Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Харьковский дневник Елены Фанайловой


Окончание
Дневник 4-5 апреля
Дневник 6 апреля
Дневник 7 апреля



Вторник, 8 апреля

10.30. Изучение ночных событий по новостям. Пожар в ОГА потушен, антимайдан выдавлен, попытка захвата Харьковской телебашни осталась попыткой. По картинке из интернет-трансляций видно, что Обладминистрация окружена спецвойcками. Позже я узнаю, что это не местные силовики, местных Аваков обещал уволить за саботаж.

12.30. Рассказ для коллеги Шарого и радиослушателей. Вопрос: чем являются события в городах Восточной Украины? Предлагаю вариант ответа: театр абсурда, но с ясным сценарием и режиссурой. Элемент народного бунта имеется, но во всех событиях видно и спланированное и скоординированное руководство, и очень похожие схемы захвата администраций, и наличие на улицах бойцов информационной войны, они же провокаторы, и присутствие в толпе шпионов-осведомителей. Основные движущие силы массовки восточноукраинского бунта – коммунистический электорат в лице старшего поколения обоих полов (причем женщины часто настроены воинственнее мужчин) и военизированные городские бригады молодых людей околокриминального статуса. Они вооружены черенками от лопат и битами. Это они дважды разгоняли Майдан, который выходил на площадь свободы 7 апреля, и это была настоящая уличная война. Силовики практически не вмешивались в драки. У меня нет впечатления, что Харьков настроен пророссийски, в конфликте участвуют не более двух тысяч человек, но градус ненависти на улицах очень высок.

15.30. Вижу информацию о том, что к ОГА собрались пророссийские активисты. Автобусы с внутренними войсками (по другим сведениям – курсанты) отъезжали от ОГА с тыла, из-за узости улицы последний автобус удалось задержать, люди с камнями, битами и щитами блокируют его, разбивают стекла, прокалывают шины; водителю, которого чуть не вытащили из кабины, удается выехать в свободную от машин и людей зону. В то же время громятся несколько мирных автомобилей в квартале от ОГА, рядом с СБУ.

18.00. На площади Свободы – около 500 антимайдановцев под красными флагами; требуют справедливого расследования и прозрачного судебного процесса над задержанными во время штурма ОГА. Пророссийские лозунги, "Фашизм не пройдет", ритуальные выкликания "Беркут, беркут". Вход в ОГА охраняется милицией со щитами, в паре окон первого этажа выбиты стекла. Кордон между линией входа в ОГА и митингующими.

18.10. Кто-то кричит, что приехал новый автобус с военными. Часть людей быстро уходит с площади, но большая часть передвигается в тыл здания ОГА. Облепили кованую ограду, кричат "фашисты" в адрес правоохранителей, которые стоят во внутреннем дворике. Две скорых. Социальный состав уже знакомый: социальные маргиналы и молодые люди в масках и трениках.
Майдану предлагается разговор на том языке, поддерживать который невозможно: это язык гопоты городских окраин


19.00. Встреча с местными литераторами в книжном магазине-клубе "Книгарня Е". 11 января там проходил семинар активистов Евромайдана, на магазин напали с дымовыми шашками, разбили витрины, серьезно пострадал один из активистов. Покупаю сборник статей писателей о Майдане, получаю в подарок современную украинскую прозу. Идем пить кофе и обсуждать новости. По дороге на работу и с работы ребята заходят на площадь, ведут отчеты на своих страницах в Facebook. Все отмечают, что Антимайдан пользуется почти зеркальными методами Майдана, даже тащит покрышки ко входу в ОГА, только не знает, что делать с захваченной администрацией. Майдану предлагается разговор на том языке, поддерживать который невозможно: это язык гопоты городских окраин. Проблема Майдана, по мнению моих собеседников, в том, что его активисты занялись мирными делами, Майдан сегодня мог бы вернуться к самоорганизации. К картинке уличной драмы последних дней добавляется и то, что поддержавшие Майдан харьковские ультрас в эти выходные были в Киеве на матче "Металлиста" с "Динамо". Обсуждается тема изворотливости мэра Кернеса, который лавирует между новой киевской властью и местными силовиками. Есть уверенность, что финансирование титушек не может происходить без его поддержки. Делаю несколько звонков перед отъездом. Мне хочется успокоить людей, они хотят работать, а не драться с гопниками. Но парни убеждены, что это не последняя харьковская война.

21.40. Поезд Харьков – Нижний Тагил. Это единственный способ железнодорожного сообщения между Харьковом и Воронежем, где я должна быть утром. Пустое купе. Читаю статьи о Майдане, которые этой зимой писали Андрухович, Прохасько, Жадан и другие коллеги. Хочу перевести текст Жадана о Западной и Восточной Украине. Он начинается с того, что одна девушка упрекает его в том, что он всегда подчеркивает свое восточноукраинское происхождение. Бог дал нам эту разницу, говорит Жадан, и мы должны ей гордиться.

Таможня с обеих сторон, украинской и русской, совершенно бесстрастна. В Воронеже на въезде с Левого берега на Правый вижу огромную новую гостиницу под названием "Украина". Друзья, у которых я остановилась, напоминают, что граница с Украиной – в трехстах километрах.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG