Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Договоры не должны соблюдаться

  • Андрей Остальский

Pacta sunt servanda – эту латинскую фразу я запомнил на всю жизнь с институтских времен. Студентам вдалбливали ее на лекциях по международному публичному праву. И объясняли, что этот принцип – "договоры должны соблюдаться" – главный кирпич, лежащий в фундаменте цивилизованного мироустройства, причем понимали это еще древние римляне.

Уберите этот кирпич, и рухнет все здание. Причем и во внутренней жизни, в области частного, гражданского права, уважающие себя страны и народы тоже чрезвычайно высоко ставят тот же принцип. Наблюдение за неукоснительным соблюдением контрактов – чуть ли не самая важная, помимо защиты населения от агрессии и преступности, функция современного государства. И там, где этот принцип не соблюдается или превращается в фикцию ("чужим – закон, а своим – все"), не видать экономического процветания и достойной жизни.

В истории не раз и не два бывали периоды, когда договоры переставали соблюдаться, и это неизменно означало наступление эпохи хаоса, крови и обнищания. Мне лично кажется, что подарок Хрущевым Крыма Украине был нелепым поступком. И то, что Крым остался в Украине в 1991 году, тоже показалось неверным, поскольку был упущен шанс восстановить справедливость и дать восторжествовать здравому смыслу. Но когда этот шанс был упущен, наступила иная правовая ситуация, разрешать которую с позиции силы – значит создать опаснейший прецедент.

Простеньким, но выразительным языком песочницы: обманули дурака на четыре кулака!
Дальше – больше. В 1994 году российская власть поставила свою подпись под документом, практически равным по юридической силе договору – так называемым Будапештским меморандумом. В обмен на отказ Украины от ядерного оружия Россия (вместе с другими государствами) гарантировала ее территориальную целостность. Говоря проще, это значило, что Россия клятвенно обещала всей своей мощью, всем своим авторитетом блюсти и защищать неприкосновенность сложившихся к тому моменту украинских границ. И, в общем-то, было понятно, что это значило в переводе на бытовой язык: ладно, так и быть, оставляйте себе Крым, но будьте любезны, отдайте нам за это все ваши атомные бомбы, заряды и боеголовки.

Теперь же получается так: сначала у Украины отобрали ядерное оружие, а потом и Крым. Простеньким, но выразительным языком песочницы: обманули дурака на четыре кулака! Ведь если бы Украина отказалась от той сделки и сохранила бы за собой минимум сил сдерживания, очевидно, никто не посмел бы выдвигать к ней территориальные претензии.

Россия больше не считает себя связанной обязательствами, принятыми ее предыдущим президентом. Полагает их несправедливыми. Но ведь в том-то и дело, что справедливость – понятие субъективное. Почти в любой конфликтной ситуации – по крайней мере две правды и две справедливости, и каждый искренне считает себя правым. Разрешить это неизбежное противоречие можно только двумя способами – кулачным или правовым, основанным на соблюдении договоров и международно-правовых документов. Которые можно и нужно менять вслед за изменением реалий, но только методом сложных дипломатических переговоров, компромиссов, взаимных уступок, проявляя при этом колоссальное, то, что называется государственное, терпение.

Иначе по Достоевскому: все дозволено. Иначе мы рискуем очутиться в мире, в котором будет неуютно всем его обитателям. Когда начинают дышать "кровь и почва", тогда кончается право. Кончается закон. И весь вопрос только в том, где именно эта почва и как много на нее будет пролито крови.

Андрей Остальский – лондонский журналист и политический комментатор

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG