Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Черного кобеля не отмыть добела"


Времена, когда оппозиция блокировала работу украинского парламента, остались в прошлом. Снимок лета 2013 года

Времена, когда оппозиция блокировала работу украинского парламента, остались в прошлом. Снимок лета 2013 года

Минувший месяц перевернул политический мир Украины – в стране победила революция, бежавший в Россию президент был низложен, к власти пришла новая коалиция партий. Сразу вслед за этим страна лишилась части своей территории. Как к переменам относятся украинские политики – сторонники России и те, кто выступает за сохранение территориальной целостности государства?

Один из самых яростных защитников русской идеи на Украине, инициатор принятия вызвавшего в свое время столько дебатов в стране Закона о языке, Вадим Колесниченко отказался от мандата депутата Верховной Рады, покинул Партию регионов, переехал в Севастополь и готовится к получению российского паспорта. Решение Колесниченко, избиравшегося в украинский парламент из Крыма, вызвало различные отклики. Многие считают, что по своей риторике и идеологии Колесниченко мог бы претендовать теперь на место в Государственной Думе. Впрочем, технически Вадим Колесниченко все еще украинский политик.

– У меня по-прежнему статус народного депутата Украины. Есть еще ряд вопросов по обеспечению организации защиты пострадавших жителей юго-востока Украины от политических репрессий и физического насилия, которые мне нужно решить. Сейчас, используя депутатский мандат, я пытаюсь выяснить судьбу людей, которые арестованы, похищены, которых избили. Организовываю помощь людям, которые пострадали от избиений, потому что бандиты после митингов вылавливали русскоязычных активистов поодиночке, избивали. Нужно, кроме того, реформировать работу общественных организаций, которыми я руководил. Но потом мандат я, естественно, сдам. Было бы странно, если бы я был депутатом иностранного парламента на территории Российского государства.

– Вы сейчас находитесь в Севастополе?

– Да. С 22 февраля я игнорирую работу украинского парламента, потому что, по моей оценке, в этот день произошел государственный переворот, и клика при поддержке оружия захватила власть. Эта власть – марионеточная. Управляемая извне Украина превращена в марионеточную республику, потерян суверенитет, а теперь уже и проблемы по территориальной целостности налицо.

– Вы будете получать российский паспорт?

– Безусловно. Как и все крымчане, буду получать паспорт российского государства.

– И станете российским политиком?

– Эту тему я еще как бы не изучал. Последние годы работы в украинском политикуме измотали и мое здоровье, и мои нервы. Надо хорошо подумать. Может быть, пора бы заняться собой, личной жизнью, отдохнуть от этих баталий.

– Ваше решение вызвало на Украине самые неоднозначные отклики. Многие вас считают предателем украинского государства. Как вы относитесь к такого рода заявлениям?

– Мне интересно, что я должен делать? Ездить в Украине в танке, чтобы не беспокоиться за свою безопасность? Я – житель города-героя Севастополь. Мой избирательный округ – Севастополь. Севастопольцев я не предал ни на секунду. Поэтому вопрос предательства – вопрос не ко мне. Чем лучше мы организуем жизнь людей здесь, в Крыму, тем больше шансов на защиту русскоязычного населения на территории Украины.

– В Верховной Раде Украины вы были одним из неформальных лидеров фракции Партии регионов. Как вы сейчас относитесь к этой партии?


– Все проекты законов, которые я выдвигал, блокировались фракцией Партии регионов. Более того, проект закона о придании русскому языку статуса официального и проект постановления Верховного Совета об обращении в На пресс-конференции в Киеве (май 2013 года) Вадим Колесниченко демонстрирует мешочек с фекалиями, который бросила в него одна из гражданских активисток

На пресс-конференции в Киеве (май 2013 года) Вадим Колесниченко демонстрирует мешочек с фекалиями, который бросила в него одна из гражданских активисток

Конституционную комиссию по вопросу о придании русскому языку статуса государственного были запрещены к регистрации господином Рыбаком, который состоял в Партии регионов и был председателем Верховного Совета. Тут много вопросов – лидером чего я был и лидером кого я был. Например, программа Партии регионов основана на идеях регионализации. Возглавляемый мною Научно-исследовательский центр разрабатывал концепцию федерализма, но меня постоянно пытаются обвинять в том, что я являюсь сепаратистом! Когда я говорил, что нам необходимо принимать законы о запрете национал-фашистской идеологии и философии, партия меня не поддерживала. Ну, не вся партия – фракция в парламенте, в лице ее руководства. Я считаю, что партия не должна собираться на съезд и выдвигать кандидата в президенты, потому что таким образом она поможет узаконить захват власти. Поэтому я и на съезд не еду. Считаю, что партию нужно модернизировать, нужно заменить руководство, чтобы партия обслуживала не олигархов, а программу и своих избирателей. Эти вопросы я всегда публично поднимал, и мне трудно было рот заткнуть.

– А как вы сейчас относитесь к Виктору Януковичу?

– Предатель. Он просто-напросто предал всех своих избирателей, которые в него верили, которые за него голосовали. При этом я однозначно считаю, что миллион членов Партии регионов, которые работали на местах, искренне верили в программу, которая была выдвинута партией. Нет их вины в том, что группа людей не оправдала их ожидания.

– Новые власти Украины заявляют о перспективе регионализации страны, о децентрализации политических полномочий и финансирования, о гибком подходе к вопросам языка и местного уклада жизни – это как раз то, о чем вы говорите. Кстати, и Закон о языке, ради которого на заседаниях парламента вы иногда в прямом смысле этого слова дрались, признан новыми властями. Может быть, все-таки у вас была возможность, оставаясь депутатом Верховной Рады, конструктивно влиять на работу парламента? Ведь легитимность парламента никто не оспаривает.

Черного кобеля не отмоешь добела, с кем мне в парламенте вести переговоры?
– Политической работы в парламенте Украины быть не может по определению. Никто не дезавуировал заявление господина Тягнибока, которое было сделано в парламенте буквально полтора месяца назад, о том, что главной задачей его политической силы является приход к власти с целью дерусификации Украины. Черного кобеля не отмоешь добела, с кем мне в парламенте вести переговоры? Просто прижало – вот они и пообещали изменения в политике. Конституцию Крыма за шесть лет превратили в ноль, и стала из Украины опереточная республика. Вот вам и результат – как верить украинским властям? Не принимались, например, законы о Севастополе, Севастополь до сегодняшнего дня не имел местного самоуправления. Почему не давали крымчанам полномочий, чтобы они могли экономикой полуострова заниматься? Буквально несколько дней назад представители МИД заявили, что, оказывается, русские в Крыму и в Украине – это диаспора, не государствообразующий народ, а диаспора! С кем мне в парламенте разговаривать? Это русофобы, это национал-фашисты, у которых одна конкретная задача – дерусификация.

– Вам не обидно, что ваша многолетняя политическая карьера так заканчивается – фактически бегством из страны, которой вы отдали много лет политического труда? Вы же еще в комсомоле начинали работать в 1980-е годы, в Волыни?

– Ничего себе – бегство! Мы добились того, чего хотели крымчане. Того, чего хотели мои избиратели. Это называется бегством? Это просто анекдот! – удивляется Вадим Колесниченко.

Депутат Верховной Рады, член фракции партии УДАР Виктор Чумак в четверг, как и другие члены парламентского большинства, голосовал за декларацию о борьбе за освобождение Украины. Как генерал-майор Чумак, в прошлом один из руководителей пограничных войск Украины, представляет себе эту борьбу за освобождение Крыма?

– Самое конкретное направление борьбы – дать понять народу Украины ситуацию. На Украину совершена вооруженная агрессия, часть Украины оккупирована. Нужно сделать все для того, чтобы население оккупированных
Надо сделать все для того, чтобы имперские метастазы не расползались дальше по миру
территорий чувствовало поддержку Украины. Мы должны абсолютно четко дать понять, что крымско-татарский народ является коренным народом на территории Крыма. Татары имеют такое же право на самоопределение, как и все другие люди, живущие в Крыму, которые, кстати, на самом деле неизвестно как на псевдореферендуме проголосовали. Все крымчане, которые сохранят украинское гражданство, сохранят и право на участие во всех выборах, которые будут проводиться в Украине. Мы будем делать все для того, чтобы международное сообщество никогда и ни под каким предлогом не воспринимало Крым как территорию РФ, а всегда считало ее территорией Украины. Все это, в конечном итоге, я думаю, приведет к тому, что эта оккупированная территория через три, пять или десять вернется в состав Украины.

– Как вы конкретно себе представляете возвращение Крыма в состав Украины?

– Самый простой и конкретный сценарий – это развал России. Все империи заканчивали одинаково – они разваливались. Империя, которая собрана из лоскутков, которая основывается на жесткой вертикали власти, на сборе дани, на коррупционных схемах, которая строится исключительно на газо- и нефтедолларах, нежизнеспособна. Все мировое сообщество прекрасно понимает, что в лице русской империи оно получило достаточно опасное образование. Надо сделать все для того, чтобы имперские метастазы не расползались дальше по миру.

– Как генерал украинской армии, вы поддерживаете решение о выводе украинских войск из Крыма?


– На сегодняшний день – да. Надо вывести войска, надо сохранить личный состав. Надо дать этим людям необходимую социальную защиту. Эти люди должны иметь статус участников боевых действий. Их части и подразделения должны сохраниться как боевые единицы. Я не вижу сейчас необходимости держать наших военных в Крыму, создавая напряжение не только для них, но и для семей.

– Как вы относитесь к предложениям ввести визовый режим в отношениях с Россией? Вы ведь много лет работали в погранохране и хорошо знаете эту проблематику.

– Я думаю, визы вводить не следует. Я думаю, просто стоит ужесточить пограничный контроль на границе. От введения виз пострадают в основном простые люди. Достаточно перекрыть, насколько это возможно, границу (или оказать помощь в перекрытии границы частями Национальной гвардии) и установить достаточно жесткий контроль на пунктах пропуска.

– Украинские политики не раз заявляли о том, что источник нестабильности на юге и востоке вашей страны – это так называемые политические туристы, пророссийские (или российские) активисты, которые приезжают в пограничные с Россией области Украины для организации там беспорядков и волнений...


– Как раз для этого и нужны жесткие меры – чтобы контролировать таких туристов. Контроль нужен для того, чтобы не пропускать через границу людей, цель поездки которых не соответствует заявленной. Таких людей необходимо знать в лицо, есть соответствующие базы данных. Таких людей надо выявлять и привлекать к ответственности по законодательству Украины.

– Верно я понимаю, что хаоса и гигантских пробок на российско-украинских границах в любом случае не избежать?

– Не думаю. Хаос случится только в одном случае – если Россия будет продолжать дискриминационную политику в отношении украинских товаров, которую она демонстрирует в последнее время.

– Велика ли, на ваш взгляд, мера ответственности украинского политического класса в том, что происходит в последние месяцы? Контроль над управлением страной, так или иначе, был ослаблен или почти потерян в минувшие недели. Может быть, отчасти это – одна из причин, по которой Украина лишилась Крыма?

– Безусловно, это вина всех украинских политиков, на протяжении всех 23 лет независимости. Это цена за неэффективную систему государственного правления, на которую опиралась страна. Это цена за коррумпированный режим, который сложился в стране в последние 20 лет. Я думаю, что, если новое поколение украинских политиков не сделает выводов, оно не имеет шансов на будущее.

– Премьер-министр Украины Арсений Яценюк пару дней назад обратился к русскоязычному населению Украины. Предложены меры по регионализации страны, для успокоения ситуации. Вы видите на юге и востоке страны серьезный источник политического напряжения?

– Там нет источника напряжения. Это все искусственно раздувается. Ситуацию раскачивают исключительно силами небольшой группы лиц, которые Виктор Чумак

Виктор Чумак

передвигаются между украинскими городами. Ни в Херсоне, ни в Николаеве нет базы, чтобы раскачать ситуацию. Нет такой базы и в Донецке, Луганске и Харькове. Языковой вопрос никогда не был для Украины критическим или проблемным, он всегда навязывался искусственно. Некоторые политические силы – в частности, Партия регионов, коммунисты – раздували вопросы региональных различий, чтобы их, эти партии, могли идентифицировать. В политической плоскости реализация государственной языковой политики никогда не сталкивалась с такими проблемами, как это подается с экранов русских телевизоров. В южных и восточных территориях нужна достаточна жесткая система государственного управления, эффективная работа правоохранительных органов, нормальная работа органов управления исполнительной власти, разъяснительная работа. Я думаю, что все будет нормально.

– За последний месяц довольно заметно изменился состав вашего парламента. Фактически развалилась фракция Партии регионов, некоторые депутаты вообще покинули парламент, как, например, Вадим Колесниченко. Как вы относитесь к его поступку?

– Ну и на здоровье. Когда такие, как Колесниченко, уходят из Верховной Рады, мы только очищаемся. Очищается украинское общество и украинская политика. От провокаторов типа Колесниченко давно надо было очищаться. И слава Богу, что его нет. А с фракцией Партии регионов в последнее время удается конструктивно работать. Человек 80-90 постоянно консультируются, голосуют вместе с нами, – рассказал Радио Свобода депутат Верховной Рады Украины Виктор Чумак.

Фрагмент итогового выпуска программы "Время Свободы"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG