открытий отмечают, что представления о существовании антарктического континента складывались на протяжении многих лет; первые исследователи его прибрежного ледового покрова плохо представляли, что за ним лежит. Открытие Антарктиды было делом длительным, и мы обязаны этим многим исследователям. Ранние экспедиции были очень важны, но они не давали окончательного ответа на вопрос о существовании континента. Многие тогда полагали, что речь идет об острове.

– В чем, на ваш взгляд, научное значение вашей книги, кроме прояснения вопроса об открытии Антарктиды?

– На мой взгляд, важное значение имеют мои переводы на английский многих документов экспедиции Беллинсгаузена, которые дадут возможность англоязычному миру получить доступ к рапортам Беллинсгаузена и письмам членов экспедиции. Мне также удалось верифицировать многие материалы и хронологию экспедиции, что не было сделано ранее. Это привело к появлению новой информации. К примеру, во время экспедиции умерли три человека, но были известны лишь имена двух из них. В своей книге я привожу имя третьего умершего. Мне удалось отыскать в морском архиве документ о его смерти. Я добавил и несколько новых имен к существующему списку команд обоих судов экспедиции. Казалось бы, незначительные детали, однако для историка всегда большое значение имеет получение новой информации.

– Что вы считаете главными достижениями экспедиции Беллинсгаузена?

Любимым афоризмом Беллинсгаузена было изречение: "Фортуна улыбается тому, кто бьет первым"
– Огромным достижением была сама экспедиция. В эпоху географических открытий, особенно в районе Антарктики, огромным достижением для тогдашних парусных судов было само плавание в экстремальных условиях. Беллинсгаузену в ледовом окружении удалось обследовать большую часть акватории южной части Атлантики, чем капитану Куку до него. Это была одна из самых удачных экспедиций той эпохи. Беллинсгаузен сделал несколько открытий – как в южной Атлантике, так и в Тихом океане. Он открыл вблизи Антарктиды острова маркиза де Траверсе, названные им в честь тогдашнего морского министра России, открыл острова Петра I и Александра I, хотя не знал их подлинного географического статуса, назвав остров берегом Александра I. Это были одни из первых открытий за Южным полярным кругом, которые имели историческое значение.

– Большая глава вашей книги посвящена биографии Фаддея Фаддеевича Беллинсгаузена. Что вы думаете о нем как о человеке?

– Любимым афоризмом Беллинсгаузена было изречение: "Фортуна улыбается тому, кто бьет первым". У английских теннисистов есть похожий афоризм: "Выигрывает тот, кто первым подает". Он был талантливым математиком. Я бы не назвал его человеком светским, это был воин, боевой адмирал. Император Николай I ему благоволил и отмечал боевые заслуги Беллинсгаузена, это же сделал и адмирал Лазарев во время русско-турецкой войны, отметив его заслуги в морском сражении при Наварине. Беллинсгаузен был еще и замечательным картографом, составленные им карты исследованных земель безупречно выполнены. Он закончил карьеру в чине адмирала и в должности генерал-губернатора военно-морской крепости Кронштадт. Беллинсгаузен много сделал для российского флота: на поприще развития морского образования, морской торговли, улучшения быта кронштадтских моряков.

Рип Балкли подчеркивает, что никто из мореплавателей – Смит, Брансфилд, Беллинсгаузен – не претендовал на то, что они открыли Антарктиду. По его мнению, Антарктида медленно и постепенно открывалась коллективными усилиями.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"
XS
SM
MD
LG