Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Явлинский: "Они хотят сделать Украину придатком"


Елена Рыковцева: Представляю вам нашего сегодняшнего гостя – Григорий Явлинский. Поздравляем вас с прошедшим днем рождения, который совпал с 70-летием освобождения Одессы от фашистских захватчиков. Мы сегодня будем обсуждать Украину. Будем говорить о событиях, которые происходят на востоке, сейчас в первую очередь главный клубок, главный эпицентр того, что там делается. Не освобождают помещения люди, которые их заняли. Непонятно, как с ними будут договариваться, о чем. Мне сегодня написали из Луганска, что пообещали этим людям, что будет военная поддержка России, и не выполнили своего обещания. Они чувствуют себя кинутыми, и что теперь делать с этим, никто не знает, и они не знают, и власть не знает. Как вы считаете, будут развиваться события на востоке Украины, как они должны по-хорошему развиваться?

Григорий Явлинский: Этот вопрос важный для людей, которые там живут, да и вообще важный, но он только маленькая частичка очень крупной проблемы, большой-большой. Она, конечно, давняя, примерно с 1917 года, но она крайне актуализировалась в последние годы. Суть этого процесса заключается в том, что в последние годы Россия очень резко изменила даже формально тот курс, которым она двигалась. То есть он с постсоветских времен был очень непоследовательным, с провалами, но тот фундамент, который заложили в реформах 1990-х годов, теперь вышел наружу, оформился и представляет он собой следующее – это курс, который сознательно проводит президент и люди, которые с ним близко работают, на создание какого-то совершенно особого, отдельного, отдельного от мира, от мировых правил, от Европы, какого-то особого государства. То есть это абсолютно официальное признание политическое в широком смысле слова, признание того и заявления об этом, что Россия не является европейской страной, она является отдельной цивилизацией, она является неким лидером какого-то русского мира, она, следовательно, хочет распространять свое политическое влияние за пределы своего государства, поскольку русские люди живут, к счастью, везде, во многих местах. Это абсолютно внятное заявление. Все события, которые произошли, заявления о том, что это страна, которая не поддерживает международные правила, соглашения, договоры, то мироустройство, которое с трудом складывалось после Второй мировой войны, она от него отказывается. То есть она не принимает сложившийся миропорядок со всеми его достоинствами и недостатками. То есть это построение какого-то альтернативного такого устройства государства.

Елена Рыковцева: По-простому, что хотят, то и делают.

Григорий Явлинский: Помните, сколько было разговоров таких – многополярный мир. Вот продолжая, именно так, как вы сказали, многополярный, что означает? Что на том полюсе пытки, например, запрещены, а на этом полюсе можно делать. Там надо соблюдать законы, а здесь это нужно делать избирательно. Там должна быть судебная система, на том полюсе, здесь судебная система должна подчиняться, скажем, исполнительной власти. Там собственность неприкосновенна, здесь собственность выдается тем, кого они любят, а кого не любят, у тех можно отобрать.

Елена Рыковцева: Государство такое построили, история с Украиной доказала, что оно есть, оно нравится властям, оно нравится народу, который в нем он живет. А дальше что? Всем остальным что делать?

Григорий Явлинский: Речь идет о том, какое государство хотят построить в России.

Елена Рыковцева: Так уже построили.

Григорий Явлинский: В России такое государство строится. Оно только сейчас начинает открыто и официально создаваться, такая вот стратегия. Эта стратегия, между прочим, очень сильно противоречит тому общественному договору, который был в России все эти 20 лет, потому что общественный договор негласный был о том, что мы создаем современное правовое государство, которое принадлежит мировой глобализации и цивилизации. Люди ради этого расстались с советской системой – это была главная цель. Это произошло мирно и добровольно. Это была цель, куда люди стремились. Кроме того, многие люди согласились очень многое терпеть в 1990 годы ради того, чтобы жить именно в таком современном правовом государстве, которое является частью мировой цивилизации, очень важной ее частью. На самом деле все получилось совершенно иначе, теперь это закрепилось в курсе. То есть теперь сознательно строится государство права силы.

Елена Рыковцева: Главное, что рассосались люди, которым это не нравится, они куда-то исчезли.

Григорий Явлинский: Это тема отдельная, куда эти люди исчезли. Мы с вами отдельно поговорим. Потому что тогда провели конфискационную реформу, когда была гиперинфляция 2600%, когда провели криминальную приватизацию. Потом нашли охранника охранять результаты криминальной приватизации. Вот это были шаги, которые привели к тому, что сейчас. Но это большая тема и очень хорошо, что вы ее затеваете, но она самостоятельная. Мы сегодня соприкасаемся к таким глобальным темам, что хотелось бы их обсуждать частями. Я с удовольствием, если будет возможность, приду и эти, как многие другие вопросы можно обсуждать.

Елена Рыковцева: Итак, строили, строили, наконец построили.

Григорий Явлинский: Нет, еще не построили, еще в самом начале, мы только декларируем, аннонсируем, что это примерно будет, это такая стратегия. Что произошло в Украине? В Украине произошло, что там существовала, на мой взгляд, криминальная система, криминальная власть. Криминальная власть, очень напоминающая то, что происходит в России, слияние собственности и власти. И поскольку страна гораздо беднее и вообще по-другому несколько устроена, там есть запад, есть север, есть центр и юг, восток, в этой стране разрыв общественного договора в смысле отказа от движения к цивилизованному направлению вызвал протест, смешанный с протестом по отношению просто к воровской криминальной системе, которая просто не давала жить. Объединение этих двух пунктов – отказ от движения в цивилизованное направление, то есть создание того государства, которое нужно, где есть справедливость, возможность защитить свои права, защитить свое человеческое достоинство, вместе с желанием снести криминальную систему, вот это все слилось вместе и произошел бунт. Бунт очень неприятный, он выражался в разных формах, в виде Майдана, можно его называть революцией, можно взрывом, от этого суть дела не меняется. Произошел бунт со всеми вытекающими отсюда очень серьезными проблемами. Вы знаете, что революции замышляются идеалистами, возглавляются фанатиками, а потом их результатами стараются пользоваться негодяи. Здесь появились и нацисты, и националисты, и еще какие-то крайние силы. Они, конечно, по своему масштабу не были там самыми главными далеко, но поскольку власть применила силу, отпор пошел такой тоже, и все это превратилось в очень тяжелый процесс, который угрожал и угрожает на сегодняшний день самому существованию государственности в Украине.

Елена Рыковцева: Это пока не считая России.

Григорий Явлинский: Там шел этот процесс самостоятельно. Кстати, Россия его спровоцировала тем, что оказала давление, связанное с тем, чтобы отказаться от европейского направления. Это было сознательное движение. В чем его смысл? Тому самому государству, где должно быть самым главным применение силы во всяких смыслах, случай и сила – это его главное правило, государству неправовому, ему нужна буферная зона, отделяющая его от других стран, которые живут по-другому. И здесь включился еще один механизм. К великому сожалению, в нашем государстве есть очень много людей, относящих себя к элите, которые с презрением относятся ко всем, а тем более к своим соседям. Они считают, что Украина не может построить государственность, они унизительно отзываются о людях, живущих в Украине, они с пренебрежением и презрением относятся ко всему, чего они сами не понимают. И они свысока, с таким не просто шовинизмом, я бы сказал, более, чем шовинизм, в чем они обвиняют всех других, относятся к значительной части людей, которые живут рядом с ними, к десяткам миллионов людей. И вот желая на этом фундаменте унижения, своего превосходства подавить Украину, заставить ее жить, как устроено у нас и хотят устроить у них, вот в этом, собственно, суть событий. В этом суть событий в Луганске.

Елена Рыковцева: Зачем России это?

Григорий Явлинский: Я объясняю. Потому что это посягательство на систему, которая здесь есть. Если допустить, что можно сменить систему, то сегодня в Украине, а завтра где? Завтра охранительность нынешнего режима может быть поколеблена и ему придется стать лицом к лицу с теми, кто не согласен с таким устройством жизни. И тут были использованы все проблемы и ошибки, которые в Украине, безусловно, были. Это и национализм, который там проявлялся, и заявления лидеров, множество всего. Все это было возведено в ранг государственной пропаганды. И с помощью этого, вместо того, чтобы помогать, поддерживать, искать друзей, искать взаимопонимания, вместо этого было обеспечено дикое давление на это все. И под шумок еще и произошла аннексия Крыма.

Елена Рыковцева: Сформулируйте, пожалуйста, в чем конечная цель России по отношению к Украине?

Григорий Явлинский: Они хотят, чтобы это было несостоявшееся государство, чтобы это была окраина и придаток России. Вот и все. Вот такой буфер, отгораживающий Россию от всего остального. Это такой в их представлении пояс безопасности. Вот чего они хотят. Одного Крыма недостаточно, сейчас нужны южные, юго-восточные области. Они не знают, что будут с этим делать, поэтому меня не спрашивайте, я тем более не знаю. Как получится, как пойдет. Они тактики, они стратегию, вообще говоря, ни для России, ни для Украины не видят. Потому что, создавая что-то совершенно невиданное, того, чего вообще нигде нет, вместо того, чтобы построить современное правовое государство, они обрекают в будущем, в недалеком будущем на огромные потери страну, если не на развал разного рода.

Елена Рыковцева: Свою страну.

Григорий Явлинский: Уже свою собственную. Потому что это путь в тупик. В 21 веке нельзя построить общество на страхе, насилии, на случае, без права, без международного права. Нельзя ставить страну в положение, когда сто других стран голосуют против тебя в ООН, нельзя так делать.

Елена Рыковцева: Как она может этому противостоять, Украина? Действительно мощное, колоссальное давление, которое встречает понимание и поддержку изнутри, в тех же восточных областях. Понятно, что сидят люди с паспортами местными – это не то, что засланные наемники, в этих зданиях захваченных. Как этому можно противостоять?

Григорий Явлинский: Мне сложно давать советы и даже я бы не хотел давать отсюда, из Москвы советы, что делать в Украине. Я хотел бы подчеркнуть, что суть этого события политическая заключается в том, что Путин проиграл Украину политически. Он 15 лет пытался что-то там сделать. И поэтому, политически проиграв, он решил силой решить. Это суть момента. Это же очень важно – всегда сказать суть момента. А что касается применения силы, вот это всегда вопрос следующий. В этом смысле при проигрышной политической попытке решить проблему силой, это ситуация, которая ведет к саморазвитию, теперь уже ситуация не вполне подчиняется тем или иным решениям. К счастью, там не пролилась большая кровь. Поэтому вопрос о будущем открыт в том смысле, что не произошло чего-то совершенно необратимого, есть еще предмет для разговора. Но ситуация с каждым днем становится все более и более тревожной, потому что она становится саморазвивающейся. Она уже выходит за пределы.

Елена Рыковцева: Тем не менее, подпитывается.

Григорий Явлинский: Кроме того, что могу сказать? Тот объем лжи, который сейчас мы наблюдаем, свидетельствует сам за себя. Такой объем лжи потребует применения силы для защиты этой лжи. В чем особенность лжи политической? В то, что если ее очень много, то ее потом надо защищать силой, люди же видят, что это все не так. Например, то, что происходит в Луганске, или в Харькове, или в Днепропетровске, или в Донецке. Я там не был, я не могу сказать, что там происходит. Но когда я вижу то, что происходит на наших федеральных пропагандистских СМИ, мне понятно, что ведется специальная пропагандистская работа, а следовательно, это дает мне все основания предполагать, что целью этой пропагандистской работы является дестабилизация. Участвуют ли в этом спецслужбы – это уже второй вопрос. Но понятное дело, раз ведется такая пропаганда – это умышленный курс на продолжение дестабилизации.
Для чего она нужна? Для того, чтобы не признать выборы, которые у них были в мае, для того, чтобы эти регионы не участвовали в этих выборах, для того, чтобы делегитимировать власть украинскую, какая бы она ни была, какие бы выборы там ни прошли и чтобы все время было в состоянии напряженности. Вот главная цель на сегодняшний день.

Елена Рыковцева: Это правда. Мы видим сейчас два направления пропаганды: первое – референдум, требовать референдум о федерализации. И второе, сейчас началось, они получили явно инструкцию – это незаконные выборы, восток их не хочет, юг в них участвовать не будет.

Григорий Явлинский: Это попытки создать несостоявшееся государство, уничтожить украинскую государственность так широко, как возможно, создать буфер, который будет защищать ту систему, которая сложилась в России, имея в виду, что здесь нужно создать какую-то совершенно отдельную, не хочется даже говорить цивилизацию, какой-то совершенно отдельный способ жизни, вообще нигде не виданный. В чем главный принцип, в чем альтернативность? В непризнании прав человека. На том полюсе люди живут, стараясь считать, что права человека – это главное, ради чего существует государство, а на этом полюсе надо устроить жизнь так, чтобы игнорировать эти права человека. Правда, должен подчеркнуть, что мечты о том, что все это будет поддержано Китаем, они очень смешные. Но еще смешнее, когда говорят про Индию – это просто. Главное, если они посмотрят нашу передачу, чтобы они сами хотя бы в это не верили. Они должны понимать, что они останутся с этим устройством, которое они создадут, они останутся один на один.

Елена Рыковцева: Вы вот, по-моему, шутите сейчас про Китай. А я сегодня слышала опрос на государственной станции: как вы относитесь к тому, что мы будем сотрудничать плотнее и больше с Индией, Китаем, товары отсюда, оттуда и так далее? Людей уже к этому готовят.

Григорий Явлинский: Это действительно очень серьезная опасная политика. Но это очень большой просчет. У Китая абсолютно собственные интересы. Это огромная держава, которая считает своим партнером только Соединенные Штаты, она больше никаких партнеров не признает. У нее абсолютно свое собственное видение. И никакие подарки типа острова Даманский, который Россия вдруг подарила Китаю, не меняют эту ситуацию. У них очень большие глобальные интересы. Мы представляем очень небольшую величину, мы 1% мировой торговли, не надо забывать. А Соединенные Штаты вместе с Китаем – это 46% мировой торговли.

Елена Рыковцева: Александр из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. Я бы хотел вот какой вопрос задать: если уважаемый гость считает, что то, что случилось в Киеве – это возможно, это легитимно, то есть когда народ выносит власть из домов и устраивает по существу войну в центре столицы, то почему он не предполагает, что то же самое возможно на востоке Украины, в Донецке, в Луганске.

Елена Рыковцева: Ничего подобного Григорий Явлинский не говорил. О том, что легитимно то, что происходило в Киеве, он этого не говорил. Продолжайте.

Слушатель: Можно уточнить, какая часть Украине за демократию? Те, которые считают, что русский язык нужно упразднять? И те, которые на 24 канале украинском вещают такую дребедень, что просто уши вянут? Или те, которые избивают кандидата в президенты в Николаеве, когда туда Олег Царев приехал? Кандидат в президенты приехал в город Украины выступать, его избили в кровь. Это вы считаете, законная власть, те люди, с которыми нужно говорить? То есть они могут, а в Донецке люди не могут, там получается?

Григорий Явлинский: То есть вы хотите сказать, что в Донецке сейчас идут противоправные действия, там все дерутся, выносят власть, свергают ее и так далее только потому, что так сделали в Киеве?

Слушатель: Схема вот какая: если в Киеве люди с западной Украины могут избивать судей Верховного суда, что вчера показывали по 5 и 24 каналам Украины, то почему подобное не могут делать люди на востоке?

Григорий Явлинский: Ваша логика такая: если в Киеве действуют бандиты, то бандиты должны действовать и в Донецке. Это очень глупая логика, извините пожалуйста, иначе я сказать не могу. Я считаю, что бандиты не должны действовать ни в Киеве, ни в Донецке. Вы хотите подражать бандитам? Это не очень умно и вообще-то глупо.

Елена Рыковцева: Александр, я вам должна сказать, что все эти случаи, о которых вы говорите, безобразные, хулиганство и так далее, там нигде не поощряются, нигде не поддерживаются, они расследуются, дается оценка. Никто не приветствует и не аплодируют тому, что бьют Царева. Да, у него тур, где его все бьют. Он сейчас по городам проехался, его кругом побили. К сожалению, это так. К сожалению, видимо, этому способствовали все его выступления на российских каналов. Он же главная звезда ток-шоу, которые запрещены сейчас на Украине. Там тоже есть своя история. Он поедет в Донецк – его поддержат.

Григорий Явлинский: Не надо заниматься бандитизмом и разбоем ни в Киеве, ни в Донецке. А если говорить, что если бандиты действовали в Киеве, то нужно, чтобы они действовали и в Донецке, то это как минимум глупость. Я третий раз повторяю эту вещь, чтобы вы задумались над этим.

Елена Рыковцева: Виталий из Лобни, пожалуйста.

Слушатель: Добрый вечер. Сейчас создается впечатление, что основным способом решения политических, а скорее даже властных вопросов в Украине – это организация майданов. Майдан, наверное, возникает двумя путями – или псевдо-стихийно или ярко выраженным путем организации сверху. Сущность моего простого вопроса такова: ваше отношение, четко скажите, к майданизму – это хорошо или плохо. Майданы бывают разные, скажем, в Киеве Майдан хороший, а в Донецке и Луганске Майдан плохой. Возможно ли сейчас на Украине решать политические вопросы путем отхода от майданов, прекращения майданов?

Григорий Явлинский: Отвечаю: Майдан – это плохо. Второе: Майдан возникает потому, что люди категорически не видят с одной стороны, как они могут повлиять на власть, а с другой стороны, что жить при этой власти они тоже не могут. И в этом смысле Майдан – это народный бунт, который в любую минуту может перерасти в насилие, как мы уже с вами увидели. Третье: Майдан как революционная форма, которая ведет к разгрому собственной государственности, вещь очень опасная, к которой лучше не прибегать вообще ни в каких случаях. Последнее, что я вам на эту тему хочу сказать: обратите внимание, когда у людей нет вообще никакого выхода и ими правят уголовно криминальным способом, подавляя их права, свободы, грабя их за счет коррупции, за счет ошибочной экономической политики и так далее, то возникают такие стихийные бунты. Их невозможно оправдывать, но надо понимать, что до этого можно доиграться. Кроме того, Майдан как способ разрушения всего правового устройства, мы можем сказать, что Россия, например, нарушив все международные договора и решив таким образом проблему Крыма, присоединив его, в каком-то смысле устроила международный Майдан. Она сказала: вам можно, а нам что, нельзя? Не знаю, кому чего можно. Ничего не соблюдаем, мы ничего не подписываем, мы ничего не понимаем, мы ничего не помним, это не про нас, мы денонсируем, мы захватываем Крым и все.

Елена Рыковцева: У вас референдум готовится два года, а у нас неделя.

Григорий Явлинский: Получается такой международный Майдан.

Елена Рыковцева: Наталья из Одессы, здравствуйте.

Слушательница: Здравствуйте. Большое спасибо Григорию Явлинскому за его позицию. Хочу вас уверить в том, что абсолютно такое же видение ситуации у подавляющего большинства одесситов прогрессивно мыслящих. И хочу подчеркнуть для всей страны, для всех, кто слушает: не причисляйте юг, пожалуйста, к проблемным регионам. Хочу вас уверить, как участник многочисленных акций мирных, в том числе вот этой красивой акции за мир, то же самое в Херсоне и в Николаеве, у нас пророссийски настроенных людей около 10%, даже меньше. Митинги, которые проводятся после украинских, подавляющее большинство людей – это приезжие, мы слышим их говор, спрашивают, куда пройти, где какие здания. Вечером наша прекрасная Дерибасовская и Приморский бульвар наполнены толпами маргиналов. Я уверяю вас, никогда не было такого количества людей просто угрожающего вида. Более того, демонстрация, которая после украинских, люди сопровождают их с собаками, бабушки идут с портретами Сталина, Коммунистическая партия Советского Союза и так далее. Я вас умоляю, вы должны знать это, потому что мы видим это изнутри. У нас настроения российские настолько ничтожные, поверьте мне.

Елена Рыковцева: Уточняем, что пророссийские настроения то, что вы называете поддержкой политики государственной России по отношению к Украине, не то, что вы вообще против русских.

Слушательница: Совершенно верно. В Крыму газеты на украинском языке вы не купили бы и до этих событий. То есть это настолько высосано из пальца, так обидно. Но больше всего преступление Путина состоит в том, что посеяна вражда между нашими народами на века.

Елена Рыковцева: Я очень благодарна вам за звонок, вы очень четко обрисовали ситуацию. Мне кажется, что она совпадает с тем, что я чувствую на юге и тем, что читаю в социальных сетях. На востоке немножко другое, там разные две истории.

Григорий Явлинский: Очень хорошо, пускай люди, которые там живут, они об этом и говорят. Я вам, например, могу вам рассказать, что мы стали получать письма из Крыма, в которых люди обращаются в партию “Яблоко” с просьбой их поддержать, начать с ними взаимодействовать. Потому что тот образ жизни, который навязывается сейчас “Единой Россией”, оказывается, есть очень много людей, мы сейчас поймем, сколько, которые с этим не согласны.

Елена Рыковцева: Можно я вам вопрос прочитаю? Пришел в интернете на наш анонс: “Григорий Алексеевич, что делать с Крымом следующему президенту, который придет вслед за Путиным?”.

Григорий Явлинский: То же самое, что делать со всей Россией, кстати, со всей Украиной.

Елена Рыковцева: Может быть отдать Украине для начала?

Григорий Явлинский: Не надо все время швыряться. Это люди живые, нельзя так делать – туда, сюда. Разве в этом дело. Вообще говоря, перспектива заключается в том, чтобы и Россия, и Украина становились современным правовым государством европейского типа, со всеми трудностями, недостатками, внося свои культурно-цивилизационные достижения в европейскую жизнь, которые Россия и Украина могли бы внести. Просто становиться единым европейским пространством, как любят говорить некоторые политики, от Лиссабона до Владивостока – вот, собственно, этот путь. А делать в Крыму нужно то же самое, что делать во всей России и во всей Украине всем вместе, чтобы закон был одинаковый для всех, чтобы власть была прозрачной, чтобы суд был независимый, чтобы собственность была неприкосновенной, чтобы была политическая конкуренция.

Елена Рыковцева: А если предположить, что вот завтра выборы президента России, мало ли что случится, новый президент как со всей этой историей должен поступить? Вот у него Крым, который западные страны считают незаконно аннексированным. Что он должен сделать, если он нормальный?

Григорий Явлинский: Если вы заметили, мы вместе со своими товарищами выдвигали инициативу провести большую международную конференцию по Украине и, в частности, по Крыму, в которой должны участвовать все заинтересованные стороны для того, чтобы обсудить, принять совместное решение. Это не одностороннее решение. В этом и есть политический процесс: всем вместе сесть за стол, провести определенное время, найти точки соприкосновения.

Елена Рыковцева: Решение, что делать следующему президенту Российской Федерации с Крымом?

Григорий Явлинский: А это и есть ответ. То же самое, что и со всей Россией. Делать то, что необходимо сделать со всей Россией. Эта конференция должна определить и статус Крыма в сложившихся условиях, и перспективы, и определенные временные периоды. Это может быть демилитаризованная зона, это может быть свободная экономическая зона. Она должна учитывать интересы в первую очередь жителей Крыма, граждан и их интересы, вопросы безопасности их жизни, вопросы благосостояния, вопросы образования, перспективы.

Елена Рыковцева: Вопросы их выбора, потому что мы не уверены, что выбор был такой.

Григорий Явлинский: Вопросы их выбора. Мы не знаем, как на самом деле там происходило. Поэтому здесь нет никаких тупиков, это все, пока не было большой крови, к счастью, это все разрешимые вместе.

Елена Рыковцева: Но кто же в России будет все это слушать.

Григорий Явлинский: Вы же говорите о другом президенте. Проблема не в этом, проблема заключается в том, что Россия избрала такой курс, который противоречит фундаментальным интересам русского и российского народа.

Елена Рыковцева: Алексей из Москвы, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Я хотел бы поздравить вашего гостя с прошедшим днем рождения, пожелать ему крепкого здоровья, политических успехам. И всем гражданам нашей страны, чтобы мы пожили при президенте Явлинском, потому что он один из немногих, кто может вывести нашу экономику из стагнации. У меня пара вопросов гостю. Григорий Алексеевич, действительно ли на юго-востоке Украины люди хотят присоединиться к России? Насколько реален и правдоподобен результат референдума в 96% среди населения Крыма, которые пожелали войти в состав России, либо это Чуров и его последователи постарались? И житейские: в ближайшее время мы собираемся на отдых в Европу, как вообще это может коснуться нас, отказ в визах и прочее?

Елена Рыковцева: Хочет ли юго-восток присоединиться к России?

Григорий Явлинский: Там есть разные люди, есть люди, которые куда-нибудь хотят всегда. Я, например, работаю в Санкт-Петербурге, часто там бываю в связи с тем, что работаю в Законодательном собрании, там есть много людей, которые за зубной пастой или за мылом ездят в Финляндию. Тоже есть люди, которые хотели бы жить в Финляндии. Именно поэтому и был создан европейский проект, чтобы эта тема перестала быть в повестке дня, чтобы в принципе не меняло суть вашей жизненной перспективы и концепции от того, живете вы во Франции или живете вы в Германии. Потому что до тех пор, пока это было разделено, это заканчивалось войнами и это нужно было прекратить. Нужно пользоваться плодами цивилизации, не нужно идти назад. Вообще весь этот проект, который придумали в России, создание особой страны азиатской, или евроазиатской, или азиопской, я не знаю, как правильно сказать, Евразии – это движение просто вспять, это опаснейшее движение вспять, за которое будем платить. Я не знаю, сколько там людей, чего они хотят. Но я хочу сказать, что нужно высказать им абсолютное уважение и найти все возможные политические процедуры для того, чтобы они могли выразить свое мнение. Ведь они же все голосовали за президента Украины, избрали президента Украины, который обещал, что он будет президентом, который приведет Украину в Европу и так далее. Они за него голосовали, они его избрали. Получилось так, что он убежал оттуда. Но теперь они как будут выражать свое отношение, я не могу сказать, сколько там людей таких, сколько других и сколько людей, которые хотят изменения статуса регионов, понимают, что они хотят, в чем это изменение, куда оно ведет. Что касается вашего второго вопроса, вы понимаете, так референдумы не проводятся в течение двух недель, с присутствием каких-то неопознанных военных, с вопросами, которые не оставляют возможностей для рассуждений, там ничего не обсуждается. Посмотрите, какая процедура подготовки шотландского референдума. Посмотрите, сколько лет идет диалог, очень сложный, крайне накаленный, между Каталонией и центральным правительством в Испании. Посмотрите, какие это сложные и большие процессы, если вы хотите иметь законный референдум. Да, я вполне допускаю, что очень многие люди в Крыму искренне хотят быть вместе с Россией, и это нормально, это очень хорошо. Мне, например, неприятно, когда говорят, что у нас нет пророссийских настроений. Мне бы хотелось, чтобы Россия была такой страной, чтобы во всей Украине они были. Тем не менее, то, что сейчас происходит или то, что пишут журналисты из Киева, какие в Киеве настроения в связи с тем, что существует постоянная угроза начала войны – это же унижение целого народа угрозой применения силы к нему. Мы же все-таки с вами российские люди, очень многие христиане. Вы понимаете, что такое жить месяцами с угрозой применения к вам силы огромной страны и огромной армии. За что, почему? Разве можно так поступать со своими соседями? Вы хотите с ними жить дальше? Как же вы будете с ними жить? Разве можно унижать применением силы, не дай бог, если это произойдет. Надо же это понимать.

Елена Рыковцева: Сергей из Барнаула, здравствуйте.

Слушатель: Добрый вечер. У меня вот какой вопрос. Предыдущий слушатель позвонил и сравнил, провел аналогию, что между мятежниками Киева и между мятежниками юго-востока провел одинаковую параллель. Меня удивляет другое: почему многие политики не могут возразить? Дело в том, что мятежники Киева боролись и борются за единую неделимую цельную Украину, цельное государство. Мятежники юга, юго-востока борются за разрушение государства, за раздробление его и за отдачу части своего государства другому государству. То есть практически они коллаборационисты.

Елена Рыковцева: Я сразу уточню, что очень просила предыдущая слушательница юг не вписывать во всю эту историю.

Григорий Явлинский: Спасибо большое. Там речь идет вот о чем. Уважаемый слушатель, который звонил и который сказал, что не надо подражать бандитским действиям, он говорит о методах, он вообще не говорит о целях, его цели не интересуют. Он говорил: почему там можно захватить администрацию, а здесь нельзя. Почему там можно бить судей, а тут нельзя. Там бьют, и мы хотим бить судей. Чем мы хуже? Поэтому речь идет о методах. В любом государстве есть законы и есть конституционные основания для защиты целостности государства, для того, чтобы не было в государстве сепаратизма. Это касается любого государства в мире, в том числе и Российской Федерации. Сколько раз были разговоры о том, что пускай Чечня или любая другая республика проведет референдум. Как вы думаете, что бы было на референдуме в середине 1990-х, или в конце 1990-х, или в начале 2000-х, что было бы с этими референдумами за независимость? Даже вопрос так не ставился. Вопрос ставился так, что даже если говорить о референдуме, то его должна проводить вся страна по вопросу отдельной территории. Исход такого референдума понятен почти в любом случае, хотя с Кавказом дело особое. Конечно, вы правильно говорите, конечно, там встает вопрос о сепаратизме и так далее. На это вам будут отвечать, что мы боремся за федерализм. Там речь идет не о федерализме настоящем, который предполагает свободу экономических решений, налогов, а речь идет о другом, что это такой федерализм, который больше похож на конфедерацию, когда эти регионы будут накладывать вето на решения центральных властей. Но еще раз говорю: это все очень болезненная, плохая история, потому что она не имеет стратегической перспективы. Это все делается не для ради чего. Потому что это направление развития, где люди являются мусором, не являются главным центром всей экономической политики государства и всей политики в целом, их права, их свободы, это в 21 веке не имеет будущего.

Елена Рыковцева: Иван из Краснодарского края, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. У меня такой вопрос: на основании какого закона был проведен референдум? Закона о референдуме в Крыму, поскольку это территория Украины, нет. Статья 73 конституции Украины запрещает отторжение какой-либо территории, только всеукраинский референдум можно провести. А наш федеральный закон российский, если по нему бы проводился референдум – по нему теоретически нельзя провести референдум. На основании какого закона проводился референдум? Мне кажется, на основании Римского права.

Григорий Явлинский: Спасибо большое, Иван, за вопрос. Я думаю, что без всякого закона он проводился, без всякого права, даже римского, просто по праву силы. В том-то и дело, по праву сильного. Там были люди вооруженные, под их крылом, под их давлением проводилось это мероприятие. Поэтому огромное количество стран вообще не признают такой референдум.

Елена Рыковцева: Я пока прочитаю то, что написали наши слушатели в интернете. Андрей из Новосибирска пишет: “Григорий Алексеевич, здравствуйте. Как вы считаете, будет ли разработан западными странами для Украины план по типу плана Маршалла? Очевидно, без него Украине не выжить. Если такой план будет, сколько лет потребуется Украине, чтобы встать на ноги в экономике? Как вы думаете, в каком году Украина вступит в НАТО?”.

Григорий Явлинский: Вот эти две вещи, которые вы спросили, план Маршалла и конференция, о которой я говорил, – это и есть две составные части, которые обеспечивают на ближайшую среднесрочную перспективу развитие этой ситуации. Нужен был бы такой план Маршалла и нужна была бы такая конференция. Такой план Маршалла нужен, потому что Россия не может спонсировать Украину, не хочет ее спонсировать, не хочет поддерживать ее реформы, собственно говоря, и не надо, России есть много чем своими делами заниматься и это будет гораздо более правильно. Нужно не чужие территории присоединять, а обустраивать собственные. У нас есть очень много работы, очень много чего нужно делать на собственных территориях и с газом, и с дорогами, и с мостами, и со школами, и с образованием, и с медициной, и с продолжительностью жизни, и с рождаемостью и так далее. Что касается, конференции – это согласование всех интересов, касающихся Украины и Крыма. Без России это сделать все невозможно. Пока Россия занимает позицию дестабилизации Украины, ничего там сделать нельзя. Вот такое влияние, Россия действительно региональная сверхдержава, она оказывает такое большое влияние на все, что происходит вокруг. Поскольку она заняла контрпродуктивную, очень опасную позицию, там очень трудно что-либо сделать. И любое правительство, которое будет в Киеве, вынуждено будет считаться с этим и понимать, что переступить через это они не могут. Поэтому им придется добиваться диалога с Россией. Это неизбежность, и это нужно будет делать. Что касается НАТО, опять же, это будет зависеть от того, какую будет Россия занимать позицию. Чем агрессивнее и злее будет позиция России, тем будет быстрее идти процесс отхода Украины в другую сторону. Что там останется, то и будет уходить в другую сторону.

Елена Рыковцева: Николай из Краснодарского края, здравствуйте.

Слушатель: Здравствуйте. Русские и россияне в Туркмении живут, в Латвии, в Прибалтике. Меня удивляют русские и россияне, которые радуются, что Крым присоединился к России.

Григорий Явлинский: Между прочим, задета сейчас была очень важная вещь. Есть очень много мест, например, в Центральной Азии, где действительно сильнейшим образом подавляют права русских, где их лишают русского гражданства, где очень жестко ограничиваются их права, но Россия никогда не защищает этих людей, потому что ее больше интересуют разные газовые договоренности с этими регионами. Вот вам двойные стандарты, вот вам право силы.

Елена Рыковцева: Любовь Викторовна, Калининградская область, здравствуйте.

Слушательница: Здравствуйте. Во-первых, хочу поздравить Григория Алексеевича с днем рождения, сказать, что я и моя семья, мы уже 20 лет являемся постоянными избирателями партии “Яблока” и не собираемся менять свои симпатии на следующих выборах. Очень надеемся, что в конце концов Григорий Алексеевич станет кандидатом в президенты Российской Федерации и будем за него голосовать и агитировать всех наших коллег и знакомых. Вопрос у меня вот какой. Сегодня был у меня в офисе очень интересный разговор с коллегой, высказалось вот какое мнение, что сейчас Владимир Владимирович Путин имеет очень большой рейтинг в связи с последними событиями. На фоне того, что происходит, я высказала предположение, что Крым – это не последняя территория, которая будет присоединена к России, что далее это будет территория Украины по Днепру, если санкции не остановят Россию, а далее пойдет на территорию Белоруссии, на какие-то территории в русскоязычных странах бывшего Советского Союза. Как ни странно, я предположила в качестве шутки, а ответ получила от коллег по работе такой, что да, конечно, это должно не остановиться на этом, это должно продолжаться. И чем больше будет таких действий со стороны нашего правительства, тем больше будет у него поддержка. И это будет правильно, потому что миром сейчас диктует сила, тот, кто сильнее, тот и прав. Вот такие настроения в обществе. Что он думает по этому поводу? Еще один вопрос: завтра будет в Москве митинг, я хотела бы узнать, будет ли участвовать партия “Яблоко” в этом митинге?

Григорий Явлинский: Начну с конца и с самого главного: президент страны – это не главный социолог. Президент страны не может руководить страной на основе того, что показывают социологические опросы, тем более, если они проводятся его собственными социологическими службами.

Елена Рыковцева: Нет, он строит свою политику так, чтобы опросы были ровно такими.

Григорий Явлинский: Неправильно это. Он должен строить свою политику так, как нужно для будущего его государства и народа, который в этом государстве живет. Потому что настроения у людей могут быть самые разные в самый разный момент. Это вопрос пропаганды. Если вы включаете пропагандистскую машину, она работает. Президент не имеет права просто быть популистом, опасным, военным, авантюрным популистом – это первое. Второе: да, к сожалению, есть такая логика, что на этом ничего не остановится. Потому что поддержание этого возбуждения нужно иметь все время и нужно тогда продолжать. И так можно зайти очень далеко. Как сказал один гражданин: у нас будет много нищеты, но будет хорошее настроение. Дело тут не в шутках, а дело в том, что это действительно процесс, который идет по собственной логике. А иногда, когда я гляжу на наших чиновников высоких, я слышу, что они хотят закрепиться на Луне, например, построить обитаемые острова на Луне, у меня такое впечатление, что они действительно потеряли связь с реальностью окончательно и совершенно не представляют, в каком масштабе и в какой рамке они живут.

Елена Рыковцева: Алексею мы не ответили, коснутся ли европейские санкции россиян, не начнутся ли проблемы с визами? Я знаю, что уже МИД Российской Федерации призвал россиян не ездить за границу, потому что, а вдруг их арестуют, как Бута.

Григорий Явлинский: У меня нет оснований говорить, что это коснется каких-то виз для наших сограждан, но могу сказать, что все должны быть готовы, это же логика война. На самом деле, что сейчас происходит? Это масштабная гражданская пока еще холодная война. Началась в России гражданская холодная война. Вы знаете, сколько семей поссорились, сколько людей не могут найти общий язык из-за всего, что происходит. Сделано это совершенно искусственно, без всякой причины, кроме одной – сохранить ту систему, которая есть, не позволить к ней даже прикоснуться и даже поставить вопрос, что ее можно как-то снять, предъявить к ней какие-то претензии, смести, сломать и так далее.

Елена Рыковцева: То есть ваш ответ тот, что можно ждать любого теперь в этой ситуации, санкций, виз и так далее?

Григорий Явлинский: Теперь уже логика событий будет диктовать сама. Будем надеяться, я оптимист, будем надеяться, что хватит у народа выдержки и мудрости для того, чтобы сохранить ситуацию без крови, чтобы она была обратимой. В этом моя надежда и мое самое главное пожелание.

Елена Рыковцева: Я поняла вопрос так, что речь идет о вашем участии в воскресном митинге на проспекте Сахарова касательно средств массовой информации, свободы слова и лжи, которая на этих телеканалах.

Григорий Явлинский: Да, мы там будем. Мы считаем, что свобода слова – важнейшая ценность, которую надо защищать всеми способами.

Елена Рыковцева: Я поделюсь личными опасениями, что если там будет мало людей, это будет использовано снова против этой прессы. Вы видите, кому вы нужны, вас никто не поддерживает. Вот опросы – вот доверие федеральным каналам. Я очень боюсь, что так это будет истрактовано. Ваша партия принимала какие-то заявления по Украине, по Крыму?

Григорий Явлинский: Огромное количество, очень большое. И жаль, что вы этого не знаете.

Елена Рыковцева: Расскажите о главном.

Григорий Явлинский: Главное, мы считаем, что создание ситуации угрозы войны с Украиной является государственным преступлением. Мы считаем, что создание самой угрозы войны, даже это им является. Мы резко выступили против решения Совета федерации и резко выступаем против всяких провокационных действий в отношении Украины.

Елена Рыковцева: Хорошо, что вы это сказали, потому что об этих заявлениях совсем не говорят нигде. Я удивляюсь, что вы так свободно, я просто начинаю опасаться, что у людей, у партии будут проблемы, когда ониговорят об этом. Знаете, как Илью Пономарева затоптали в Государственной думе за то, что он проголосовал против аннексии Крыма: вы должны быть изгнаны из депутатов, потому что вы против, у нас должны все голосовать за. Это чревато для политиков голосовать против.

Григорий Явлинский: Что вы хотите, чтобы я сказал?

Елена Рыковцева: Что вы будете продолжать делать то, что считаете нужным.

Григорий Явлинский: Мы всегда делаем только то, что считаем нужным.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG