Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Карнавал-маскарад на юго-востоке. Государство душит экономику. Алтыном больше - артхаусом меньше. Горбачева – в Магадан

Лайвблог о дискуссиях в сети


Донецк сегодня

Донецк сегодня

19:04 10.4.2014
Ольга Серебряная
Юго-восток: карнавал-маскарад

Главное, чтоб не в Иерусалиме. Но:

Все это, разумеется, происходит в 70-ю годовщину освобождения города от «германо-бандеро-румынских оккупантов», как выражается Холмогоров.

В общем, Украина в полной мере переняла созданную в России дичайшую терминологию. А зря. И в газетах тоже пишут бог знает что:

Свежий Кашин из Донецка сообщает следующее: За сутки только милиционеры не стали злее. Фотографировать здание снаружи мне сегодня уже не разрешили, поэтому приходится пересказывать — на стене появилась надпись «Фак Америка», на крыше цокольного этажа появился наблюдательный пост, на крыльце ресторана «Диалог» появилось еще два грузовика.
То есть, выглядит все так, будто ночью действительно ждали штурма, но когда я спрашиваю об этом своего знакомого активиста, просидевшего в здании ночь, он честно отвечает, что всю ночь проспал, потому что «до заявления Авакова это у нас была такая внутренняя деза — говорить всем, что будет штурм, чтобы не расслаблялись, а теперь Аваков помог». Имеется в виду объявленный министром МВД ультиматум об освобождении здания до утра пятницы.
«Нет», — говорит активист. — «Штурм возможен, если придет бронетехника, а менты не готовы и не хотят. Они с самого начала сказали, что будут сидеть на жопе ровно и в здание не полезут. И обычные менты, и начальство в УВД, с которым мы тоже разговаривали. Провокаторы — да, наверное, в здании они есть, но в здании есть и менты, которые за нас. В здании вообще есть все».
Кого опасаются сидящие в здании люди — это активистов «самообороны Донбасса», лояльной Киеву структуры, выстроенной примерно по тому же принципу, что и отряды, занявшие здание, и очень похожей на них по социальной структуре — такие же шахтеры, рабочие и безработные. Чтобы было понятно — когда в новостях появилось сообщение о самороспуске Донецкой республики, вот об этом самороспуске объявил «комитет патриотических сил Донбасса», основу которого составляет «самооборона». <…>
Пока в Донецке ничего не происходит, взаимный блеф лояльных и нелояльных Киеву участников событий становится похож на соревнование.

На «Снобе» - подборка мнений жителей разных городов юго-востока Украины:
Катерина Лимаренко, главный редактор издательства «Фолио» (Харьков): Жители Харькова хотели бы остаться в Украине. Все, что сейчас происходит в городе, — провокации. Большинство людей ведут нормальную жизнь, не участвуют ни в каких митингах и хорошо себя чувствуют. Все эти акции устраивают не харьковчане. Кто? Не знаю, стараюсь не интересоваться политикой, чтобы не тратить свои нервы еще и на это.
Людмила Хомич, руководитель компании «Клуб органического земледелия» (Луганск): В Луганске стоят две палатки в центре города с российскими флагами. Никто около них не ходит, никаких митингов нет. Где эти многочисленные пророссийские митинги проходят, не знаю. В телевизоре, наверное. Я продаю рассаду. Люди, которые работают у нас в компании, те, кто к нам приходит за продукцией, политикой не интересуются. Клиенты как покупали раньше рассаду, так и сейчас ее покупают. В Луганске все готовятся к дачному сезону. Люди хотят жить, работать, у них есть дачи, огороды… А правители там что-то отдельно от них решают. Обычных горожан эти вопросы не касаются.
Глеб Бобров, писатель (Луганск): Жители области разделяют требования тех, кто захватывает здания. Потому что русскоязычное население Украины, а особенно юго-восточных областей постоянно сталкивается с несправедливостью. Вопрос языка и национальной идентичности очень сложен, нельзя насильно сделать из русских украинцев. Для нас Россия — не просто соседнее государство, это как Мекка для мусульман. Мы никогда не согласимся на ухудшение отношений с Россией. Когда Киев говорит, что Россия — враг, мы говорим: «Идите в жопу, товарищ Киев!» Мы скорее откажемся быть в составе Украины, чем согласимся с тем, что Россия наш враг.
Еще есть вопрос переписывания истории. Никогда юго-восток Украины не согласится с тем, что бандеровцы, УПА и прочие коллаборационисты воевали за свободу — они воевали на стороне фашистов. Что бы нам сейчас ни рассказывали, мы не признаем, что советская армия была армией оккупантов, что русские сознательно морили голодом украинцев, как трактуют это украинские националисты. Радикальный украинский национализм не просто вылез из подполья, он вошел во власть.
Вячеслав Целуйко, доцент кафедры политологии Национального университета имени Карамзина (Харьков): В Харькове проукраинские настроения. То, что происходит на площадях, — это выражение мнения только меньшей части харьковчан. В основном это люди пенсионного и предпенсионного возраста, люди, не имеющие основной работы, и часть романтического студенчества. Если бы в Харькове провели референдум, то он бы показал, что харьковчане не хотят в Российскую Федерацию и тем более уж они не хотят никакой независимости. Но тут голосования не будет. В Крыму референдум был обеспечен крупными силами российской армии. Без ввода российских войск в Харьков такой референдум здесь просто не состоится. Но ввод войск в Харьков вызовет ответную реакцию вооруженных войск Украины. Будет война. А если начнется война, то референдум ничего не будет значить.

Николай Митрохин на «Гранях» рассказывает о долгом формировании на Украине мощной сети пророссийских организаций и дает рекомендации другим государствам, находящимся в зоне риска: Ежегодно устраиваемый в Крыму евразийский молодежный лагерь "Донузлав" в 2013 году состоялся уже в седьмой раз. Организаторы - Министерство иностранных дел РФ, фонд "Русский мир", фонд Горчакова, Институт стран СНГ, Компартия Украины. "Участниками (курсантами) лагеря стали более 260 юношей и девушек" из 25 регионов Украины, Российской Федерации, Белоруссии, Молдовы, Приднестровья, Южной Осетии... Выступая перед курсантами лагеря, директор Института стран СНГ Константин Затулин отметил: "Мы – жители стран СНГ – отличаемся от европейцев. Мы – другие. У нас свой исторический путь. СНГ – это наш Материк! Нам необходимо сохранить память о нашем общем прошлом и стремиться строить общее будущее, которое принадлежит молодым!.. В процессе постсоветской интеграции Украина, вслед за Россией, Белоруссией и Казахстаном, должна сделать свой геополитический выбор".
А для закрепления геополитического выбора в лагере "в рамках спортивно-патриотической подготовки курсантов прошли соревнования по стрельбе, девизом которых стал слоган: "Я могу стрелять метко. НАТО – СТОП!".
Если Украина была представлена в лагере своими коммунистами, то Россия привезла в качестве лекторов своих националистов, включая руководителя черносотенного православного интернет-сайта "Русская линия" Александра Степанова. Среди выступавших был "герой" Рунета Кирилл Фролов, который раньше называл себя заведующим отделом Украины затулинского Института стран СНГ. Страницы Фролова в Живом журнале и Фейсбуке включены в сеть информационного обмена большинства заметных фигур в сепаратистском движении.
Это замкнутое ядро, состоящее из примерно трех десятков человек, давно и хорошо знакомых между собой. Их можно разделить на две категории. Первая - это в основном молодые и малопрофессиональные пиарщики и журналисты, работавшие ранее с Витренко (как тот же Губарев) либо с Виктором Медведчуком. Последний, бывший в свое время главой администрации президента Кучмы, является, по многочисленным свидетельствам, главным советником Владимира Путина по украинскому вопросу. Многие из них в последние годы прошли подготовку в различных пророссийских лагерях как в самой Украине, так и, например, на Селигере. Вторая категория – бывшие и действующие сотрудники МВД Украины. Типичным персонажем в этом отношении является Евгений Жилин, возглавлявший самую громкую харьковскую пророссийскую организацию "Отпор". В идейном отношении эти люди балансируют между неонацизмом и неосталинизмом в духе Сергея Кургиняна и Николая Старикова. <…>
Украинские власти и общественность проглядели целенаправленное формирование российскими государственными структурами довольно мощной сети низовых активистов пророссийской направленности, не только исповедующих русофильские идеи, но и склонных к радикальным действиям. Однако они появились не на пустом месте. Очевидно, что ко второй половине 2000-х годов не только в Украине, но и в других странах постсоветского пространства вырос целый слой русскоязычной молодежи, искренне ненавидящей государства, в которых им приходится жить.<…>
Какой урок из украинских событий могут извлечь другие постсоветские страны? Временный запрет основных каналов российского телевидения, на который пошли Латвия и Литва, - полезная мера. Еще более важной мне кажется латвийская инициатива по организации специализированного телеканала для всей прибалтийской русскоязычной аудитории. Мультикультурализм тут, разумеется, вынужденный, как и всякий мультикультурализм. Этнические меньшинства - точнее, их самая слабая и не склонная к социальной адаптации часть - не должны чувствовать себя загнанными в языковое и культурное гетто и с надеждой смотреть на богатую и могучую, как им кажется, страну их родного языка. Тогда и у этой страны будет меньше соблазна использовать "соотечественников" в качестве расходного материала в геополитических играх.

Тоже эффективная мера подрывной работы со стороны России:

Статус киевлянина. Sergio Gedz: Сегодня получил повестку в военкомат явиться с вещами и документами… сегодня же. Мне 43. В военкомате - толкучка мужчин моего возраста, не салаг. Атмосфера серьезная, лица у всех сосредоточенны, но не угрюмы. Военнослужащие военкомата дружелюбны. Разобрались, что 10 детей - сказали: пока не призывают. Возвращаюсь домой с каким-то компотом чувств. Понимаю, что стал немного другим. Понимаю, что стал еще злее на путина. В танчики ему захотелось поиграть, в самолетики. А у меня военная специальность - сбивать эти самолетики, чтоб они разбивались, а летчики чтоб спускались на парашютиках и шли домой пешком. Не хотелось бы вспоминать эту свою специальность и свое воинское звание. Есть дела поважнее. Но понимаю, есть вариант, что придется. Понимаю, что старый кэгэбист который нам угрожает ничем не отличается от опытного гопника. По ментальности. Никаких моральных принципов - только циничное понятие силы. Поэтому надо бодрствовать.

Меж тем в Одессе:
18:15 10.4.2014
Ольга Серебряная
Государство душит экономику

РИА Новости сообщают сегодня, что Игорь Шувалов уверен в необходимости инвестиций в Крым, но пока не определился, «за счет каких средств следует финансировать инвестиционные программы: за счет некоторого некритичного наращивания внутреннего и внешнего долга или же за счет средств резервных фондов».

Про «модификацию бюджетного правила», о которой тоже рассуждал Шувалов, объясняет «Слон»: С предложением модифицировать бюджетное правило в очередной раз выступило Минэкономразвития в рамках подготовки макроэкономического прогноза на 2014-2017 годы. Министерство разработало два сценария прогноза – консервативный и базовый. И последний как раз предполагает некоторый отход от правила уже с 2014 года с целью поддержки госинвестиций в инфраструктуру и высокотехнологичные отрасли.
В базовом сценарии Минэкономразвития понизило прогноз роста ВВП РФ в 2014 году до 1,1% с 2,5%, а в консервативном – сразу до 0,5%. Заместитель министра экономического развития Андрей Клепач во вторник заявил журналистам, что модификация бюджетного правила предполагает дополнительные расходы бюджета в пределах 0,5% ВВП в год.

К тому же нас грабят:

В такой атмосфере рождаются странные хобби и снятся странные сны. Иван Голунов: Недавно открыл для себя новое хобби. Мне кажется, нет ничего более увлекательного, чем изучение банковской отчетности. Найти, какой унылый банк одолжил по межбанку деньги другому унылому банку, изучить активы и всякие прочие взаимодействия. Дергаешь за ниточку и все выходные плетешь клубок.
Теперь начали приходить странные сны. Полночи я бегал за Эльвирой Сахипзадовной, узнавая нельзя ли как-то спасти банк "Уралсиб"? Пару раз во сне я делал вид, что просыпался, заходил на сайт ЦБ, а там новость, что ЦБ отозвал лицензии сразу у 85 банков. Я думал: "вот, овца, Сахипзадовна, как же я сразу про 85 банков напишу, это же не никто не прочтет". Среди 85 был и "Уралсиб". Теперь полдня уже думаю, откуда у меня взялся в голове этот "Уралсиб"? Короче, либо нужно идти работать аналитиком, либо больше не пить на ночь крымского вина.
Но вообще, я волнуюсь. Вторая неделя пошла, а ни одной банковской лицензии не отозвано. У АСВ деньги закончились или в ЦБ тоже стали завезли крымского вина?

Не без влияния крымского вопроса – вот эта новость об отмене тендера, который Россия как бы считала заранее выигранным:

Остается строить АЭС «Пакш» в братской Венгрии, представитель которой активно поддержал нас сегодня в ПАСЕ.

О том, как рецессия постепенно входит в жизнь простых граждан, текст Эллы Панеях: В моем подъезде на свежую, только после ремонта стену налепили пару рекламок. Нечто совсем новенькое: реклама бара «24 часа», где в любое время суток можно купить спиртные напитки на месте и в разлив по «выгодным для вас розничным ценам».
То есть в округе появилась круглосуточная разливуха ― естественный ответ рынка на запрет торговать спиртным после 10 вечера, придушивший в районе половину круглосуточных частных магазинчиков, где помимо дешевого алкоголя можно было купить еще и хлеб с колбасой, и прочие нужные вещи. <…>
Выходим из подъезда, идем дальше. Объявления на столбе: возвращение изъятых прав «на любом этапе», медосмотр за полчаса без очередей, выводим помещения из жилого фонда, жена на час. Граффити на асфальте: недвусмысленный женский силуэт и телефонный номер. Прямо у входа в метро ― в ассортименте кредиты по паспорту (то есть без предъявления каких-либо документов о доходах), от 10 000 руб. или даже 5 000 руб., пять минут ― и деньги у вас в кармане. <…> Все это Петербург, только что, по мнению экспертов, обогнавший Москву по качеству жизни. Правда, это спальный район, окраина; в центре пока подобного не заметно.
Рецессия, о которой экономисты только начали говорить, опираясь на статистические данные, в повседневности обычных людей проявляется именно так: снижением планки в денежных отношениях. Предложениями от полулегальных и нелегальных бизнесов вместо официальных товаров и услуг, сомнительными методами ведения дел, недоверием и обманом. Вместо цивилизованной рекламы ― липучки на стенах, вместо специализированных магазинов с хорошим выбором приличного алкоголя и удобных частных лавочек шаговой доступности ― полуподпольная разливуха.
Кредиты для тех, кто, по сути, не может позволить себе кредита. Готовность финансовых учреждений выдавать кредиты на улице всем желающим мелкими суммами можно объяснить только тем, что они полагаются на выбивание долгов из ненадежных заемщиков при помощи противозаконных методов. Потому что легальное возвращение долга при такой сумме сделки не окупят никакие проценты. <…>
В Петербурге эти признаки появились примерно в середине прошлого лета, задолго до крымской авантюры, международных санкций и даже того момента, как признаки рецессии стали явными в макроэкономических данных. <…> Особенность нынешней рецессии в том, что она происходит на фоне экономического подъема в мире и высоченных цен на энергоносители. Эту особенность можно обозначить тремя словами: государство душит экономику.

Этот твит выражает экономические эмоции в уже послекрымском состоянии, но диагноз тот же: государственное регулирование:

Регулирование может коснуться самых ничтожных вещей. Кирилл Мартынов: В метро через плечо (всегда так делаю) прочитал сегодня две полосы "Аргументов и фактов". Там, в общем, фантастическая информационная повестка, ближе всего к такому психиатрическому явлению как индуцированный бред. Наши МиГи сядут в Риге, мировая война с США и Китаем в 2017 году, как бандеровцы ведут Украину к пропасти, и как мы встаем с колен.
Но особенно мне понравилась одна крошечная заметка. Текст не могу найти в интернете отчего-то. Но там со ссылкой на Федеральную пассажирскую компанию писали о новых правилах проезда детей в поездах РЖД. И вот что эти педофилы (любители детей) якобы придумали.
Во-первых, меры разумные. Один сопровождающий на каждую группу подростков до 12 лет, медик в группе на 30 человек.
Во-вторых, якобы запрет на проезд детей в плацкарте из санитарных соображений - только купе и мягкими. Иными словами, население окончательно делают оседлым, потому что есть очень много семей, которые никогда не смогут оплачивать купе в якунинских поездах. Никаких передвижений для бедных, значит.
В-третьих, из тех же санитарных и медицинских причин в стоимость билета для детей обязаны будут включать диетическое питание в вагоне-ресторане (!). Чтобы, значит, у детей гастриты не развивались от сухомятки по вагонам. Господа из "АиФ" сообщают, что это даст к билету наценку рублей в 600. Чтобы бедные уж точно никуда не рыпались, сидели на местах и ждали великой России.
И наконец, детям для покупки билета якобы нужно будет делать справку об отсутствии заболевания - не позднее, чем за три дня до поездки. Это уже вообще запредельный бред. То есть люди приехали с группой школьников на каникулы в Москву, например, и им нужно будет минимум один день потратить на то, чтобы оформить детские справки в московской поликлинике? Это, соответственно, сделает оседлыми уже не только бедных.
Не знаю, конечно, пока подтверждений всему этому я не вижу, но заметка опубликована, а от ЭТИХ - которые у власти - можно ждать всего.

Михаил Золоносов описывает, как на российском телевидении регулируют смех, и проводит такую параллель: Мне это напомнило классический текст – «Заседание о смехе» Владимира Масса и Николая Эрдмана. В 1933 году эту сатиру в альманахе «Год шестнадцатый» опубликовал Леопольд Авербах, что сразу вызвало донос заведующего культпропотделом ЦК ВКП(б), отправленный Сталину и Кагановичу. Альманах с «Заседанием» уничтожили и напечатали «второе издание», но уже без этого криминала.
Я не стал бы эту историю вспоминать, если бы текст Масса и Эрдмана не читался сегодня как точное описание того, что происходит на том участке массовой культуры, к каковой относится «смех на путинском ТВ». Главный тезис не изменился с 1933 года: «<…> Наш смех должен быть организованным. Что это значит? Это значит, что мы должны смеяться только над тем, о чем есть постановление общего собрания, что это действительно смешно. Провинция, например, должна согласовывать свой смех с центром. Авторы, например, должны согласовывать свой смех с реперткомом». Логика и теперь проста: ТВ у нас государственное, т.е. оплачивается государством, поэтому делается в интересах государства, следовательно, не может смеяться над государством и всем, что его олицетворяет. Над «лицами» и их политикой смеяться нельзя, поскольку, согласно постановлению общего собрания, рейтинг превышает 80%. И такой смех не будет общим собранием одобрен, стало быть, недопустим.
Как писали Масс и Эрдман, смех «должен быть массовым. Я считаю, что смех двух или трех человек или еще более возмутительный смех в одиночку – совершенно недопустим. <…> Я считаю, что смеяться нужно начиная с 15 человек и под наблюдением опытного руководителя».
Ясно: то, что вызывает смех одиночек, «национал-предателей», которых заведомо меньше 15-ти, ТВ показывать и не должно. Отсюда «Кривое зеркало», «Комеди-клаб» и т.п.
Кстати, в финале того «Заседания…» приняли резолюцию о том, над чем рекомендуется смеяться безусловно. Первым пунктом шел «смех над татарским игом», а третьим – «над господом нашим Иисусом Христом». Сравнение показывает: объем запретов с 1933 года вырос, все стало опасным для свободы «оскорблением чувств». Так что мы на верном пути. Иосиф Виссарионович по-доброму смотрит на нас, выглядывая из котла с кипящей смолой, и радуется.

На регулировании смеха останавливаться тоже негоже:

Но порой регулирование приводит к неожиданным результатам:

А может, это не из-за регулирования, а из-за того, что Крымнаш.
15:54 10.4.2014
Ольга Серебряная
Не было гроша, да вдруг алтын. Единая школьная форма. Долой артхаус

Евгений Бабушкин: Много матерюсь, как и все культурные люди. Решил бороться. Сегодня вместо "***** (продажная женщина), ****** (конец и карнавал)" сказал "Боже, это же ни в какие ворота". Как петербуржец из анекдотов.

Помимо алтына, «боже, это же ни в какие ворота» касается интервью министра образования и науки Дмитрия Ливанова под удачным заголовком «РАН хочет заниматься оказанием ритуальных услуг» (так и хочется добавить: «а это должна быть прерогатива государства»). Самое интересное про школы:
— Когда в школах будет введена единая форма?
— Школьная форма должна была введена начиная с 1 сентября 2014 года, но требования к ней на федеральном уровне устанавливаются только самые общие — по здоровью, безопасности и так далее. Конкретные требования по фасону и цвету устанавливаются самой школой на основе региональных нормативных актов, которые приняты во всех субъектах России. Но хочу подчеркнуть, что речь не идет о единой школьной форме, поскольку мы говорим о том, что форма должна подчеркивать как индивидуальность школы, так и учитывать местные особенности.
— Есть какое-то понимание, каково будет содержание единого учебника истории?
— Наша образовательная политика основывается на вариативности, свободе учителя выбирать учебник и свободу школы в реализации преподавания того или иного предмета. Вопрос с учебником истории отдельный, потому что было решение президента по формированию учебника, основанного на единой концепции преподавания истории в школах. Речь фактически о едином учебнике не идет. Говорится о том, что все учебники истории будут соответствовать единой концепции. Она была принята в ноябре 2013 года, и сейчас идет работа по подготовке конкурса на создание такого учебника, а возможно, и нескольких.

По-настоящему единой должна быть только позиция по Крыму:
— Была информация о том, что со школьниками проведут разъяснительную беседу по ситуации в Крыму уже в сентябре, действительно ли планируется такое мероприятие?
— Да, мы планируем проведение такого урока во всех школах России либо в мае, либо в сентябре. Здесь важно, чтобы маленькие граждане России были в курсе тех событий, которые происходят сегодня, и получили из рук учителей адекватную и правдивую информацию. <…> Я не думаю, что интеграция системы образования Крыма и Севастополя в российскую систему образования займет много времени.

Алексей Жихаревич: Подумалось мне, что фанатизм, с которым многими нынче исповедуется "государственная идеология", есть следствие некоей неутолённой религиозности.

Теперь о деятельности смежного с образовательным министерства – министерства культуры. Здесь тоже "боже, это же ни в какие ворота". Киномир взволнован следующим поручением российского премьера: Минэкономразвития России (А.В.Улюкаеву), Минкультуры России (В.Р.Мединскому), Минфину России (А.Г.Силуанову), ФАС России (И.Ю.Артемьеву), ФТС России (А.Ю.Бельянинову) проработать вопрос о возможности введения таможенных пошлин (сборов) при ввозе на территорию Российской Федерации иностранных фильмов с низким коммерческим потенциалом.

Беспокойство киношников связано с тем, что «проработка вопроса» может обернуться тем, что российский зритель лишится всякой возможности увидеть артхаусное кино. Об этом пишет на forbes.ru кинокритик Юрий Гладильщиков. Сначала он объясняет, что никаких «фильмов категории В» (о них шла речь при устном обсуждении этого поручения в правительстве) давно не существует: Фильмы категории «Б», то есть американские малобюджетные коммерческие картины для стран третьего мира, действительно заполонили прокат в России. Лет двадцать назад, в начале 90-х, когда прокат был разрушен, а публика потеряла всякий интерес к кино. Но сейчас наш кинорынок – один из самых богатых и перспективных в мире: №7 в мировом рейтинге 2013 года (не учитывая США и Канаду) после Китая, Японии, Великобритании, Франции, Индии и Южной Кореи. Даже Германия – и та позади. Голливудские мейджоры – Warner, Paramount, Disney, Sony — уже лет пятнадцать назад застолбили у нас строгие позиции. И, вопреки словам Мединского, не только не ввозят к нам «в рамках пакетных соглашений» чуждую им «продукцию категории «Б», но и вообще, строго говоря, не продают свои картины России. Они распространяют их здесь через свои местные дистрибьюторские отделения, которые им подотчетны. И так получают прибыль.

И дальше – о том, по какому кино ударят новые пошлины, если поручение премьера будет выполнено: Выходит, что зарубежные фильмы «с низким коммерческим потенциалом» (кто и как будет его просчитывать – отдельный вопрос) – это арт-хаус.
Неформатное, фестивальное, истинно творческое, азиатское, европейское, латиноамериканское плюс так называемое американское независимое кино. Речь о фильмах, которые иногда с большим, иногда с меньшим правом могут именоваться истинным киноискусством. Если это так, то правительство готовится нанести точечный удар в самое сердце образованных российских киноманов, лишив их права смотреть и обсуждать все лучшее, что снимается в мире. Удар тем более подлый, что подобные фильмы из-за их некассовости и сегодня зачастую не покидают пределов Москвы и Питера, не добираясь даже до университетских центров. О том, что не добираются, я знаю, поскольку привык переписываться со своими читателями.
Решение правительства, если оно осуществится, станет последней каплей для тех людей, которые воспринимают кино как счастье и откровение. В принципе, это будет окончательное решение вопроса о развитии в России киновкуса. Будет попросту закрыта возможность для российской публики соотносить себя с героями серьезного иностранного кинематографа и ощущать себя частью мирового сообщества.

Сэм Клебанов разделяет точку зрения Гладильщикова: Что значит фильмы с "ограниченным коммерческим потенциалом"? Чем это определяется: количеством спецэффектов, бюджетом, звездами? Кто может предсказать этот потенциал заранее? По формальным признакам "Я, Франкенштейн" - фэнтези с бюджетом в 65 млн и в 3D должен собирать в разы больше, чем, например, "Мы Миллеры". А в реальности все происходит наоборот. В-третьих, проблема "студии проталкивают трэш" надуманна и высосана из пальца. Ее не существует. Конечно, они стараются при переговорах с кинотеатрами пакетировать фильмы и будут всегда это делать, какие бы пошлины ни ввели. Если кто и пострадает от этих идиотских инициатив, то это независимые и артхаусные прокатчики. Нет никаких формальных признаков, по которым артхаусное кино можно будет отделить от фильмов с "низким потенциалом". А у артхауса он высокий что ли? Ввести пошлины только на американские фильмы? Ок, тогда под штрафные санкции попадут братья Коэны, Джармуш, Уэс Андерсон, Вуди Аллен и пр. Освободить от пошлин фильмы тиражом менее 100 копий? А у меня "Опасный метод" выходил на 140 - меня надо за это штрафовать что ли? Или вот еще пример: "Она". Выпущен на 330 копиях, сборы 660 тыс. долларов. Типичный фильм с "низким коммерческим потенциалом". Как и большинство оскаровских фильмов. С таким кино бороться будем? В общем, эту инициативу нужно засунуть поглубже туда, где она родилась. Логики в ней - ноль, пользы - отрицательная величина, а для качественного независимого кино в российском прокате это будет очередной гвоздь в крышку гроба. Уверен, что не последний.

И о современном искусстве, у которого вчера случилась (хорошо если не) лебединая песня – вручалась государственная премия «Инновация». Есть опасения, что она может оказаться последней. Впечатления Марии Шубиной с церемонии вручения: Скорость, с которой люди овладевают эзоповым языком фантастическая. Все уже говорят экивоками - саркастично, как Троицкий или подобострастно, как Бреус - не важно. Кроме Yuri Albert, за что, помимо отличнейшей выставки, получившей главный приз, отдельное спасибо.
У нас полно крутого искусства, выпущено несколько важных книг - надо искать и покупать
У нас много отличных детей заняты искусством. Многие из них выпускники "Школы Родченко" - у нее вчера был почти бенефис.
Актуальных высказываний на премии современного искусства "Инновация" было два. Конечно же, Денис Мустафин, который пытался затроллить замминистра культуры, перекрикивая ее выступление "слава России, героям слава". И краснодарские почти подростки, обещавшие потратить премию на развитие совриска у себя на местности, "чтобы нагайка перестала быть единственным известным предметом культуры, известным про Краснодар". Отработанный наклон ответственных тел в сторону даже просто Ольги Голодец впечатляет.
14:25 10.4.2014
Ольга Серебряная
«Русский народ вас сначала накормит, а потом зарежет»

Так вот, пока на юго-востоке Украины все (относительно) спокойно, российская делегация заявила, что не будет участвовать в сессии ПАСЕ, на которой обсуждается крымский вопрос. Как и обещал депутат Шлегель:

Хотя в другой бы ситуации, может быть, и поговорили бы:

Особенно поддерживает Россию представитель братской Венгрии:

На футболке написано, что Закарпатье – исконно венгерская земля. Внимание, Румыния и Словакия! Трансильвания – тоже венгерская земля. И городу Кошице пора вернуть исконное название Кашша.

Егор Холмогоров доходчиво объяснил Германии, что чем больше нас бьют, тем нам лучше. Ему хочется, чтобы «это продолжалось»: Раскачивание украинской стороной темы «небратства» и отчуждения от русских привело к самоопределению уже русской идентичности через отрицание украинства. И первые же результаты этого самоопределения были впечатляющими – Россия стала обращаться с вымышленной, проектной Украиной холодно и бесстрастно. Как с объектом. Уже не русские стали топливом для украинского нацбилдинга, а Украина стала удобрением для цветения нацбилдинга русского.
Россия уже не «сосредотачивается». Она выходит из берегов искусственного сжатия к своим естественным границам. Воздух русской весны пьянит и наполняет грудь восторгом. Я хочу, чтобы это продолжалось.
Германия угрожает, что поддержит санкции против России «в случае разделения Украины». Даже я поддержу санкции против РФ в случае разделения Украины! Только разделите, пожалуйста.
Не надо мудрить. Разделите просто.
Украине – Украину.
России – Россию.
Каждому свое.

В общем, набор риторических приемов с обеих сторон понятен. Теперь набор соображений касательно Украины. Литературовед и переводчик Сергей Зенкин возвращается к стихам Анастасии Дмитрук "Никогда мы не будем братьями", чтобы понять, что все-таки происходит в головах россиян: Стихотворение молодой украинской поэтессы Анастасии Дмитрук "Никогда мы не будем братьями" стало хитом Интернета, было положено на музыку в Литве и вызвало множество возмущенных откликов в России, даже несколько стихотворных отповедей, от профессионально складных до наивно безграмотных.
Резкость реакции объяснима. Во-первых, в стихах Дмитрук поставлен под вопрос вековой миф о "братстве" русских и украинцев, констатируется его провал в ходе последних политических событий: отъем Крыма от Украины можно оправдывать с разных точек зрения, но только не во имя русско-украинского братства - с братьями так, конечно же, не поступают. Дмитрук указывает на неравный характер этого "братства", как мыслят его в России: "вы себя окрестили "старшими" - нам бы младшими, да не вашими". Забавно, что ее оппоненты, декларативно отрицая это неравенство, сами же его воспроизводят, толкуя свысока о "молодой дурочке", "глупой девочке", "украинской девочке Насте Дмитрук" и т.д. Разговор на равных между двумя уважающими друг друга народами оказывается невозможен, можно только по-семейному учить жить несмышленыша на правах старшего брата. Но "девочка"-то явно требует иного, взрослого разговора, и, не в силах его вести, поучающие нервничают.
Во-вторых, заявляя о расторжении братских уз, Дмитрук апеллирует к настоящему, а не к прошлому. Ее противники все время ссылаются на предание, на "правду Истории", на память "предков", а у нее все происходит здесь и сейчас, в разгар киевской революции: "а у нас тут огни восстания". Она не пытается сводить старые счеты - дескать, вы с нами поступали нехорошо, ужо теперь поквитаемся, - не осуждает даже теперешние действия российского государства, а его подданных упрекает не в несправедливости, а в другом грехе - малодушии: "духа нет у вас быть свободными", "воля - слово вам незнакомое". Это суровые слова, и на них трудно возражать другими словами. О делах минувших дней можно вести бесконечную перебранку (и ведут), о справедливости тоже можно долго судить да рядить, а на обвинение в трусости полагается отвечать делами, к чему, похоже, мало кто готов. Поэтому опять-таки нервничают.
Наконец, в-третьих, Дмитрук никогда не уточняет, с кем именно "мы не будем братьями". Желающие могут, конечно, подставить под ее "вы" - просто "русских", но сама она от этого воздерживается. Более того, свои якобы антирусские стихи она пишет на хорошем русском языке, то есть не отвергает огульно все русское; и в ее тексте нет ни одного специфически "украинского" мотива. Поэтому можно понимать ее местоимения в неэтническом, ненациональном смысле: "мы" - герои демократической революции, а "вы" - раболепные холопы своего "царя". И дальше каждому предлагается сделать свой выбор, к какой из этих двух категорий себя относить. Отвергая сомнительное "братство", Дмитрук предлагает всем людям доброй воли - в России, на Украине - новую, товарищескую солидарность. Так часто поступает революция - учреждает новое коллективное "мы", в которое кооптирует даже чужих, казалось бы, людей. Но, конечно, принять такое приглашение трудно, проще его не замечать и обижаться, замыкаясь в своем старом, традиционном "мы". Вот и обижаются - и опять-таки нервничают, чувствуя, что получается не совсем искренне.
Разумеется, все авторы отповедей дружно объявляют стихи Анастасии Дмитрук "плохонькими"; по выражению одного из них, "поэтическая составляющая никуда не годится" (до сих пор говорили только "коррупционная составляющая" - проговорка по Фрейду?). Спорить тут бессмысленно, но очевидно, сколь многих эти стихи задели за живое, - а это, как ни крути, признак художественной удачи. Два года назад точно так же, примерно по тем же причинам многих в России задели за живое Pussy Riot, разница лишь в том, что их украинская сверстница держится спокойнее, не кричит, а чеканит слова. Ей придает уверенности чувство единства со своим народом, говоря "мы", она обращается от его имени, от имени революции. Таким ломким и гордым голосом заявляет о себе в поэзии История.

И типичная реплика с высокого-высокого Парнаса. Игорь Вишневецкий: Стихи в первую очередь никакие. Во вторую свидетельствуют о комплексах автора, связанных с возрастом, постсоветским воспитанием и пр. В третью об абсолютно мифологическом восприятии события, по поводу которого они сочинены. В-четвёртых, меня они ни за что не задели, а показались ужасно смешными (знаю точно, не мне одному). В-пятых, хочу спросить у Вас, взрослого и состоявшегося русского филолога, по праву взрослого и состоявшегося русского писателя: Вам действительно слышится за пунктами 1--4 "тон, каким высказывается История"? Я по наивности думал, что это тон Гёльдерлина, Цветвевой или, скажем, Шелли и Йейтса. Причины бурных реакций на высказывания бывают разные. Если президент КНДР заявит завтра, что готов пальнуть ядерным зарядом по Токио, то, не мне Вам объяснять, реакция на его словесный текст перекроет всё,что Вы упоминали. Что же, тут тоже будет "поэзия" и "тон", каким "высказывается История"?

Решительно, россиян – от Ольшанского до Вишневецкого – волнует только литература. И есть у этой литературы удивительная черта: с реальностью она связана слабо. Такое уже было. В первые два десятилетия прошлого века.

Реплика Кирилла Мартынова – о лени и нелюбопытстве: Наши диванные борцы с украми, разоблачители Бандеры в своей жизни не прочитали ни одной книги об Украине, да и в сфере истории России ограничиваются воспоминаниями о школьном курсе (там вся истина до последнего слова, конечно) плюс в лучшем случае фактчекингом по Википедии.
Такая умственная лень никому не мешает, однако, высказываться и иметь позицию. Ведь всем и так ясно, кто такой Бандера, например: это предводитель жидобандеровцев. Всем ясно, кто придумал Украину: австрийцы. А украинский национализм что-то вроде лихорадки Эболы, но распространяющийся только на несчастных хохлов (то ли дело наш здоровый московский национализм, наш прекрасный имперский бред).
Насколько мы сами себе не интересны и скучны, и все знаем априори, и суждение строим в качестве продолжения перебранки в пивной, свидетельствует российский книжный рынок, на котором нет никаких исследований об украинском национализме. Только сопли про империю и умеем пускать. зачем изучать историю крупнейшего европейского соседа, до недавнего времени братского народа? Мы выше этого. Зачем какие-то знания, когда и так все ясно?

Дальше – пространная цитата об украинском правительстве в изгнании из книги историка Джона Армстронга, русский перевод которой вышел в 2008 году, но которую, тем не менее, никто не читал.

И два более приземленных наблюдения из Донецка. Андрей Горохов: Меня спрашивают френды, почему я не снимаю на видео штурм донецкой ОГА? Не снимаю, потому что темно, раз, и боюсь получить по морде, два, точнее, боюсь, что расквасят камеру - биты, трубы и арматурины у крепких активистов со скрытыми мордами тоже крепкие.
Штурма обладминистрации нет, перед входом огороженный баррикадой дворик, в котором шатается публика, много женщин. Баррикады устроены из прошитых досками шин, изнутри баррикады к ней привален ещё слой досок. Я дотронулся до одной шины, вся конструкция начала дышать и шататься. Впрочем, колючая проволока, которой всё это обмотано, вполне колюча. На баррикаде маленькие плакатики на английском: мы не сепаратисты, долой фашизм, нет нацизму, референдум. <…> Много типов в масках или в медицинских намордниках. некоторые совсем угрожающие - метра под два ростом, в милитари-портах, чёрных высоких ботинках и толстых чёрных зимних куртках, подозрительно раздутых.
У меня было ощущение, что публику можно разделить на два сорта - праздношатающиеся, они слегка уставшие и бессмысленные, их движения заторможены. Многие просто сидят спиной к баррикаде. Сквозь медленно движущееся население куда более стремительно и спортивно двигаются добрые молодцы. Иногда они рявкают на бессмысленных: уйдите с прохода! Это люди при деле. Они, разумеется, в балаклавах. Днём я видел ещё один тип народной общности: групка из 5-6 вялых мужиков, некоторые могут быть совсем ботанического вида, в очках. Они как утята толпятся вокруг крепкого и уверенного дядьки. который говорит по мобильнику.
Обращает на себя внимание то, что мероприятие бессловесно, непрерывного говорения в микрофон на всю площадь нет. Днём гоняли песни, чаще всего я натыкался на "русские идут разврат с насильем запретить". К присутствующим неизменно обращаются "товарищи", звучит это как-то фальшиво.

И вывод, который сделал из своей поездки в Донецк Олег Кашин: По мотивам донецких встреч, из ненаписанной колонки <…> Если бы Донбасс принадлежал украинскому государству, то, скорее всего, он бы проследовал да Крымом, Украина бы его не удержала. Но это если бы он принадлежал Украине, а он принадлежит Ринату Ахметову

Загрузить еще

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG