Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Михаил Соколов – о чужих уроках

Медийное пространство заполнено рассказами о концентрации группировок самых боеспособных войск России на северных и восточных границах Украины. В ночь на 28 марта "Правый сектор" устраивает беспорядки у Верховной Рады. Митингующие угрожают штурмом парламента, рвутся в здание. Они требуют отставки главы МВД Украины Аресена Авакова, одного из немногих эффективных менеджеров новой власти.

Причина – гибель во время ареста Александра Музычко (Сашко Билый), одного из активистов, отличившегося не столько революционным геройством, сколько криминальными подвигами. Робин Гуд из Ровно подарил антиукраинской пропаганде образ майданного революционера, похожего на киношных атаманов Григорьева и Тютюнника.

Уже немало пишут о том, что, начав митинговать у дверей Верховной Рады именно в момент угрозы внешней агрессии, вожди "Правого сектора" повели себя или как наемники Кремля, или как большевики весной-летом 1917 года. Решили устроить "Октябрь" после "Февраля"? Углубить революцию? Солженицын считал, что большевиков с их идеей переворота надо было усмирять в апреле 1917-го. Но апрель-2014 еще не наступил…

Было ясно, что если толпа ворвется в Раду, то Украина окажется на пороге катастрофы. Парламент после бегства Януковича – единственный стопроцентно легитимный орган власти в стране. Пади и он под ударом стихии, у Путина был бы отличный повод "оказать интернациональную помощь", ввести войска на Украину, доставить "рабоче-крестьянское правительство" Виктора Януковича на броне в те же Харьков или Донецк.

Благо и просьба от беглого президента имеется, и решение Совета Федерации. Да и Янукович уже приготовил обращение. Беглый клептократ предлагает
До выборов президента страны законный орган власти нельзя руками трогать
"референдумы о статусе каждого региона в составе Украины", обличает "анархию", "расстрелы и грабежи на улицах", когда "террористы называются активистами, которым безнаказанно дозволено убивать и грабить людей".
Но и превращение Рады в придаток митинга "Правого сектора" было бы печальным. Напомню сторонникам углубления майданной революции, что Временное правительство России, действуя поначалу от имени Думы, не вернуло к работе отправленный ранее царем на каникулы законный парламент. А ведь его полномочия завершались только осенью 1917 года, и он мог работать до созыва Учредительного собрания.

Это была страшная ошибка. Правительства князя Львова и Александра Керенского стали заложниками митингового, никем не избранного Совета рабочих и солдатских депутатов. У них не было должных авторитета и легитимности. А потом власть под прикрытием Совета (Майдана?) захватила партия Ленина…

Разогнать Раду – значило бы породить на Украине хаос и анархию, выгодную только интервентам. До выборов президента страны законный орган власти нельзя руками трогать. Только потом можно назначать выборы нового парламента. Опасность переворота во время войны, кажется, осознала и часть радикалов, принявших создание парламентской комиссии и пока продолживших акции протеста в мирном ключе.

…Я отнюдь не сторонник большевиков. Но замечу, что их режим удержал власть именно потому, что сразу объявил войну околополитическому бандитизму. Так, уже в апреле 1918-го разоружили в Москве и Петрограде криминальную часть анархистов. Даже ненавидевшая Ленина столичная публика одобрила аресты очевидных бандитов. В июле ленинцы разоружили партию левых эсеров, дестабилизировавших власть терактом против немецкого посла Мирбаха, и удачно раскололи ПЛСР. А ведь это были союзники – без помощи анархистов и левых эсеров ленинцы не победили бы в октябре 1917 года.

А вот Александр Колчак толком и не пробовал справиться с формально союзной ему сибирской "атаманщиной" Семенова и Калмыкова. Его власть была подорвана и дискредитирована белым бандитизмом и рухнула в результате большевистско-эсеровского переворота.

Украинский пример. Режим Симона Петлюры в значительной мере и сам был "атаманщиной". Погрязнув в хаосе междоусобицы, не усмирив погромщиков, правительство украинских социалистов не смогло противостоять коммунистической агрессии. Обыватель Киева ужасался террору ВЧК и приветствовал расправу с бандитами.

Хороша та власть, которая вовремя после революции отправляет своих радикалов – в армию, криминальных попутчиков, готовых воткнуть "тысячу ножей в спину эволюции", – в тюрьму. Любое вменяемое правительство должно отделить желающих защищать свою страну, например, на фронте от идеалистов и провокаторов, дезорганизующих тыл. Если это сделано вовремя, катастрофа не наступает.

Поучиться можно не только у большевиков. После свержения диктатуры в Португалии 1974-76 годов новые власти сумели изолировать как левых радикалов, так и правых реакционеров, довести страну до выборов и быстро начать экономические и социальные реформы. "Революция гвоздик", превратившись в "послеапрельскую эволюцию", довольно быстро сделала Португалию небогатой, но стабильной страной европейской парламентской демократии.

Желаю того же и украинской власти, которой следовало бы поторопиться с назначением даты досрочных парламентских выборов. Выборы Рады позволили бы обновить элиты и привести в законодательную власть достойную часть Майдана. Тянуть с этим тоже не стоит. Не надо повторять ошибки России после августа 1991 года.

Михаил Соколов – политический обозреватель Радио Свобода, кандидат исторических наук

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG