Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Письмо из Уфы: «Жизнь в России перевернулась. Всё те же люди всё так же ходят на работу, всё тех же детей отводят утром в тот же детсад, а вечером слушают всё те же телеконцерты и шоу. Вот только дичайше популярную ещё вчера Верку Сердючку теперь ни один канал не рискнёт показать. Воздух стал другим. Совсем другим! Я никак не ожидал, что Ботексмен решится умыкнуть Крым. Я не ожидал, что это вызовет такой всенародный восторг. Я предположить не мог, что неучастие во всенародном ликовании сможет вызвать у окружающих такую дикую ненависть к отщепенцу, словно сейчас тридцатые годы, а не эпоха айпадов. Я представить себе не мог, что люди, трудоустроенные в международном бизнесе, привыкшие отовариваться и отдыхать в европах, будут с такой яростью вещать о растленном Западе, мечтающем уничтожить нашу лучезарную Родину. Да, вот такие мы - москали. Однако! Не могу сказать, что украинцы и украинство воспринимаются в России сейчас как что-то вражеское. Скорее, всеобщее желание старательно не замечать хохляцкое. Это очень интересный аспект! На одном автомобильном форуме получил бан. За что? Я сказал, что был в Крыму десять лет назад, полюбил этот край и мечтал побывать там ещё, но теперь не поеду туда ни за что. Бан с формулировкой: "Ведение политических дискуссий". На невиннейшем садоводческом форуме среди общего ликования позволил себе сказать, что российский Титаник налетел на Крымский айсберг. В ответ шквал: "У людей праздник, а ты хочешь радость испортить, нелюдь?!". И от модератора - бан. Формулировка: "За оскорбление участников". Но! Украинское стараются деликатно не замечать, не слышать. Ненависть направлена на своих, на русских. И на "западных фашистов". Такое впечатление, что наши горе-патриоты сами боятся неприятия украинства, которое им скармливает пропаганда. Они боятся окончательно принять формулу братской ненависти. Услышав украинскую песню, они затихают. Моя дочь откликнулась на происходящее виршей:
Да будь я славистом преклонных годов,
И то, от унынья и жути,
Я русский забыла бы только за то,
Что им разговаривал Путин.
Живёт она теперь в самой украинской стране мира – в Канаде. Унынье, конечно, сильнейшее. Не представляете, какой камень на душе лежит. Понимаю, что Россия направилась по дороге, где и коня потеряет, и сама погибнет. Но, в отличие от других, стесняться своей русскости почему-то не могу. Аркадий. Уфа». Спасибо за письмо, Аркадий! Такой русскости, как у вас, и я бы не стеснялся.

Вот признание ещё одного русского. Читаю: «В молодости мне пришлось жить в Чувашии, Казахстане и Азербайджане. У меня были друзья из, так сказать, местного населения, и я никогда особо не задумывался, что они несколько другие. С одной стороны, это было хорошо, а с другой, мне и в голову не приходило, что у них могут быть свои взгляды на жизнь, а они тоже особо на эту тему не высказывались».

Следующее письмо: «Весьма желательно послушать ваше мнение, отчего так вяло, без фантазии (перевожу на современный новояз: не креативно) подходят к выбору санкций против агрессора лидеры демократического мира? Жаль, бодливой корове Бог рогов не дает, а то у меня и все наши “верхи” уже только бы крякали от неприятного изумления, да и “послушный им народ” тоже тыковку бы почесывал и быстренько перестал бы изображать из себя Селифана: “Коли за дело, то и посеки; почему ж не посечь?” Вот таков мой взгляд на вещи. Есть, например, такой действенный способ выбить дурь из моих соотечественников: ввести международное эмбарго на поставки в Россию табака или, как минимум, заставить большинство производителей табачного сырья ввести заградительные экспортные пошлины, чтоб в разы поднять цены на сигареты. Способ крайне жестокий (сам когда-то был заядлым курильщиком, и хорошо помню табачный бунт в Нижнем Новгороде в восьмидесятих) но безотказный. К сожалению, правительства демократических стран берутся за ум только тогда, когда одновременно приходится браться за оружие. Боюсь, как бы не пришлось Ангеле Меркель защищать свободу Украины на берегах Рейна. Григорий Нелидов». Спасибо за письмо, Григорий! То, что делает под бурные продолжительные аплодисменти своих избирателей Путин, – да никакой враг не мог бы додуматься до такого вредительства! Если бы Запад был такой умный, как, к примеру, я, он бы предоставил эту массу людей их судьбе и заботился бы только о том, чтобы было чем от них отбиться, когда полезут. Замечательное слово, кстати: полезть. В пьяном кураже полез драться. Или целоваться. Одно слово обозначает противоположные намерения и действия. Казалось бы: как это возможно? А вот возможно – на известной стадии опьянения.

«Мне сорок семь лет, – следующее письмо. – Я выросла, училась и работала в СССР. Много читала о войне, о пионерах-героях, помню, говорила маме, что мы счастливые – живем в СССР, что мне жаль детей Африки и Америки. На эти мои слова мама лишь искоса глянула на меня и ничего не сказала. Прошло много лет, прежде чем я что-то стала понимать, смотреть на происходящее в моей стране критически. Появилось ощущение, что мы, живущие в этой стране, словно прокляты и несем наказание за свои грехи и грехи своих предков. Поэтому я от всей души рада за тех, кто смог уехать или вырвать свою страну из этого мрака. Я имею в виду Прибалтику и Грузию. Сейчас я всей душой с Украиной. Последние месяцы я ложусь спать и просыпаюсь с мыслью о ней, с гордостью за людей, вставших против бандитской власти, с болью за погибающих, но не уходящих с баррикад безоружных людей. Сегодня мне стыдно жить в стране, которой я когда-то гордилась. Не все мои знакомые разделяют мое мнение. Страшное наследие ленинизма и сталинизма, словно раковая опухоль, поразило многих и многих, даже, думаю, почти всех. Иначе как объяснить, что, когда полиция в Москве рассовывает по автозакам всех, кто под руку попадется, окружающие, вместо того, чтобы отбить ни в чем не повинных людей, лишь фотографируют происходящее. А вы говорите: Русский Майдан. Хотела бы я быть на этом Майдане, но боюсь, не доживу. С уважением Ольга». Под этим письмом есть не только имя, а и фамилия, но её я, по нынешним временам, опускаю. Таких людей, как ваша мать, Ольга, было много, больше, чем нам сегодня кажется, - матерей и отцов, которые только искоса поглядывали на своих детей, когда те рассказывали им, что жалеют несчастных африканских и американских детей и радуются за себя, счастливых советских детей. Уверен, что и сейчас не одна мать, не один отец так же поглядывают на своих детей, рассказывающих, по возвращении из школы, как хорошо, что они живут в России, а не на Украине, где злые бандеровцы преследуют людей за русский язык. Моя мать, правда, не жалела меня и не боялась. Она в таких случаях прямо мне говорила, что всё, что школа вбивает в мою доверчивую голову, – враньё от а до я. «Воспитывают вас, гады, чтоб вы преданные были», – говорила она, и слово «воспитывают» звучало в её устах так, как сегодня звучало бы «зомбируют» (тогда этого слова не было).

Прочитаю пять строк из письма православного священника: «Многие люди ненавидят Майдан не из политического противостояния ему, а из инстинкта противления любым беспорядкам, будь то на кухне или главной площади города. Такие замечательные люди даже в Судный день будут возмущены происходящим и, возможно, выйдут протестовать против беспорядка, коим будет сопровождаться конец света». Тут святой отец идёт маленько против психологии, по-моему. Тем-то и замечательны эти люди, что протестовать не выйдут никогда ни против чего. В том-то и великое их назначение в жизни, что они осуждают всех, кто выходит протестовать против чего бы то ни было. Ведь каждый такой выход – это, с их точки зрения, беспорядок, его устраивают люди легкомысленные, пустые, их называют крикунами, они были в каждом колхозе. О чём бы ни шла речь, выступают на всех собраниях, особенно – на отчётно-выборных и кричат, всем недовольны, всех разоблачают. Работники они никакие, он и в колхозе не вор, и дома не хозяин, в старину им вечно не хватало хлеба до нови, покосившийся забор, худая кляча, замурзанные дети. А не любят крикунов люди основательные, хозяйственные, себе на уме, осторожные, большие труженики, спокойные труженики. Они были в первых рядах противников горбачёвской перестройки, только эти ряды не были заметны, эти люди не высовываются, они, молча не принимают крикунов, вот те были и всегда будут в первых рядах перестройщиков, революционеров, когорты недовольных из них состоят… Демшиза – это они. Жизнь есть вечный поиск равновесия между крикунами и молчунами. Больше всего труженики-молчуны не любят развязность. Но на Майдане тон задавали и не крикуны, хотя хватало и их, и тем более - не кулаки-молчуны, этих там совсем не было. Костяк майданного личного состава был другой. Майдан – это осмысленное европейское презрение к ворью, к шпане, которая оккупировала страну и была уверена, что - навсегда.

«Радиостанции «Свобода» и всем сотрудникам салам! Я, Малкин Алексей, слушаю вас с шестнадцати лет, а мне уже пятьдесят восемь. Мой отец был крупный инженер-строитель. В мои шестнадцать лет он рассказал мне кое-что о социализме и для чего ему нужен партбилет. Я порвал свой комсомольский и двинул к демократам СССР типа геология, пустыни, горы, тайга, водолазы, а с девяносто первого - сам по себе, свой кооператив. Пожил неплохо, где-то интересно, но по подставе упрятали аж на одиннадцать лет. Соответственно инфаркты, сосуды, и вот я без ног. Совсем. В ДИПИ, что значит Дом-интернат для пенсионеров и инвалидов. Думал, тут нормальные условия для жизни и деятельности, но оказалось всё наоборот. Потерял вторую ногу, а перекомиссию так и не сделали, по-прежнему считаюсь инвалидом второй группы, и никто не чешется. Далее. Помутнел глаз. Сказали, левый видит на плюс три, и хватит. Один дедок уже десять лет слепой и без инвалидности, и постоянно остатки пенсии у него крадут. Воруют всё, не только деньги. Должностные лица лицемерно улыбаются, говорят хорошие слова погаными языками. Иногда доходит до рукоприкладства. Заняться тут нечем деятельному человеку вроде меня. Мне, правда, разрешили по мелочи заниматься электроникой, ремонтом бытовухи, я технарь широкого профиля, могу всё, читаю любые схемы, чертежи, врубаюсь в незнакомое. Сначала по-хорошему начал, было, бороться за права человека свои личные и общие, но ничего не добился, тогда начал агрессию, через интернет писал губернатору, президенту, но без толку, подали на меня в суд за то, что жить спокойно не даю, и вот меня перевели в специнтернат, засунули в горы, тут мне сразу выписали сто в гору, никаких личных вещей, инструмента, то есть, засовывай палец в рот и лыбься на потолок. Уже месяц не купаюсь, не могу сменить одежду (к казённым тряпкам не прикасаюсь), лишь совершаю омовение и голову мою. Начал голодовку. На чае с сахаром долго протяну. Приходилось пару месяцев в пекле-духоте на тухлой воде и без курева сидеть, и сознания не терял, и деятельности, лишь усох до бухенвальдского уровня. Вещи попробую отослать другу, он тоже без ног, оставил в Чечне. Он ещё молод, а пенсия нищая, лишь на день десантуры друзья подъедут, чем-то подогреют однополчанина. Такие дела. Жить в этом скотомогильнике и ещё жрать помои-подачки государственные – нет, не дождутся! Я волк, а не прикормленная шавка, на этом и стою. Добыл книгу про самые простые старческие дома в Америке – фантастика! Спасибо за внимание. Здоровья всем и благ. Алексей». Пожелаем и ему того же. С гонором человек, бунтарь, для такого главное – где бы ни оказался, хоть на зоне, хоть где, показывать, что он волк, а не прикормленная шавка. Такого жги – не опустится на четвереньки. Гордый человек всегда бодр, живёт по правилу: не верь, не бойся, не проси, в крайнем случае – требуй, качай права и угрожай, но только в том случае, если можешь выполнить свою угрозу. Закинут в горы, без всяких прав, без ног, сидит на чае, но себя не роняет, этим, собственно, и живёт. Все бы так, каждый бы видел смысл своей жизни в том, чтобы не уронить себя. Вон как написал нам: не «здравствуйте, дорогая редакция!», а «всем сотрудникам – салам!». Гонор – великое дело. Гонор держит таких людей на свете. Ты можешь быть безногим зеком, бесправным, беспомощным, безо всего впереди – и чувствовать себя человеком и жизнь свою не зряшной. Человек с гонором никого не боится, и меньше всего – начальства. Есть целые нации, о которых в мире говорят: о, это люди с гонором! Поляки, например. Отдельно – польская шляхта. Конечно, вокруг нас сколько угодно показного гонора, но всё равно это важная штука, важнее её нет, потому что это ведь честь, чувство собственного достоинства, а что может быть важнее?

«Посмотрите, что произошло, – пишет Григорий Сойфер. – Путин, по существу, стал могильщиком Российской империи. Я думал, что у российской "элиты", как они любят себя называть, беда со стратегией. Иногда тут можно диагноз ставить. Но оказалось, что и в тактике умеют мыслить ровно на один шаг, иногда – меньше, но точно не больше. На ум пришла сценка, придуманная Чаплиным: женщина, боясь подскользнуться на корочке банана, делает широкий шаг и, не заметив, что люк открыт, проваливается в канализацию». Именно, Григорий, именно туда! Теперь это страна, с которой никто в свободном мире не будет говорить на том языке, на котором говорили до сих пор. Точнее, пытались говорить… Теперь и пытаться не будут. Россия опять стала такой же чужой для свободного мира, как когда-то Советский Союз. От русскости уже не будут ждать чего-то общеевропейского. Вам интересно жить, зная, что вам никто не доверяет, что к вам все равнодушны? Вы никому не нужны - никому из тех, кому вы хотели бы быть нужными… Никому. В эти дни вспоминают давнее, почти уже старинное высказывание знаменитого американского дипломата, чьё имя связывают с концепцией сдерживания СССР, Джордж Кеннан это имя: "Следует помнить, что они – беззащитный народ, которого страх или забота о престиже могут толкнуть на поступки, не отвечающие ни нашим, ни их собственным интересам". Закрыть кавычки. Тоже ведь гонор! С каждым упоминанием Кеннана, с каждым днём всё лучше понимаешь мудрую практичность его идеи – и как повезло миру, что после Второй мировой войны она превратилась в дела. Не воевать с Москвой, а сдерживать её всей мощью Запада – сурово, уверенно и терпеливо.

И Карл Маркс у многих на помине. Читаю: "В кровавом болоте московского рабства, а не в суровой славе норманской эпохи стоит колыбель России. Сменив имена и даты, увидим, что политика Ивана III и политика современной московской империи являются не просто похожими, а и тождественными... Россия порождена и воспитана в противной и униженной школе монгольского рабства. Сильной она стала лишь потому, что в мастерстве рабства была непревзойденной. Даже и тогда, когда Россия стала независимой, она и далее осталась страной рабов. Петр Первый соединил политическую хитрость монгольского раба с величием монгольского владетеля, которому Чингисхан завещал покорить мир...Политика России – неизменна. Русские методы и тактика менялись, и будут меняться, однако главная цель российской политики – покорить мир и править в нем – есть и будет неизменной. Карл Маркс.

Пишет Вячеслав Щукин: «Наша вертикаль власти есть, по сути, промежуточная стадия между диктатурой и демократией. И как всякая раскоряка, она неудобна. Вроде бы мы уже там, глядь – а мы все еще здесь. Вертикаль влечёт своей прямизной: что сказали, то и сделал. Вертикаль власти пряма, как палка. Однако прямизна эта обманчива. Как гласит таежная мудрость: "Напрямки пойдешь – неделю проблуждаешь". Путин в самом начале своего царствования публично восторгался создавшимся единством законодательной и исполнительной власти. Мол, не придется тратить силы и время на всякие там дебаты и драки, а прямиком идти к героическим свершениям. C такой "правильно" думающей Думой мы горы свернем. Вот только однополые политические браки тоже бесплодны. Вместо героических свершений наворочаны горы проблем. В самом начале путинской карьеры позыв к вертикали, возникший у Путина, народ воспринял, в общем-то, с пониманием. Самое бы время позаботиться тогда и о горизонтали власти, по причине слабости которой только и возможны такого рода "оккупации". Но этого, увы, не произошло. Известно, власть меняет человека. Дайте мне власть, а сволочью я стану сам. Любое ужесточение режима тут же порождает целую свору персон, оказавшихся вдруг в шоколаде. И чем строже режим, тем толще слой шоколада. Вот, к примеру, случай с Шуваловым. Этот господин уверенно приближается к заработку в триста шестьдесят пять миллионов рублей в год. Ну, разумеется, вместе с женой. Подсчитывать такие барыши - руки отвалятся. То есть, этот приятный во всех отношениях джентльмен, не отрывая своих чистых рук от кормила власти, завтра будет зарабатывать один миллион рублей в день. Скажите мне, люди добрые, захочет ли чиновник с таким заработком что-либо менять к лучшему не для себя, любимого? Зная об этой слабости человечьей породы, искушенная Европа готова терпеть громоздкую и дорогостоящую демократию ради одного - не допустить узурпации власти, вред от которой превзойдёт все мыслимые затраты на демократию. "Жареному петуху", как видно, предстоит еще немало потрудиться над нашим народом».

Письмо из Кабардино-Балкарии: «Слышали ли вы пророчество священного писания о времени, когда все государства сольются в одно, прообразом которого и является Объединённая Европа? Будут ли граждане того государства жить счастливо и безбедно? Ведь люди в Украине, призывающие к вступлению в ЕС, хотят только одного: сытой и безбедной жизни и безопастности. Но сказано: когда будут говорить: "мир и безопасность", тогда внезапно постигнет их пагуба, подобно как мука родами постигает имеющую во чреве, и не избегнут». Поэтому, когда и если добьётесь своей цели, скажет ли народ вам слова благодарности за навязанное "счастье"?» – здесь конец письма. Почему именно объединённую Европу нужно считать прообразом того всемирного государства, о котором сказано у пророка? Намного раньше возникло такое объединение государств, как США, то есть, Соединённые государства Америки. Объединением государств был и Советский Союз, пусть и на бумаге. А как вам нравится сравнение внезапной пагубы, которая постигнет расширившийся Евросоюз, с родовыми схватками? Неужели появление на свет человека сродни пагубе? Удовольствие, которое начётчик испытает от таких вопросов, чтобы занять своими ответами все оставшиеся дни вашей жизни, огромно, но мы уклонимся… Не случайно обычные современнные люди, как верующие, так и неверующие, молчаливо уговорились не углубляться в эти дебри. Пусть писание будет само по себе, а мы – сами по себе. Не нравится мне этот уговор. Считаю его проявленим своеобразной трусости. Но кто бы мог подумать, что человек, которого учили – и научили! –не верить в Бога под угрозой крупных неприятностей, и он от души не верил, и на Европу, погрязшую в религиозности, в идеализме, смотрел враждебно-снисходительно, – кто бы мог подумать, что пройдёт какое-то время – и он будет так же от души отговаривать людей вступать в эту Европу, и будет ссылаться при этом на священное писание, котрого не читал и не будет читать ни при какой погоде? И… Где находится Кабарда с Балкарией и где - Украина? Казалось бы, ну, что ему в Кабардино-Балкарии Украина? Какое ему дело до того, что она погрязнет в Евросоюзе? А вот же есть дело, есть… В молодости беспокоил его Гондурас, теперь – Украина.

«По российскому режиму, - последнее на сегодня письмо, – страшно ударил разгром украинцами их "Беркута". Потом, как ни странно, тяжело бьёт задействование русской армии. После драки кулаками не машут. А посылка армии – это махать кулаками после чистого нокаута. Драться уже придётся не с "Правым сектором" и "Небесной сотней", Москва им уже уступила, а со всей военной, экономической, идеологической и дипломатической мощью США, Евросоюза, НАТО, КНР и даже вечно поносимого вами Лукашенко Александра Григорьевича, которого тоже не следует забывать, как и обеспокоенных соседей из бывшего соцлагеря и союза республик. А Россия не готова затягивать пояса в осаждённой крепости. Похоже, Путин действительно живёт в выдуманном мире», – говорится в письме.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG