Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Харьковский дневник Елены Фанайловой

Продолжение. Дневник 4 и 5 апреля, дневник 6 апреля

Понедельник, 7 апреля

10.30. Звонки знакомым. Сергей Жадан уехал на репетицию своей группы "Cобаки в космосе", проезжал мимо ОГА, видел толпу пророссийских активистов у входа, здание без флага. Двери ОГА открыты. Звонок Ивану: депутаты вошли на работу, на втором этаже милиция и антимайдан. Заявление Авакова о контроле над обладмином вызывает недоумение.

11.20. Выход в эфир радио, пересказ своими словами того, что видела своими глазами и проанализировала в сетях.

11.30 – 12.00 переговоры с харьковскими и московскими коллегами.

13.00. Площадь Свободы перед обладмином Харькова. Иду со стороны памятника Ленину. До обладмина примерно 800 метров, она у них в Харькове длинная, как Вацлавская, но шире втрое. Ни с одной русской площадью это невозможно сравнить, хотя брусчатка как на Красной. И европейские сравнения пространства тоже неадекватны. Здесь одновременно гигантомания и человечность, первый раз вижу такое архитектурное мышление. Вся драма будет разворачиваться на пространстве 500 на 500 метров перед обладмином. Со стороны Антимайдана – примерно 2 тысячи возле входа в администрацию (это сталинское здание в духе московского МИДа), напротив – такое же количество Майдана с украинскими флагами. Звучит "Вставай, страна огромная".

13.05. Взрыв дымовых шашек, примерно три, через дорогу от правого крыла обладмина (ОГА). Дым рассевается быстро, видны драки на мостовой, титушки бьют ногами и битами майдан. Слышны выстрелы, источник звука непонятен. Украинские флаги падают, людей с площади от теснят на Сумскую в сторону памятника Шевченко, за пять минут я вижу примерно 10 драк до крови. Приезжает пара скорых. Титушки бегают быстро, бьют конкретно, валят на землю и действуют ногами и палками. Они в медицинских масках и трениках, с шапочками и капюшонами.

13.15. Скрываюсь за елочками в начале парка Шевченко и смотрю, как в начале Сумской идут три драки. Снимать слишком опасно. Милиция делает вид, что ее это не касается.

Девушки из сторонниц пророссийского движения тут же обсуждают, как вчера они лично били майдановцев на Сумской и Рымарской. Одна из них попала в новости. Густо накрашена, черно-желтая куртка. У второй повязка с красным крестом на рукаве. Три горожанки в возрасте вступают с ними в диалог. Это оказывается плохой идеей: антимайдановки на адреналине, от них пахнет выпивкой. Пользуюсь своей анонимностью, чтобы прослушать этот "Театр.doc". На Сумской – Молотов-коктейль. Пара избиений до крови, пара персонажей с забинтованными головами.

13.30. Созваниваюсь с координатором харьковского Евромайдана Сашей. Мы встречаемся на углу слева от обладмина. После разгона Майдана на площади из его сторонников остается не более 300 человек. К ним выходит депутат киевской рады Олесь Доний. Он спрашивает у людей, что случилось в ночь на понедельник. Люди отвечают: милиция пропустила пророссийских активистов в обладмин без сопротивления. За 10 минут такое здание взять невозможно, все ворота закрыты. Милиция не задерживает титушек с битами. Люди в шоке орут милиции: почему вы стоите? Старик-офицер, пенсионер убойного отдела рассказывает, как только что задерживал парня с пневматикой, который стрелял по майдановцам; его освободил человек в штатском, он сказал офицеру милиции: отпусти, это наш человек. Старик спросил бывшего начальника, что это значит. Начальник попросил уйти с миром. Доний говорит, что начальство силовиков в Харькове надо срочно менять, и часть силовиков в Киеве тоже. Но он не уверен, что завтра в Раде его послушают. Зато он уверен, что Крым сдавали России по договоренности Рады и Кремля. Все, что он может посоветовать проукраинским харьковчанам, – самим беспокоиться о личной безопасности. Над площадью звучат советские хиты.

14.30. У памятника Шевченко встречаюсь с культурологом Лидией Стародубцевой, завкафедрой медиакоммуникаций Харьковского университета. Идем к ней домой на кофе, она живет в переулке рядом с Рымарского, где 7 марта захватывали офис организации "Патриот Украины", где якобы засел "Правый сектор". В перестрелке погибли два человека, их личности до сих пор не установлены. На фасаде офиса установлена мемориальная доска героям национального сопротивления. Это новая мифология. Лида рассказывает о своем документальном проекте "Страх". Это интервью со священником, поэтом, психологом и бандитом. Все дали согласие, это реальные персонажи. Они расскажут о своих страхах российского вторжения и о том, что будут делать, если это случится, какие страхи они готовы испытать и какие преодолеют. Лида – русский по образованию, крови и сути человек, но украинка по политической идентичности; по ее словам, эта идентичность сформировалась во времена Майдана. Мы много говорим о том, что работа интеллектуала в подобные времена подобна работе по преодолению психического расстройства. Ты должен ходить в университет, как если бы все было нормально. При этом ты должен понимать, что долгосрочных планов с питерским университетом строить невозможно, хотя русские коллеги на последней конференции на этом настаивали, признавая возможность русско-украинской войны.

16.50.Иду на встречу с режиссером интернет-канала "Робинзон", они помогали нам в записи программы, есть технические вопросы. Опять, как вчера, мимо КГБ. В 18 часов планирую быть на площади Свободы, там собирается новая история митингов. За это время над Харьковом пролетела пара самолетов, и мэр Кернес признал невозможными соглашения с антимайдановцами. Последнее узнаю в кафе через интернет.

18.10. Центр Харькова очень красив холодной красотой и кажется небольшим, но я еще не могу рассчитать точное время пешеходного перехода от метро "Архитектора Бекетова" до памятника Шевченко на Сумской, а оттуда до площади Свободы, где будут происходить основные события. Прихожу через 10 минут после объявленного начала майдановского митинга. Майдан под желто-синими украинскими флагами стоит напротив Антимайдана, который в линейку защищает вход в областную администрацию, с обеих сторон примерно по полторы тысячи человек. Их разделяет метров 200 милицейских кордонов числом три. По близкому к администрации ездят байкеры и велосипедисты с георгиевскими ленточками. По второму спокойно ходят горожане и ездят троллейбусы. Третий самый обширный, метров 50, отделяет майдановских активистов от пророссийских оппонентов. Вечерняя встреча двух лиц Харькова кажется дружелюбнее и забавнее дневной злобной драки. Обе стороны кричат кричалки, прорусская повторяет мрачную мантру "Россия", а украинская заводит жалобную флейту "Ще не умерла Украина". Из условно смешного – "Чемодан Вокзал Россия" или новая шутка харьковских фанатов "Путин ху*Ло". Все это было бы смешно, если бы на российской стороне я не обнаружила крепких молодых парней с битами в руках. У них отличные недешевые кроссовки и худи, у них тела тренированных бойцов, у них аптечные маски, и у них очень злые глаза. Их богато финансируют, это я научилась понимать по московским маркам спортивной одежды.

19.00. Люди у администрации начинают процедуру оглашения своих депутатов поименно. Это скорее театр абсурда, это параллельная гражданская реальность, не имеющая отношения к политической.

19.20. Хорошо одетые в спортивное парни с битами бегут в линию параллельно правой стороне площади, если смотреть от здания администрации. Они заходят с тыла митинга Евромайдана и обходят милицейский кордон, выстроенный по линейке, для отделения Антимайдана и Майдана. Их около двухсот, их вид не оставляет сомнений: надо бежать к противоположной стороне площади, что я и делаю. Пока бегу, взрывается штук пять дымовых гранат в том же углу, что и днем. Кордоны милиции бездействуют. Добегаю и вижу, что основной Евромайдан быстро бежит в сторону памятника Ленину, титушки вытесняют хипстеров, грубо говоря. Боевики Антимайдана действуют по всему периметру площади, моя задача – прижаться к стене. Меня защищает спиной человек лет 65, мы шутим. Он сторонник пророссийских активистов, но не из активных митингующих. Он уверен, что Майдан – это понаехавшие западенцы. Уходи, детка, ты говоришь не по-харьковски, тебе пора. Боевики Антимайдана погнали майдановских в сторону памятника Ленину, там будут драки. Да, мне пора. Я ухожу через Сумскую к памятнику Шевченко. Навстречу идут пророссийские боевики с георгиевским ленточкам на рукавах, с битами в руках и разгоряченными погоней лицами: "Я не попал к ментам, я навалял этим". Через пять минут я подойду к памятнику Шевченко, получу звонок от коллеги Трухана, наше вечернее видеошоу ждет связь по скайпу от Лидии Стародубцевой.

20.00. Иду на презентацию книги Жадана "Динамо Харькiв", Сережа все-таки решил ее не пропускать. И во вторник он с парнями едет в Киев на концерт.
После презентации встречаемся с Иваном. Он говорит, что ушел от боевиков, и что все кварталы вокруг площади Свободы заблокированы милицией. Восточноукраинская драма, она же театр абсурда, как говорят харьковчане, продолжается.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG