Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Я хотел бы, чтобы Россия меня забыла"


Станислав Белковский

Станислав Белковский

После крымских событий Станислав Белковский решил просить украинского гражданства

Общественный деятель, политолог Станислав Белковский намерен просить украинского гражданства, об этом он написал в блоге "Сноба". В колонке он заявил, что "создает прецедент" для "активной части россиян, которая хорошо относится к Украине". В интервью Радио Свобода Белковский признался: в этой части своей записи он "погорячился", его решение вовсе не является политической акцией.

Политолог утверждает, что хотел бы полностью уйти из российского политического информационного поля, заниматься литературой и производством киносценариев. Такую "смену амплуа" в России Белковский не считает возможной. Свое будущее он видит на Украине, которая "получила шанс стать европейской страной". В интервью Радио Свобода Белковский пояснил: он готов, если будет необходимо, ради получения украинского гражданства отказаться от российского.

– Я не хочу из этого устраивать демонстрацию, это не политическая акция, просто я пришел к выводу, что в современной России мне места нет. Правда, к этому выводу я должен был прийти чуть раньше. Я хочу уйти из информационного потока, связанного с политикой, и найти тихое место, где я мог бы заниматься литературой и производством киносценариев. Я не вижу этого нигде, кроме как на Украине, мне другие места не интересны. Если я хочу быть писателем, я должен жить там, где моя продукция может быть востребована. Я свободно владею русским и украинским языками и считаю, что могу быть востребован в новом качестве на Украине скорее, чем в других странах. В Российской Федерации я для себя перспектив пока не вижу и не знаю, когда они могут появиться. Еще раз: к получению гражданства я отношусь не как к политическому демаршу, но как к рутинной процедуре.

– Но в блоге вы написали, что хотите создать прецедент для активной части россиян, которые сочувствуют Украине, это не политическая акция?

– Ну, может быть, здесь я погорячился. Прецедент будет создан независимо ни от чего. Я научился не считать себя крупной фигурой мировой истории. Как говорил покойный Борис Абрамович Березовский, "важное достоинство Белковского в том, что он себя не переоценивает".

– Я не знаю юридических тонкостей, но вы готовы, если будет нужно, отказаться от российского гражданства?

– Это скажет мне Украина. Я бы не хотел отказываться от российского гражданства, но если иного законного пути не будет, мне придется отказаться. Я родился в России, я патриот, но надо трезво относиться к происходящему. Войну с Россией вести я не буду и устраивать акции антироссийского содержания тоже, мое решение связано со сменой амплуа. Я считаю, что у меня еще есть шанс стать крупным писателем, надо им воспользоваться. Стать писателем в России я сегодня не смогу, потому что отношение ко мне здесь достаточно враждебное, а на Украине смогу, причем не только русским, но и украинским писателем.

– А каким образом эта враждебность проявляется?

Я не могу чувствовать себя в безопасности в России, то же самое касается моих родственников
– Она разлита в воздухе. Я не могу чувствовать себя в безопасности в России, то же самое касается моих родственников. Правда, мою безопасность обеспечивает сейчас только то, что я не Ходорковский, к примеру. Это единственный фактор моей безопасности. Поскольку я занимал критическую позицию по отношению к действиям России на Украине, я прекрасно понимаю, что количество людей, которые хотели бы со мной поквитаться в России, достаточно велико. Конечно, поквитаться со мной могут и на Украине, в наше время это несложно. Смена моего амплуа и переход в "тихий" режим из "громкого" существенно уменьшит интерес ко мне, но я надеюсь, что и в писательском качестве мне удастся привлечь внимание публики. И это будет гораздо важнее, чем мои нынешние политологические штудии.

– Вы уверены в том, что Украина не станет такой же, как при Януковиче, или такой, как путинская Россия сейчас?

– У Украины нет выбора, она должна европеизироваться. Потому что, когда ты лишен выбора, ты должен стать лучше – это общий принцип бытия. После Майдана возвращение к ситуации при Януковиче вряд ли возможно. Кроме того, наличие сильного соседа – России будет важным стимулирующим фактором. Кстати, не исключаю, что Путин уже все доказал и может пойти на определенные послабления, которые, разумеется, не будут касаться внесистемной политики.

– А с другой стороны, про Приднестровье уже заговорили, про регионы Украины поговаривают, каковы будут дальнейшие шаги Путина, по вашему мнению, в плане возможной экспансии?

– Я допускаю, что и Приднестровье будет присоединено. По отношению к Украине сценариев два. Заключается "холодный мир": если Украина признает независимость Крыма, как Греция признает – де-факто, но не де-юре – независимость Северного Кипра, и не блокирует Приднестровье, все может успокоиться и остаться так, как сейчас. Альтернативный вариант – продолжение российской экспансии на юго-восток Украины. Если Украина сейчас предпримет какие-то жесткие действия, это будет поводом для ввода войск для защиты русских, и тогда будут присоединены не только Крым с Приднестровьем, но и прочие регионы. Запад Украины, естественно, он брать не будет, потому что прекрасно понимает, что эти регионы заведомо не лояльны, а партизанскую войну на своей территории он не захочет. Запад не вмешается, это уже понятно. Мне кажется, Эдвард Сноуден передал России определенные интересные материалы, касающиеся западных лидеров. Потому что ужесточение позиции Путина по Украине началось не после Майдана, а после получения Сноуденом политического убежища в России. Тут сложный клубок проблем. Мне кажется, что Путин одновременно будет стремиться показать, что Россия не так плоха, поэтому тут возможно не только закручивание гаек, но и определенные послабления во внутриполитической жизни. Путин будет пытаться убедить весь мир, что если не покушаться на его огромную власть, то, в общем, можно заниматься чем угодно.

Путин будет пытаться убедить весь мир, что если не покушаться на его огромную власть, то, в общем, можно заниматься чем угодно
– Вы постепенно пришли к решению получить украинское гражданство или последние события поспособствовали?

– Нет, я еще недавно не думал об украинском гражданстве, но теперь окончательно понимаю, что Россия без меня прекрасно обойдется, и я хотел бы, чтобы она меня забыла. Я ничего своей родине плохого не желаю. Просто уровень интереса к моим политическим штудиям будет снижаться, годы идут, а в такие времена хорошо бывает помолчать, несмотря на мою патологическую склонность к словоговорению.

– Какова была реакция людей вашего круга на это решение?

– Его оценили положительно, они хорошо ко мне лично относятся, а это было сугубо личное решение. Говорить, что я бежал от гонений, я не собираюсь. Гонения еще не начинались, но когда они начнутся, бежать будет поздно. А неприятие меня рядом известных людей, которые могут перейти к гонениям в любую секунду, существует. Ну и просить гражданство я буду как рядовой гражданин, в обычном порядке. Заслуг перед Украиной у меня нет, и просить гражданство за особые заслуги я не собираюсь, как бы это ни было лестно.

– А если Украина откажет вам в гражданстве?

– Это право Украины – мне отказать. Начну с вида на жительство.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG