Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Так получилось, что большинство сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний являются сторонниками действующей власти. Вряд ли этому кто-то удивится. Конечно, мы разговаривали с охранниками о политике. Но если раньше инициатива исходила от меня, то после победного присоединения Крыма ситуация изменилась. Путин словно получил индульгенцию в сердцах этих людей; они искренне не понимают, какие теперь могут быть вопросы. Даже вагон социальных проблем людей в погонах уехал куда-то в депо.

Рациональные объяснения здесь неуместны, приходится искать параллели и образы. "Россия и Украина – как некая семейная пара, которая находится в состоянии развода и начинает делить детей (юго-восточные области и Крым), которые, конечно, имеют право самостоятельно решать, с кем им дальше жить, – так, опираясь на потенцию духовных скреп, я обычно начинаю излагать свою позицию. – Одна из сторон при этом использует силу и применяет нечестные технологии, а другая бежит жаловаться в опеку (международные институты). И вот вопрос: чему здесь надо радоваться? Ведь мы же не испытываем никаких положительных эмоций от распада семьи".
Даже вагон социальных проблем людей в погонах уехал куда-то в депо
Стоит отметить: в ответ никто не ретранслирует мифы о невозможности говорить на русском языке в каком-нибудь Львове. Преступному интернационалу соответствует не менее слаженный национальный состав охранителей. В том числе с Украины, и в целом, оказывается, люди неплохо информированы о положении дел на территории бывших советских республик. Но под напором пропаганды контекст славянского братства и дружбы народов уступает место имперским амбициям маленького человека. "Равноценно ли получить Крым и потерять при этом всю остальную Украину?" – обычно в таком контексте продолжается разговор. "А как право наций на самоопределение, реализованное таким образом, в перспективе может повлиять на суверенитет самой России? А ведь принтер (здесь уже знают, о ком и о чем идет речь) совсем недавно придумал новую статью Уголовного кодекса за высказывания, подрывающие территориальную целостность страны. А еще мы защищаем Косово в составе Сербии, не приняли к себе Южную Осетию и Абхазию – разве это не двойные стандарты?"

К сожалению, мы живем в условиях правого реванша. Интернационализм, базовые гуманистические ценности, солидарность народов заменены мышлением национальных границ. А это всегда игра с отрицательной суммой, но ведь чем хуже ты делаешь соседу, тем больше теряешь сам. Конечно, здесь я уже такие слова не произношу: сочтут за ругательства. Я просто хотел обратиться к тем, кто на воле. Мне кажется вполне очевидным: условная внешняя политика демократической оппозиции должна быть направлена на преодоление насаждаемой государством межнациональной розни и выстраивание братских связей с нашими соседями, с которыми нам делить нечего.

Алексей Гаскаров – активист антифашистского движения. В рамках "Болотного дела" обвиняется в участии в массовых беспорядках и применении насилия к представителям власти. Виновным себя не признает, находится в следственном изоляторе. Текст получен редакцией Радио Свобода через сервис обмена электронными сообщениями с заключенными при посредничестве штаба помощи задержанным "Росузник".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG