Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Книжное обозрение Марины Ефимовой

Александр Генис: Об истории трагического Варшавского восстания 1944 года рассказывает новая книга канадского автора Александры Ричи, которую нашим слушателям представит ведущая книжного обозрения АЧ Марина Ефимова.

Марина Ефимова: Книга канадской публицистки и историка Александры Ричи называется «Варшава 1944-го. Гитлер, Гиммлер и Варшавское восстание». Это - новое, чрезвычайно детальное и неожиданно страстное (для историка) исследование событий августа-сентября 1944 года в оккупированной немцами Варшаве - история шестидесяти трёх дней, во время которых восставшие варшавяне вели неравные бои с войсками СС. После поражения восстания Гитлер приказал сравнять с землей одну из красивейших и древнейших столиц Европы. В книге приводится текст приказа Гитлера, выпущенного 1 августа 1944 г. – в день начала восстания:

Диктор: «Все жители Варшавы должны быть истреблены: мужчины, женщины и дети. Варшава должна исчезнуть с лица земли – как устрашающий пример для остальной Европы».

Марина Ефимова: Среди множества трагических эпизодов Второй мировой войны Варшавское восстание было одним из самых трагических. Напомним обстоятельства, которые ему предшествовали. Первое: за год до него, в апреле 1943 года, тоже в Варшаве, было поднято восстание в еврейском Гетто – восстание отчаянное и безнадежное, поднятое только для того, чтобы умереть в бою, а не в газовой камере. Однако оно продержалось почти месяц. Извне его поддерживали лишь отдельные добровольцы из польского сопротивления. Почти все участники этого восстания погибли или были отосланы в лагеря смерти, а само Гетто сожжено дотла. Второе: за несколько недель до Варшавского восстания было совершено неудачное покушение на Гитлера, что привело главарей Рейха в панику. Третье: За два месяца до восстания - 22 июня 1944 года - советские войска начали наступательную операцию «Багратион» и скоро выдворили немцев из Белоруссии и Восточной Польши. Советская армия была на подходе к Варшаве – по ту сторону Вислы - и руководители польского подполья понимали, что Польша может оказаться под советским контролем.

Диктор: «В начале советского наступления польская Армия Крайова повсеместно помогала советским войскам, но как только те брали очередной город, польские военные немедленно оказывались в руках сотрудников НКВД и бесследно исчезали. Стало очевидно, что Сталин не намерен давать Польше независимость. На западных союзников надежды не было. Британское командование ясно дало понять польскому правительству в изгнании, что Англия находится на пределе своих возможностей и не сможет помочь полякам. Американские войска вели тяжелые бои в Западной Европе и на Тихом океане. Правительство Соед. Штатов рассчитывало на советское наступление на Восточном фронте и не хотело раздражать Сталина. И тогда командование польского сопротивления решило продемонстрировать миру, что поляки помогают союзникам, сами освобождают свою столицу и потому заслуживают государства, свободного как от немецкого, так и от советского контроля».

Марина Ефимова: Советская армия, стоявшая за Вислой, как известно, помощи восставшим не послала. И однако, в отличие от восстания в Гетто, у Варшавского восстания были шансы на успех, хотя и очень небольшие: «Командование Армии Крайовы, - пишет Ричи, - утверждало, что у них под ружьем было 40 000 человек. Правда, их армия не была достаточно хорошо вооружена для борьбы с танками и самолетами». И все же, добавим, эта армия обладала оружием, которого не было у противника – страстной волей к победе и готовностью умереть за нее.
Александра Ричи – канадка, живущая в Варшаве с мужем-поляком. И, похоже, она влюблена в Варшаву и в Польшу (что, впрочем, случалось со многими иностранцами, которым посчастливилось побывать в этой стране). Ее ностальгическое описание предвоенной Варшавы некоторые рецензенты находят слишком уж окрашенным в розовые тона и потому необъективным. Тем не менее, автора нельзя упрекнуть в необъективности при оценке восстания.

Диктор: «Польское командование имело точную информацию о победном наступлении советских войск, но опрометчиво не учло предупреждения разведки о том, что за неделю до событий немцы перешли в контратаку и приостановили советское наступление. Несмотря на тяжелые повреждения, немецкая военная машина все еще была мощной. Кроме того, в связи с недавним покушением на фюрера и с памятью о беспрецедентном еврейском бунте в Варшаве, туда с началом восстания были направлены войска СС с категорическим приказом не сдаваться и драться за каждый дом».

Марина Ефимова: Кстати сказать, это была единственная военная операция немцев, которую проводила не армия, а СС. К ним присоединилась бригада Бронислава Каминского - полу-поляка, полу-немца, уроженца Петербурга. Формально его бригада была приписана к РОНА – к коллаборационистской Российской освободительной народной армии, но на деле это была наспех сколоченная интернациональная банда головорезов, специально освобожденных из немецких тюрем и концлагерей. В книге со страшными подробностями описаны преступления этих постоянно пьяных бандитов, которые воровали, мародерствовали, насиловали и убивали безоружных жителей города. В боях они практически не участвовали и после подавления восстания от них отказалось даже командование СС.
В название книги Александры Ричи не случайно включены имена Гитлера и Гиммлера – министра внутренних дел Рейха, организатора концлагерей и Холокоста:

Диктор: «Гитлер и Гиммлер сделали подавление Варшавского восстания неотъемлемой частью расовой и националистической войны, которую они вели в оккупированной Европе. Это была осень 1944 года, уже все понимали, каким будет исход войны, а Гиммлер все еще день и ночь трудился над подавлением и истреблением «низших» рас и национальностей, и в особенности над уничтожением европейского еврейства».

Марина Ефимова: «Книга Ричи, - пишет рецензент Илана Бет-Эл, - построена на деталях, фрагментах, персональных историях. И они помогают читателю охватить разные стороны и особенности гитлеровского режима: расовую одержимость, политику обесчеловечивания военных и политических противников, нарастающую иррациональность действий Гитлера при его неслабеющей командной хватке и фанатизме, а также поразительную эффективность его военной машины».
Рецензент английского журнала «Экономист» как раз считает раздробленность повествования недостатком книги, но подчеркивает даже бОльшую широту охвата событий:

Диктор: «Восстание в Варшаве было в конечном счете не военным, а политическим событием. Оно - часть обширной истории сталинского политического манипулирования, союзнической осторожности и предсмертной жестокости нацистов. В книге даже прослеживается эволюция в отношении распропагандированных немецких солдат, у которых «недочеловеки и бандиты» (какими они представляли себе польских повстанцев) после уличных боев заслужили невольное почтение. «Иностранцы, - пишет Ричи, - до сих пор не понимают польской военной трагедии». Должен сказать, что прочтя ее книгу, иностранцы во всяком случае поймут глубину чувств, которые испытывают поляки».

Марина Ефимова: Книга «Варшава 1944-го» возбудила вопрос, не было ли ошибкой поднимать варшавян на самоубийственное восстание. Вопрос этот сродни недавно поднятому вопросу о том, не лучше ли было сдать немцам Ленинград и не подвергать его 900-дневной блокаде. Оба эти вопроса, несмотря на кажущуюся рациональность, не имеют смысла. Оба они – заведомо неразрешимые уравнения. Спасена ли была бы Варшава? Гитлер при отступлении отдал приказ снести с лица земли Париж, взорвать во Флоренции все мосты, включая Понте Веккио. Эти города спасло только неповиновение исполнителей. В пригородах Ленинграда немецкие войска так изгадили дворцы, что трудно ожидать, чтобы они оценили архитектуру города. Но даже пусть бы оценили. А жители? Ну, понятно, добили бы евреев, комсомольцев, коммунистов (или их уже не жалко?). А остальных – накормили бы, обогрели и приголубили?..
Во время Второй мировой войны было сделано много ошибок, но никогда не было ошибкой драться, сопротивляться, противостоять. Я говорю это по праву человека, пережившего ленинградскую блокаду.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG