Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Драма диссидентов. Так говорила Тимошенко. Светлое настоящее. Этика Путина. «Дождь» жаждет прощения. Макфол объявляет холодную войну

Лайвблог о дискуссиях в сети


20:33 24.3.2014
Ольга Серебряная
Драма диссидентов. Как нам устроить десталинизацию

Проблема превращения диссидента и политзаключенного в путинского охранителя сегодня исследуется в интервью Григория Колюцкого с Валерием Сендеровым – оно опубликовано на russ.ru. Необходимое пояснение: В 1968 Валерия Сендерова исключили из МФТИ за «чтение и распространение философской литературы». В конце 70-х годов В.Сендеров боролся против «интеллектуального геноцида»: его усилия против дискриминации на вступительных экзаменах на мехмат МГУ спасли для человечества много ярких математических умов. В 1982 его арестовал КГБ за публикации в иностранной русскоязычной прессе (журнале «Посев» и газете «Русская жизнь»).
С тех пор прошло много лет. В марте 2014 года В.Сендеров вместе с поэтом Ю.Кублановским и телеведущим Ф.Разумовским написали письмо в «Российскую газету», в котором обвинили «новую оппозиционную интеллигенцию» в пораженчестве, в желании капитулировать перед «заокеанской цивилизацией». Также авторы пугают читателей «новым Февралем, а значит, очередным крушением».

Главный аргумент Сендерова в пользу подписания этого письма – что «перед лицом революции надо быть вместе с властью, если не хочешь катастрофы для страны». Вот отрывок о наилучшем сценарии для развития России:
В.С.: Наилучший сценарий – внедрение какого-то понятия о праве. В анафемские черепа власти и народа. Понимаю, что сценарий не шибко реальный. Но без него мы не сдвинемся никуда.
Г.К.: Внедрение понятия о праве – шикарный лозунг! На Болотной и Сахарова с этим вряд ли кто-либо поспорил бы. Но как Вы видите это процесс? Кто это будет делать? На мой взгляд, Путин и Ко действуют в противоположном направлении. Позволю себе напомнить пример нашего коллеги В.В.Прасолова, который стал гражданским активистом после того, как в их двор пришла уплотнительная застройка вместе с ОМОНом, положившим на асфальт сопротивлявшихся ей местных жителей. По моим впечатлениям, именно такая судьба постигает существенную часть граждан РФ, самоорганизующихся в борьбе за отстаивание своих законных прав. В ту же копилку — включение школьных учителей в процесс фальсификации выборов и т.п. Нынешняя власть скорее коррумпирует людей, чем внедряет понятие о праве – это общее мнение экспертов, а не только политической оппозиции.
В.С.: Полностью согласен с содержанием этого пункта! Но позволю себе робкое дополнение (не возражение...). Полицейские и в той, настоящей России восторга не вызывали. Охотнорядцы — говорить не приходится... А потом... потом приходят другие. И тогда злой сатирик Саша Чёрный по-другому, чем прежде, вспоминает провалившуюся, «слинявшую в три дня» страну. «И встаёт былое светлым раем, // Словно детство в солнечной пыли...»
Поймите, я не о том, что власть хороша. Я о том, что вы, господа, – много хуже. И лучше иметь дело с циничным квалифицированным юристом Путиным, чем с воем толпы: «Навальный вас любит!»

И о политзаключенных в современной России: Прежде были объективные критерии. Были авторитетные, всеми признаваемые списки политзаключённых. Списки Кронида Любарского; списки Международного общества прав человека; списки Международной амнистии. Эти списки составлялись на разных принципах. Но эти принципы оглашались. И тот, кого это на самом деле интересовало, мог об этих принципах и критериях узнать. Короче — для реальной борьбы за освобождение политзаключённых была и моральная, и юридическая база. В сегодняшней же мутно-политической обстановке такая база, боюсь, просто маловозможна. Людей и организаций, могущих обоснованно претендовать на доверие, – нет.

У одного из нынешних «неправильных» политзаключенных завтра апелляция в Мосгорсуде:

Еще одну историю советского диссидента, только с другой точки зрения рассказывает в фб Мариам Новикова: Мой отец в брежневские времена вышел на площадь с плакатиком. Устроил одиночный пикет, как сейчас бы это называлось. Протестовал против высылки Сахарова. Получил 7 лет строгого режима и 2 года ссылки. В заключительном обвинении третьим пунктом значилось "распространение книг «Окаянные дни» И. Бунина и «Некрополь» В. Ходасевича". Девять лет так и провел в местах не столь отдаленных. Но зато когда вышел - вдруг случилось все то, за что он боролся: свобода слова, падение железного занавеса. Дальше хочется стихами:

Старость его совпала с эпохой благополучья.
Не было ни землетрясений, ни засухи, ни потопа.
Выровнялись границы меж временами года.
Звезды сверкали ярче;так же, впрочем, как солнце.
Даже в провинциях больше не воевали.
Поколенья росли в уваженьи к ближним.
Горько было прощаться со столь совершенным миром!
Глядя на них, он стыдился своих отчаянных мыслей
и pад был, что вместе с ним сгинет страшная память.
Через сорок восемь часов после его кончины
опустошительный ураган пронесся по побережью.
Задымили дремавшие двести лет вулканы.
Лава подмяла леса, виноградники и селенья.
И война началась на знойном архипелаге.

Он еще жив, впрочем.
Я к тому, что человеческая жизнь по сравнению с жизнью страны слишком коротка и магия подвига на нашей территории как-то плохо работает.

На "Свободной прессе" - замечательный в смысле возрождения старинной стилистики текст Юрия Козлова "Рычи, Россия!". По содержанию - это панегирик писателю Юрию Полякову, "либеральной интеллигенции" шестидесятых и российскому завоеванию Крыма. Читать стоит все, но вот самое яркое: В конце двадцатых годов в СССР была очень популярна пьеса Сергея Третьякова под названием «Рычи, Китай!» Там речь шла о том, как страна-великан, угнетаемая и попираемая колонизаторами, поднялась на борьбу, чтобы навсегда сбросить цепи рабства. В 1924 году случился знаменитый ваньсяньский инцидент, когда капитан английской канонерки, наведя орудия на уездный город Ваньсянь, выступил в роли судьи, расследующего конфликт на бытовой, как сказали бы сейчас, почве между портовыми рабочими и сотрудником английской фирмы.
Сегодня России предстоит решать примерно те же проблемы, что некогда одурманенному опиумом Китаю, хотя, конечно, наше положение, благодаря ещё имеющемуся у нас ядерному оружию, всё же лучше чем у тогдашнего Китая. Но отношение к России со стороны Запада примерно такое же. Тут ни убавить, ни прибавить.
В последнее время президент Путин и некоторые другие люди во власти заговорили о том, что Россия – это некая отдельная цивилизация, у неё свой (третий?) путь, своя миссия, своё (уникальное?) место в мире.
Приблизившийся к своему шестидесятилетию, Юрий Поляков – русский писатель, драматург, поэт, публицист, общественный деятель, главный редактор «Литературной газеты» - давно предвидел этот путь. За внешне спокойной, философичной, полной остроумных и глубоких афоризмов, образной и сюжетной прозой этого автора звучит тот самый (кстати, герой повести «Демгородок», так и зовётся – адмирал Рык), который поначалу задавленно и едва слышно, но в последнее время всё отчётливее издаёт Россия. Что поделаешь, истинная литература – всегда предвидение и пророчество, не важно, в какой жанровой или сюжетной «упаковке».
Китаю для обретения себя потребовалось почти сто лет.


В общем, драмы не только у диссидентов и редактора "Литгазеты", но, кажется, и у русского языка.

Два рассуждения о возможных стратегиях десталинизации России. Философ Виталий Куренной: В дискуссии с Andrei Lavruhin пришел в голову вот какой аргумент:
Россию же боятся как носителя советской имперской политики - типа, опять за старое. Но давайте же вместе избавляться от мрачного советского прошлого. Тогда на деле это означает, что надо оказаться от наследия тех экспериментов над людьми и территориями, которые достались нам от Сталина и других советских руководителей - со всеми вытекающими последствиями для Украины, Польши и проч. - То есть даешь десталинизацию на деле!
То же, кстати, каждый россиянин либеральных взглядов должен отнести и к себе, начать, так сказать, преобразование мира с самого себя: если ты человек либеральных взглядов, демонстративно верни государству сталинскую квартиру, откажись от кровавой ренты и заработай на новую по свободным рыночным правилам )

Александр Иличевский: Абхазия и Крым - сталинские дачи, вот они и возвращаются. Первый премьер Крыма поэт Евгений Сабуров говорил, что "в Крыму не будет ничего хорошего, потому что он населен потомками работников НКВД, награжденных Сталиным за некие заслуги житьем на курорте": чтобы вокруг любимой дачи обитало особенно лояльное сословие. А под "ничего хорошего" Сабуров имел в виду, что жители Крыма не пригодны к курортному бизнесу: ибо люди с кастовым сознанием не способны заниматься сферой услуг. Я же думаю, что это самое невинное следствие.
Южная Осетия тоже вписывается в это сталинское пробуждение, ибо, согласно Мандельштаму, она так просто "широкая грудь осетина". Где у нас еще вождь народов любил отдыхать? Вот Сочи, да. Там как раз недавно все и справили. Так что отчетливый призрак знатока языкознания и друга всех детей шатается по стране, будучи не на шутку разбужен.

То есть получается, что в целях десталинизации Крым нам как раз противопоказан. Поэтому:

А пока вот так:

И вот еще вполне себе сталинская по духу попытка сделать щедрый подарок Эрмитажу (раньше, правда, дарили из Дрездена): Експонати кримських музеїв, які сьогодні знаходяться на виставках за межами України, російська влада намагається вивезти у Санкт-Петербург в Ермітаж.
Про це заявив на брифінгу віце-прем'єр-міністр з соціальних питань Олександр Сич, передає «УНІАН».
Він повідомив, що у зв'язку з цим вчора на засіданні уряду було ухвалено рішення передати ці експонати безпосередньо Міністерству культури України для того, щоб запобігти їх вивезенню в Росію.


(Экспонаты крымских музеев, находящиеся на выставках за пределами Украины, российская власть намеревается отправить в Санкт-Петербург, в Эрмитаж. Об этом заявил на брифинге вице-премьер по социальным вопросам Александр Сыч, передает "УНИАН".
Он сообщил, что в связи с этим вчера на заседании правительства было принято решение передать эти экспонаты непосредственно Министерству культуры Украины для того, чтобы предотвратить их вывоз в Россию)
19:39 24.3.2014
Ольга Серебряная
Спасибо Путину за процветание Европы. Так говорила Тимошенко. Мировая наука вступилась за Якунина

Профессор исследований культуры Восточной Европы Лейпцигского университета, заместитель директора Лейпцигского центра истории и культуры Восточно-Центральной Европы Стефан Трёбст (его статья опубликована на сайте gefter.ru) перечислил все последствия аннексии Крыма и сердечно поблагодарил Путина: Пожалуй, самым значительным следствием имперской позы Путина — станет то, что охваченный кризисом и сомневающийся в себе ЕС вновь сплотится, его страны сблизятся. Вид вооруженных до зубов современных русских спецназовцев из элитных подразделений, которые захватывают мирную туристическую зону без объявления войны и не имея на себе национальных опознавательных знаков, но с кевларовыми шлемами и керамической броней западного производства, вселяет уверенность в приверженцев ЕС. Европейцы как никогда с 1989 года вновь почувствовали себя в единой Европе. Теперь мы снова знаем, кто мы и кого нужно поблагодарить за демократию и верховенство права, равно как и процветание и безопасность Европы. Spasibo, Владимир Владимирович!

На самом деле все намного сложнее. Способствуя сплочению Европы, Россия вводит санкции против Канады. То есть тут как-то замешана Канада:

И против Юлии Тимошенко. Очередная неизвестно откуда всплывшая запись ее телефонного разговора:

Ошибка сервера

Ой! Как вы понимаете, это не то, что мы хотели бы вам показать

Адрес этой страничке был отослан разработчикам для анализа и исправления. Приносим извинения!

Пожалуста, используйте Поиск вверху страницы, чтобы найти больше


Гоблину понравилось:

Юлия Владимировна как бы подтверждает подлинность записи, но с одной оговоркой:

Ну и ожидавшаяся, видимо, реакция народа:

И сознательный ответ мастера российской культуры:

А вот привет российским деятелям культуры из Донецка:

Еще из замечательного. Мировое сообщество разгневано:

Более всего мировое сообщество разгневано санкциями, наложенными на Владимира Якунина - иностранные коллеги-ученые написала в поддержку главы РЖД вот такое стилистически безупречное письмо:
Мы считаем особенной ошибкой введение санкций против Владимира Якунина, который является не только Президентом ОАО «Российские железные дороги», но и Президентом-основателем Мирового общественного форума «Диалог цивилизаций», имеющего консультативный статус при Экономическом и Социальном Совете ООН (ЭКОСОС).
Более десяти лет Владимир Якунин посвятил делу развития диалога между различными религиями, культурами и народами, понимая диалог как альтернативу вооруженным конфликтам.
Он боролся с проявлениями ненависти, ксенофобии, антисемитизма и исламофобии.
Многие люди из разных стран мира знают и высоко ценят предпринимаемые Владимиром Якуниным чрезвычайные и неустанные усилия в борьбе за мир, справедливость и решение конфликтов.
Он представляет собой яркий пример того огромного потенциала, который МОФ «Диалог цивилизаций» может предложить для мирного сосуществования на Земле.
Владимир Якунин всегда высказывался за защиту окружающей среды, устойчивый рост, экологию, ненасилие, социальную ответственность и ценностно-ориентированное образование.
Он продолжает вдохновлять и подвигать других людей на развитие своих скрытых способностей, и его усилия высоко ценятся по всему миру, включая США.
Под этим текстом – 13 иностранных фамилий, все профессора и президенты. Надо бы их обзвонить.

Новое развитие получила и тема национал-предателей – теперь они почему-то еще и гэбисты (кроме того, что "бандеровцы" и пособничающие им евреи-самонавлекатели-холокоста):
17:34 24.3.2014
Ольга Серебряная
Светлое настоящее: Андрей Зубов все-таки уволен, «холодное отрицание» Рубинштейна, «Другая Россия» за Путина

Профессора Андрея Зубова все-таки уволили из МГИМО – об этом сообщает на сайте заведения «Управление по работе с персоналом»: Администрация МГИМО приняла решение о расторжении трудового соглашения с профессором Зубовым А.Б. с 24 марта с.г. и его увольнении из института.
Это решение вызвано тем, что Зубов А.Б. сознательно и неоднократно нарушал Устав МГИМО, Правила внутреннего распорядка и Положение МГИМО об основных принципах корпоративного поведения, которые определяются ведомственной принадлежностью МГИМО к МИДу России.
Предупреждения со стороны руководства МГИМО о недопустимости такой практики высказывались Зубову А.Б. не раз в прошлом, а в связи с активизацией его публичных выступлений по поводу событий на Украине и в Крыму, 5 марта ему было вручено официальное уведомление о недопустимости таких высказываний и их несоответствии статусу профессора МГИМО.
Многочисленные высказывания и интервью Зубова А.Б. о происходящем на Украине и о внешней политике России вызывают возмущение и недоумение в университетской среде. Они идут вразрез с внешнеполитическим курсом России, подвергают безоглядной и безответственной критике действия государства, наносят вред учебно-образовательному и воспитательному процессу.
Оставляя на совести Зубова А.Б. неуместные и оскорбительные исторические аналогии и характеристики, руководство МГИМО сочло невозможным продолжение работы Зубова А.Б. в институте и приняло решение о прекращении с ним трудового договора.

Приказ об увольнении можно посмотреть здесь. Николай Бобринский: Андрей Борисович Зубов сегодня уволен на основании п.8 статьи 81 Трудового кодекса РФ (совершение аморального поступка).

Олег Ясаков: Правильно. Русская дипломатия - это никакой не Грибоедов и не граф Горчаков. Русская дипломатия - это Андрей Андреевич Громыко Андрей Андреевич Громыко Андрей Андреевич Громыко Андрей Андреевич Громыко Андрей Андреевич Громыко Андрей Андреевич Громыко Андрей Андреевич Громыко.

Ольга Романова: В день хамского увольнения из МГИМО профессора Андрея Зубова перед студентами выступает Дмитрий Киселёв.

Образцовое заведение, ничего не скажешь. Хотя есть заведения еще образцовее:

Сергей Зенкин: То, что они это сделали, - не удивительно. Вопрос в том, какой ответ будет на это дан.

Анатолий Тумбин: У события должны быть ОФИЦИАЛЬНЫЕ причины. Моё мнение, что Андрей Зубов должен подать в суд. И не важно, что присудят, важно чтобы были оглашены имена. Для подлецов нет большей опасности, чем огласка. И всё, о чём они мечтают, что бы их не трогали. Им нужна тишь да гладь.

Илья Клишин: Я обращаюсь к преподавателям, выпускникам и студентам МГИМО.
Сегодня было объявлено об увольнении профессора Зубова. С чудовищными формулировками. Идут вразрез, наносят вред... Эти формулировки мы уже слышали. Они относятся к печальной странице нашей истории, к которой очень не хочется возвращаться.
У меня дома лежит красный диплом МГИМО, но если я не согласен с анонимными авторами увольнения, стыдливо спрятавшимися за словами "Управление по работе с персоналом", то я, видимо, тоже иду вразрез и наношу вред.
Мне стыдно за свой институт. И очень обидно. Я осуждаю это решение администрации МГИМО. Мне даже не нужно называть его политически мотивированным. Новая искренность: цензоры сделали это за меня.
Я прошу всех причастных к институту и дорожащих его добрым именем поддержать меня.


Евгений Майзель: В увольнении Зубова наибольшее впечатление произвело письмо руководства, в котором позорные причины увольнения названы вполне открыто. Полагаю эту черточку ещё одним неподдельным доказательством того, что из автократического режима Россия на наших глазах (условно - начиная с выступления президента перед Федеральным собранием 18 марта) становится страной тоталитарной.

Вот еще интересное сообщение – от поэта Галины Рымбу: Только что пришло письмо по электронке, где мастер Литературного института им. Горького Олеся Николаева изгоняет меня из своего семинара. В принципе, после организованного ею два года назад пропагандистского круглого стола по теме Пусси Райот, где она высказала по истине христианское убеждение "они не люди", а я решилась с этим убеждением вполне себе по-христиански поспорить и указать студентам (которых чуть ли не насильно согнали в актовый зал слушать все это и также предостережения преподавателей и священников против "продажного авангардного искусства") на пропагандистский характер мероприятия и предложить уйти со мной из аудитории (некоторые и впрямь вышли со мной), - этого следовало ожидать и сразу. С тех пор прошло ещё время, и я надеялась как-то тихо-мирно дотянуть эти пять лет, но, видимо не выходит. Все это время я старалась вести себя корректно. Завтра у меня должно было быть формально необходимое обсуждение новых текстов. То ли они её так выбесили (хотя я включила в подборку самые невинные), то ли добрые товарищи отправили ей мой последний текст. В-общем, не вполне понятно, что делать теперь. 4 курс.

Вот, собственно, выдержка из последнего текста Галины Рымбу:
Я говорю: «Мама, ты в своем уме? Ты можешь перестать смотреть телевизор?
Я расскажу тебе новости», а она :
«Ну, вы, творческие люди, вообще дилетанты в политике».

После этого разговора мне нужно ехать на семинар
православной поэтессы Олеси Николаевой,
отдать подборку текстов для обсуждения,
процедура скандальная и неприятная, но без нее не получить аттестацию.
Сама же О.Н. в последние пару лет совсем уехала,
ребята с семинара говорят, что все чаще приглашаются деятели церкви,
чуть ли не по три раза за месяц (из возможных четырех)
ребята в рясах что-то заясняют студентам.
О.Н. уверена, что кругом геи, художники, что-то идет не так,
мне кажется, что она все же красивая и, единственное, что спасает,
когда я вижу её раз в полгода – сидеть и представлять,
что она старая прекрасная лесбиянка,
что мы сидим в пустом итальянском ресторане
и ветер колышет шторки на окнах.
Что-то вроде этого, когда она говорит «Вот, Галина, мне так вас жаль,
вы сгинули, не пошли путем божественных поэтических озарений».
Я говорю: «Да, действительно».

Своевременно:

Понятно, всех теперь волнует, как жить и на что надеяться. Вениамин Зайцев: Радостная новость от Е.Ясина. "Я уверен, что политический режим в России поменяется на демократический, где-то к 50 году..." Ждать осталось недолго))

Лев Рубинштейн дает рекомендации, исходя из своего андеграундного опыта: Мы ушли не только, и даже не столько в искусство, сколько в разговор об искусстве. Этот разговор, собственно, искусством и был. А из всех искусств важнейшим стало искусство общения. Этот Разговор, собственно, и был самой жизнью.
О том, что мы попутно говорим с миром о самом главном, мы не особенно думали тогда. К тому же наша общность казалась нам куда важнее и интереснее, чем какой-то мир. Недаром в те годы в нашей среде пользовалась большой популярностью формула Сковороды «Мир меня ловил, но не поймал».
Каким-то непостижимым образом мы сумели удушающую и не слишком конструктивную энергию ненависти преобразовать в то вполне ровное и вполне, как оказалось, продуктивное ощущение, которое кто-то из нас довольно точно, по-моему, обозначил как «холодное отрицание».
Каждый из нас как-то сумел свое осознанное и отрефлексированное отчаянье превратить в жизнеспособную, а временами даже на удивление бодрую поэтику, легко и непринужденно пережившую вместе с нами все то, что мы пережили и продолжаем переживать.
Мы редко говорили о политике. Не потому что это было опасно, нет. А потому что, начиная с какого-то исторического момента, все стало слишком ясно. Вот как-то окончательно ясно. И то самое непоколебимое «холодное отрицание» на годы стало фоном нашей жизни, нашего искусства, нашего разговора. Этот фон был настолько привычен и неизменен, что вовсе перестал замечаться. Примерно так же как памятники на площадях или портреты, висящие за спинами разных казенных людей - директора школы, начальника паспортного стола и всех прочих, от хотя бы редких контактов с которыми увернуться было невозможно.
Нет, это не было бегством от реальности, от той мертвой стоячей общественной реальности, которая окружала нас со всех четырех сторон. Территория искусства, где мы обитали, и была самой что ни есть реальностью – подвижной, динамичной, драматичной. То есть нормальной. И никакая это не была башня из слоновой кости. Да и вообще никакая не башня, а самая что ни на есть шумливая и мусорная гуща жизни. <…>
В те годы мы приготовили себя к тому, то такое наше существование в окружавшем нас социуме – навсегда. Мы сознательно исключили из своего чувственного арсенала такие категории, как иллюзии. И в этих удивительных условиях мы жили, в общем, счастливо. Хотите верьте, а хотите нет. <…>
Я не знаю, какие времена нас ожидают. Думаю, что и никто не знает. По опыту не только отечественной истории, но даже и по опыту собственной жизни я твердо усвоил, что здесь может случиться все, что угодно – и самое плохое, и самое хорошее. Поэтому лучше ничего не загадывать и не пытаться запастись впрок кислородом – все равно не запасешься.
Надо, мне кажется, просто жить, руководствуясь выработанными не только твоим, но, возможно, и чужим опытом базовыми понятиями и технологиями социально-культурного поведения. Собственно лишь поэтому я своим опытом и делюсь. Вдруг кому-нибудь пригодится.

Алексей Цветков пытается описать, как устроено российское общество после украинской революции: Итак, российское общество поделено (украинской революцией) на три партии. Во-первых, это "профессиональные любители Родины" т.е. люди, которые с этого кое-что имеют и вообще им полагается по должности, ну и много чего можно лишиться, если сомневаться вслух начнешь. Это не очень многочисленная, но самая влиятельная партия. Внутри неё очень высока конкуренция на должность главного любителя. Внутри неё так же весьма высок цинизм и культ отчуждения, типа, "время такое", "попробовали бы мы по другому петь", " а детям моим прикажешь сюда возвращаться и работать начинать, если меня выпрут?" и т.п. Вторая партия -- это "непрофессиональные любители Родины" т.е. те, кто верит профессиональным любителям, их целевая аудитория. Это самая массовая, но не такая влиятельная партия. Многие её представители мечтают перейти из дилетантов в профи, потому что уверены, что деньги (и другие бонусы и доступы к лифтам) за любовь к родине получают явно не те люди. Т.е. в этой, второй, партии, сильны сомнения в профессионализме партии первой. Социальную коммуникацию между двумя партиями осуществляет патриотическая интеллигенция, которая пытается попасть в первую партию, но при этом изображать, что она осталась во-второй. И, наконец, третья партия -- "национал-предатели". Это те, кто в целевую аудиторию первой партии не попали, а любить Родину профессионально (по очень разным причинам) не хотят. Это самая малочисленная партия, относиться к которой, конечно, круто, но очень неуютно и небезопасно. Что-то вроде "революционеров" в России до 17 года или "диссидентов" в СССР до 1991-ого. Если же брать показательные нюансы всех трёх партий, то легко заметить, что периферийный капитализм постсоветского десятилетия упростил систему общественных настроений до уровня приблизительно конца 19 века (Александр 3) т.е. до положения задолго до первой русской революции.
И да, важное уточнение, в каждой из трех партий есть люди любых политических взглядов. Т.е. в каждой из них есть свои "националисты", свои "либералы" и свои "социалисты" (по самоидентичности). Но такие, взятые из европейской политической традиции, идентичности ничего не объясняют и вообще не работают на социальную мобилизацию. В упрощенной системе они превращаются в ненужных призраков, полностью уступая описанной трёхпартийности.

Иногда представители этих разных партий между собой разговаривают:

А некоторые обращаются к тирану с просьбой не тиранить их больше, потому что партии теперь другие. Захар Прилепин, под заголовком «Времена изменились»:
Запрос гособвинением наказания Юрию Староверову в виде четырех лет колонии-поселения по «делу 15 сентября» «за причинение боли» прапорщику, избивавшему дубинкой мирных участников митинга, не выдерживает никакой критики. Это в чистом виде провинциальная реакция, когда по заказу высокопоставленных чиновников политический активист, патриот России, и вообще золотой запас нации попадает в шестерни полицейской машины, а вся наша полицейская система осуществляет репрессии привычно, безупречно и слаженно.
И это в сегодняшней ситуации, когда Юра как активист «Другой России», как нацбол, как член партии занимает стопроцентно патриотическую позицию! Репрессивная машина наносит удар по лучшим сынам Отечества, по людям, которые готовы самоотверженно работать с государством во имя государственных целей. И в данном случае провинциальные правоохранители выступают в роли тех, кто нарушает пресловутую политическую стабильность страны, настраивая против государства самых активных, самых молодых и самых честных. <…>
Я не думаю, что в этой истории решающую роль играет некое указание по борьбе с «Другой Россией». Вы посмотрите, что происходит сегодня вокруг фигуры, например, Навального, и - с другой стороны, вокруг фигуры Лимонова. Совершенно очевидно, что некие выводы из событий последнего времени властью были сделаны. И абсолютно беспочвенное преследование активиста «Другой России» - это, безусловно, инициатива местных правоохранителей, которые заигрались в свою раболепную верноподданническую игру. Им нужно успокоиться и понять, что за последние два-три месяца наступили другие уже времена и что надо переориентироваться, а не продолжать дуть в свою привычную дуду.
16:35 24.3.2014
Ольга Серебряная
Этика и психология Путина. Логика санкций

Первую попытался восстановить собиравшийся было на Украину Станислав Белковский. Путин у него получился реальным пацаном, которого обидел Запад. Белковский выражает ему респект и уважуху: Давайте вынем из памяти последовательность действий украинской драмы.
Итак, шаг первый — кидалово (в путинском понимании) с мирными выборами президента.
Второй шаг — начало заварухи в Крыму.
Третий шаг — пресс-конференция Путина, на которой он заявил, что присоединения Крыма к России не будет. Лгал ли он? Нет. ВВП никогда не лжет впрямую, это давно доказано.
Темнит, скрывает, недоговаривает, но не лжет. Т.е. не допускает высказываний, которые можно формально и убедительно опровергнуть. Тогда он просто хотел сказать Западу: я не буду присоединять Крым, если вы обеспечите наши интересы на Украине, включая защиту русского языка.
Вельможный Запад ничего не сделал. Думал, что ВВП смирится с любым дальнейшим развитием событий.
Ах, так? Тогда новое решение: получите отделение от Украины Крыма.
Крым просто свалился ему в руки, как перезревшая груша.
И что вы можете этому противопоставить? Санкции против профсоюза кремлевских уборщиц? Хе-хе.
Идем дальше.
Пошел разговор о широкомасштабных санкциях против России. Против целых отраслей экономики.
На это ВВП отвечает: если санкции будут, я присоединю к России всю Юго-Восточную Украину. И никто не сможет этому помешать. Потому что нет эффективной технологии помешания. Крымская война-2014 это уже доказала.

Два отзыва на этот текст. Александр Тимофеевский – о тоне, который взял Белковский: Станислав Александрович Белковский - человек, несомненно, очень умный. Но технолог это проклятие - вообще, а для текста в первую очередь. Текст должен быть бескорыстным, тогда он взлетает, а не волочится брюхом по земле. Не в том смысле, чтоб за него не платили - платить должны всенепременно, и чем больше, тем лучше, по пушкинскому завету: не продается вдохновенье, но можно рукопись продать. Обе части формулы одинаково важны: рукопись хорошо бы продать как можно выгоднее, но вдохновенье не продается и не встраивается в расклады, писать надо бескорыстно, а не технологично, и думать для того, чтобы думать, а не строить успешную комбинацию. Три пишем, два в уме - для текста провал, пусть даже ум такой незаурядный, как у Станислава Белковского.

Николай Габалов реагирует на главный вопрос, который, если верить Белковскому, Путин задал Западу и получил отрицательный ответ: На пьяный русский вопрос "Ты меня уважаешь?" стоило бы ответить вопросом: "А за что?" За что уважать? Не бояться твоей неадекватности, умножаемой ядерной кнопкой, а именно уважать?
За то, что ты за время своего бессменного правления искоренял воровство всеми силами - как Петр Великий или Ли Кван Ю? И преуспел в том?
За то, что из индустриальной (или стремившейся к тому) страны ты не создал сырьевой придаток, а поднял промышленность, технологии, образование на недосягаемый уровень и у нас теперь учится весь мир?
За то, что ты поверил в свой народ и дал ему возможность самоуправления? За то, что все твои выборы были прозрачны и честны? За то, что ты реально "замочил в сортире" бандитов? Или все же Великая Русь платит бандитам дань, конвертируемую в золотые пистолеты и на не заработанные деньги строящиеся города-дворцы?
За Россию Пушкина, Петра Великого, Суворова - уважать надо Пушкина, Петра Великого и Суворова. За СССР Гагарина, Королева - нужно их уважать. А путинскую Россию, которая погрязла в коррупционных скандалах, - почему уважать за Российскую Империю и СССР?
Так что - передергивание это. И "ты меня уважаешь?" остается пьяной надрывной слезой.

Для разнообразия – психологическая версия Эдуарда Надточия: Фюрерром управляет комплекс предателя, ищущего искупления. В Дрездене он сдал немцам всю картотеку агетнтуры советской и нескольких сателлитных разведок. За что был с позором уволен из ФСБ. Но ему сказочно повезло и ничего более серьезного чекисты предпринять не успели. Грянула революция и на все совецкое махнули рукой. И не то сдали. В 90е это могло вне кругогв ГБ считаться даже доблестью - и давала пароль на вход в немецке околотайнополицейские деловые круги. За что его и ценил Собчак (вообще любивший совецких предателей-перебежчиков). А потом на основе этого троянизма - мол, среди своих же изгой, значит может быть своим среди чужих - его возвысила ельциновская мафия сначала до начальника ГБ, а потом и до резидента дел семьи. В ельциновской семье любили двойных агентов-предателей-перебежчиков. Но никто не учел, что в маленькой крысе, всех продавшей, может дремать комплекс искупления. Все годы она живет одним: заработать в своей корпорации прощение за свой поступок. Любыми средствами. А прощения, кажется, все не выходит. Поэтому непрерывное возвышение в ставках. Это уже игра, захватившая все его существо. На самом деле, предатель такого рода уже сам себя не может простить. это комплекс не иуды, а петра.
тем более что именно это ему вспомнили немцы, когда решили вырвать из его когтей Ходорковского. Что всколыхнуло весь комплекс с новой силой, теперь он движим только одним: доказать всему миру, что трижды отрекшийся еще может доказать, что все это было случайно. И это психиатрическое возвышение в ставках - самое опасное, что сегодня существует для безопасности всего земного шара.

Экономист Сергей Гуриев, который, как и Белковский, уважает Путина, толкует его поведение иначе – «Слон.ру» публикует вопросы и ответы, которые Гуриеву задавали в Лондоне после его выступления в Pushkin House:
- Интересно, как россияне воспринимают Путина. Он спаситель?
– Он очень популярен. Он спаситель от «хаоса девяностых». Но как только рубль ослабнет, люди начнут задавать вопросы по поводу коррумпированных чиновников. И эти санкции тоже рождают в умах россиян некоторые вопросы. Что с этими людьми из ближнего круга Путина, почему вдруг американцы включают их в список, если у них нет зарубежных активов? И почему руководитель государственной компании, который никогда не имел частного бизнеса, попадает в список американских санкций, почему он так богат? Все эти вопросы начнут возникать с падением рубля. И это произойдет быстро.
Но и российские политические лидеры являются незаурядными людьми. Они используют сразу несколько инструментов. Некоторые люди, которым очень нравятся деньги, не подвергаются репрессиям – их лояльность покупается. Какие-то люди, менее информированные, подпадают под влияние пропаганды. С некоторыми приходится использовать репрессии. Этими тремя инструментами – подкупом, промывкой мозгов и репрессиями – российская власть и удерживает сложный баланс. Проблема только в том, что у нее кончаются деньги. Это, в частности, означает, что в ближайшем будущем мы увидим больше пропаганды и больше репрессий.
- Согласны ли вы с тем, что решение по Крыму Путин принимал, не учитывая интересов своего близкого окружения, которому симпатизирует, и просчитался? Намеренно ли он подверг их риску или это была ошибка?
– Решение по Крыму приведет к катастрофическим последствиям для этих людей. Но в конце концов это может оказаться очень опасным и для самого Путина. Он совершил шаг, который я никому не посоветовал бы сделать. Дело не в том, нравится ли мне или вам война за Крым. Дело в том, что теперь персональные риски Путина очень высоки. Когда вы подвергаете угрозе собственность и свободу очень богатых и могущественных людей (даже если они обязаны вам своим богатством), то вы становитесь для них проблемой жизни и смерти. Такая ситуация долго не продлится. Она стала слишком опасной и для Путина, и для его личного окружения. И именно в этом была стратегическая ошибка с Украиной.

Свежий Кашин пишет о санкциях в сходной с Гуриевым логике. Он начинает свою заметку воспоминанием об открытом письме Ивана Рыбкина, которое было напечатано в Коммерсанте 2 февраля 2004 года. В этом тексте впервые публично упоминались Тимченко и Ковальчуки. На фоне этого всеми позабытого письма нынешние американские санкции выглядят всего лишь последним аккордом. Каковым, может быть, и являются: И пока одни фигуранты американского списка упиваются тем, что теперь у них есть справка о близости к Путину, с гордостью дают интервью – «Я пострадал за честность!», «Санкции против меня – наступление на свободу слова!» – или грозят в твиттере Сибирью сенатору Маккейну, в этом же списке вполне может найтись кто-то, кто, взвесив все за и против, подумает, что связывать свое имя с Путиным навсегда в их положении не лучший выбор. Кто-то из перечисленных в санкционном списке граждан уже сейчас обязательно думает, что, может быть, все-таки стоит рискнуть и сесть в самолет, и когда пограничник в аэропорту скажет: «Извините, ваша виза аннулирована», позвать представителя иммиграционной службы, сделать заявление, выразить готовность оказать содействие в расследовании преступлений агрессоров, захвативших Крым.
Выбор-то, в общем, простой. Можно сколько угодно высчитывать размеры компенсации за потерянные зарубежные активы и спорить, стоит ли одна большая вилла в Сочи двух маленьких в Ницце, но даже если вилла в Сочи будет украшена бриллиантами по периметру крыши, виллу в Ницце она не заменит, и дело даже не в том, что в Сочи хуже, чем в Ницце. Если совсем грубо, вилла в Ницце нужна, чтобы в ней, если что, можно было укрыться от гостей из Следственного комитета, а вилла в Сочи для того и существует, чтобы ты с нее никуда и ни от кого не сбежал. Это простая формула, она доступна каждому из санкционного списка. Вопрос только один: кто сделает выбор первым?
Ответа мы пока не знаем. Я бы присмотрелся к Суркову.

Маргарита Симоньян пока что ждет – не дождется того дня, когда она перестанет страдать за честность:

Дмитрий Гололобов, напротив, уверен, что санкции против приближенных к Путину олигархов совершенно бесполезны: Очевидно, что если все близкие к власти олигархи не зря заработали свои деньги, то тот факт, что рано или поздно Запад попытается достать кооператив «Озеро» именно через них, был для них ясен еще лет десять назад. За эти десять лет, соответственно, была встроена такая система владения собственностью, которая предполагает, что либо ее арестовать и заморозить принципиально нельзя, либо от нее можно в ускоренном режиме избавиться, не понеся существенных потерь. Что и проделал господин Тимченко с широко известным нефтетрейдером Gunvor. Всегда приятно, когда есть друзья, способные оперативно выкупить твою долю в бизнесе. Да, риски у российских олигархов, разумеется, есть. Но для того они и олигархи, чтобы как-то определяться и с рисками: близость к кооперативу «Озеро» давала и дает существенные преимущества, и они рискуют.
Лучше всего отношение Запада к российским олигархам высказал премьер-министр Британии Кэмерон в ответ на вопрос о владельце лондонского клуба «Челси»: «Да, мы можем арестовать активы Романа Абрамовича, если докажем, что он был причастен к захвату Крыма и событиям на Украине». Многие обращают внимание прежде всего на слова «Абрамович» и «арестовать», хотя, исходя даже из базовых знаний британского менталитета, надо бы на слова «если докажем». Что неизбежно предполагает соответствующую процедуру с возможностью обжалования промежуточных и окончательных решений и самой возможности такой процедуры. А юристы, как уже не раз доказывал Роман Аркадьевич, у него куда лучше, чем у британского правительства.

Загрузить еще

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG