Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Преследования мигрантов


Марьяна Торочешникова: 14 апреля Домодедовский суд Московской области вынес оправдательный приговор гражданину Киргизии Маратбеку Эшанкулову, которого обвиняли в незаконном пересечении границы России. Сам по себе факт вынесения оправдательного приговора - уже сенсация, а дело Маратбека - особенное и абсурдное одновременно, поскольку на протяжении почти трех лет ему приходилось вместе с адвокатом доказывать, что Маратбек именно тот, за кого себя выдает.

Со мной в студии - Маратбек Эшанкулов и его адвокат Филипп Шишов.

Расскажите, чего стоила победа и как развивалась ситуация?

Маратбек Эшанкулов: Я был в Москве, в России, приехал в Россию в 2010 году. Год отработал здесь, официально, с разрешением. В 2011 году я решил вернуться на родину, купил билет на самолет, приехал в аэропорт, и пограничники сказали, что это не я, паспорт не мой. Я объяснял, начальник подошел, несколько человек спрашивали, чей паспорт, и я им сказал, что это я, паспорт мой.

Марьяна Торочешникова: Вы действительно не были похожи на вашу фотографию в паспорте?

Маратбек Эшанкулов: Я когда фотографировался на паспорт, был потолще, весил где-то 70 килограммов, а потом работал в Москве и похудел, на 10 килограммов где-то. Я это все объяснял, но меня все равно посадили, не поверили мне. Они меня заставили даже признаться, они и били меня. Человек, тоже пограничник, видимо, но в гражданской форме, заставил меня отжиматься, несколько раз бил, чтобы я сказал, что это не я.

Филипп Шишов: Я практически сразу подключился к этому делу, где-то через месяц, стал адвокатом по соглашению. Маратбек три дня просидел под стражей, как задержанный, в аэропорту, причем ему не давали звонить, ни родственникам, ни друзьям, ни в консульство. В итоге он не прилетел, его же там ждали, и улетал он со своим другом, с которым прилетел в Москву, год они вместе тут работали, друг улетел, а Маратбека не пропустили. У друга Маратбека российский паспорт, он летел к своим родителям. Друг, конечно, поднял всех на уши, и брат Маратбека, который был тогда в Москве, начал выяснять все. В итоге сотрудник консульства подключился, выяснили, в связи с чем его задержали, и вовремя подключился земляк, москвич, который дал личное поручительство за Маратбека. Именно поэтому его отпустили из-под стражи. Потому что у нас всех иностранцев, кто не имеет постоянного места жительства в России, арестовывают.

Марьяна Торочешникова: Когда появились свидетельства из консульства Кыргызстана, что это паспорт Маратбека, свидетельства родственников, почему пограничники отказались прекращать уголовное дело и отпустить Маратбека?

Филипп Шишов: Это какое-то упрямство, видимо, и безнаказанность. Человека сняли с рейса, против него возбудили уголовное дело, и если выяснится, что эти лица использовали свои полномочия против невиновного человека, можно говорить о том, что они превысили свои должностные полномочия. Я спрашивал их, есть ли у них какая-то ответственность, если они невиновного человека снимают с рейса или привлекают к административной, уголовной ответственности, - и они ответили, что их за это наказывают. Я думаю, дело началось, и его сложно было остановить. Они хотели пропихнуть дело в суд, что есть экспертиза... Эксперт Прилипко, который делал первичную экспертизу, пользовался фотоснимками неизвестного происхождения. Неизвестно, кто и когда их делал, эти снимки просто есть в деле, и у них нет никакого правового статуса. Когда я вступил в дело, я просил провести повторную экспертизу, это было в декабре 2011 года. Я просил отправить самого Маратбека на экспертизу, сфотографировать его под правильным углом, как и в паспорте. Нам было отказано в результате. Дознаватель Татаринов вообще нам отказывал на протяжении сего дознания.

Марьяна Торочешникова: Я пыталась связаться с дознавателем Татариновым еще год назад, когда вы приходили первый раз к нам в студию, но там отказались от комментариев.

Филипп Шишов: В суде я видел дознавателя, только когда он привозил свидетелей обвинения в суд. Это были пограничники, которым он показался подозрительным, которые его останавливали. Были в суде и друзья, родственники Маратбека, которые говорили, что это он. Даже было направлено международное поручение в Киргизию, и там проведены допросы, причем они проводились в условиях секретности, проводили опознание по фотографии в паспорте Маратбека, фотографии, которая была сделана уже здесь, в Москве, среди пяти фотографий предъявляли эти две фотографии, и все там уверенно сказали, что эта и эта фотография - наш сосед.

Марьяна Торочешникова: Но следователей это не убедило, и прокурор обвинительное заключение утвердил, посчитав, что вас нужно преследовать как человека, который незаконно пересек границу Российской Федерации и пытался незаконно выехать с территории России. Эта история длится с 2011 года, на дворе 2014-ый, и все это время ваш паспорт, все ваши документы находились в материалах уголовного дела. Как выжили все это время в Москве, известной своим "дружелюбным" отношением к мигрантам?

Маратбек Эшанкулов: Я практически на улицу не выходил, и жил за счет друзей. Чтобы работать, у меня не было документов. Меня много раз задерживали, как выходишь на улицу - сразу задерживают. У меня была справка, что на меня открыто дело уголовное, несколько раз я Филиппу Сергеевичу звонил, он меня вытаскивал.

Филипп Шишов: Один раз, я помню, Маратбека задержали в ОВД "Теплый стан". Это было утро воскресенья, меня не было в Москве, я попытался по телефону вопрос решить, но не получилось. Я сказал, что человек под следствием, его документы находятся в уголовном деле, но мне не поверили. Я приехал в понедельник уже, он сутки просидел, я пошел к начальнику отделения милиции "Теплый стан", и он очень удивился: "Как это - отобрали паспорт и приобщили к делу?" Я ему говорю: "Вот у меня есть протокол о приобщении паспорта в качестве вещдока". - "Первый раз вижу такое". Он позвонил дознавателю и проверять, есть ли такое дело. В конце концов, я убедил его отпустить. В чем его вина? В том, что у него отобрали паспорт и билет, что он не мог выехать из страны? Подумали, посовещались, отдали бумажки и отпустили. У него на руках было тогда только постановление о возбуждении дела. И мы неоднократно просили дознавателя дать нам хоть какой-то документ, подтверждающий личность, с его фотографией, год мы просили дознавателя, и Татаринов под разными предлогами отказывался, и только через год он сказал: "Хорошо, я дам вам такую бумажку, только вы подпишите здесь, что вы не возражаете против прекращения уголовного дела за истечением сроков давности" - то дело, которое было возбуждено в связи с тем, что он приехал в 2010 году. На самом деле, это был титанический труд, огромная работа проделана за эти два года, чтобы доказать очевидное.

Марьяна Торочешникова: Маратбек, а вы видели какую-то возможность доказать, что вы это вы?

Маратбек Эшанкулов: Когда меня первый раз задержали, я год ходил и думал все, что же будет дальше. Но я верил в справедливость, и она восторжествовала.

Марьяна Торочешникова: А в приговоре что-то говорится о возможности реабилитации Марата?

Филипп Шишов: Конечно, как в каждом оправдательном приговоре, такая формулировка есть. Любой оправданный имеет право на возмещение морального вреда, имущественного вреда, всех расходов. Сам приговор после вступления его в законную силу будет являться основанием для дальнейшего предъявления иска.

Марьяна Торочешникова: Государственные обвинители говорили вам что-то о своих дальнейших планах?

Филипп Шишов: Я спросил гособвинителя Кулагину, она как-то уклонилась от ответа, сказал: "Посмотрим. Будем думать". Но мне кажется, что это будет глупо, если они будут оспаривать явные факты. 2,5 года конституционные права человека ущемляются, он не может нормально передвигаться, работать, поехать к своей семье...

Марьяна Торочешникова: То есть первый раз вам повезло, когда вы не попали в следственный изолятор, и второй раз вам повезло, что были люди, которые могли вас здесь содержать. Потому что, не имея никаких документов, не имея разрешения на работу и прочее, как бы вы себя кормили? Оставалось бы только попрошайничать... Филипп, а вы чувствовали какое-то особое отношение к вашему подзащитному в этом деле, потому что он мигрант?

Филипп Шишов: Мне кажется, вообще было какое-то пренебрежительное отношение. И дознаватель вел себя невежливо, мы требовали провести те же экспертизы - он отмахивался. Мы предлагали, чтобы генетическую экспертизу провели с его братом, и фотопортретную экспертизу, даже на "Полиграфе" он был готов дать показания, что он - это он, на детекторе лжи. Но дознаватель категорически отвергал все. И потом мы столкнулись с тем, что прокурор тоже так относился. Перед тем, как дело передали в суд, я пошел к нему и говорю: "Посмотрите, вот живой человек, вот паспорт..." Мы были на приеме у прокурора Стальнова, и он даже не поднял глаза, отмахнулся и сказал: "Мне ничего не нужно, у меня есть заключение экспертизы". То есть все упиралось в экспертизу, которая, как потом выяснилось, была сделана крайне некачественно, с неизвестными образцами, и впоследствии она была признана недопустимым доказательством судом, в приговоре это нашло свое отражение, и был человек признан невиновным.

Марьяна Торочешникова: А судебное следствие как проходило?

Филипп Шишов: Первый раз дело в суд поступило в декабре 2012 года, и суд вернул дело прокурору, потому что Марата не ознакомили со всеми материалами дела. Причем мы об этом просили, но дознаватель нам отказал. Потом опять начался процесс, экспертиза была признана недопустимым доказательством, и суд назначил сначала одну экспертизу, которая установила, что он - это он, что это его фотография в паспорте, и в июне уже была экспертиза произведена, и с того момента это нашло свое подтверждение в суде. Тогда надо было выносить либо оправдательный приговор, или обвинителю нужно было отказываться от обвинения. Экспертиза была проведена на значительно более высоком уровне, чем первая, которая была сделана в ФСБ. Но гособвинитель пыталась упорно продолжить это дело с обвинительным уклоном, потребовала назначения новой экспертизы, надеясь, что все придет к истечению срока давности, и за истечением срока давности дело прекратят. Они на это направили все свои усилия, чтобы затянуть процесс.

Марьяна Торочешникова: Поясню, что прекращение уголовного дела за истечением срока давности - это не реабилитирующее обстоятельство, соответственно, не говорится о том, что человек был действительно невиновен, и все это время, которое он был ограничен в своих правах в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела, никак не будет ему впоследствии компенсировано. В этом случае также у Маратбека возникли бы проблемы с приездом в России, если бы он снова захотел приехать и устроиться на работу, были бы уже какие-то ограничения.

Филипп Шишов: Да, он было бы уже привлекавшимся к уголовной ответственности, и вполне возможно, что на него был бы запрет наложен.

Марьяна Торочешникова: То есть вам было важно доказать его невиновность. А что говорила прокурор после представления новой экспертизы и допросов в суде ваших родственников? Я так поняла, она все равно требовала обвинительного приговора.

Маратбек Эшанкулов: Да. И с ней общаться было бесполезно.

Филипп Шишов: Мне кажется, просто была дана команда, которую она отрабатывала, во что бы то ни стало стоять на своем и доказывать это очевидное невероятное. Кстати, когда шел наш процесс, в суде ко мне подошел адвокат Максим Тарасенков, мы с ним разговорились, и выяснилось, что в том же суде у него идет процесс, где русского человека, его фамилия Немов, привлекают за незаконное пересечение государственной границы Российской Федерации. Дознаватель Татаринов возбудил уголовное дело, эксперт Прилипко дал заключение. Но там ситуация в том, что обвинение доказывает, что он не тот, кто в паспорте, а совершенно другой человек - какой-то бандит с Украины. Он арестован и сидит уже 8 месяцев под арестом по этому обвинению. Причем не на границе его остановили, а взяли из дома, из квартиры. И его могут признать виновным, что он не Немов, и украинец Гавриленко, и после этого начнется процедура экстрадиции, а там в отношении этого Гавриленко возбуждены уголовные дела по убийству, грабежу, и там вплоть до пожизненного срока ему может светить. Украинцы тоже следят за этим делом. Там невооруженным глазом можно увидеть, что это совсем другой человек. И если Украина получит этого бедного россиянина, она, наверное, отправит его обратно, и он тогда останется вообще человеком без имени и без паспорта. Просто абсурдная ситуация! Я так понял, эта связка Татаринов-Прилипко способна на многое. Вот в деле Маратбека понадобилось 2,5 года, чтобы доказать его невиновность, потрачены огромные государственные деньги, проведено 8 экспертиз по делу, дорогостоящие экспертизы, проведено огромное количество следственных, судебных заседаний, и все это за счет налогоплательщиков. Люди там работают за наши с вами деньги, привлекают людей незаконно к ответственности, и вообще, там очень низкий уровень профессионализма. Когда мы разбирали экспертизу ФСБ, две экспертизы, мы даже вызвали в суд для дачи пояснений специалиста Зинина Александра Михайловича, который является разработчиком методики судебной экспертизы, и он сказал, что выполнена экспертиза на низком уровне. Вот эксперты из Министерства юстиции использовали методы наложения, сравнения, визуального сопоставления, то есть применили несколько методов, что позволило утверждать, что Маратбек Эшанкулов это он и есть. Но сколько потребовалось на это сил, времени и денег. Хотя, на самом деле, экспертиза не является единственным доказательством. Даже получив справку от мамы Эшанкулова, что это ее сын, уже можно было успокоиться и вынести оправдательный приговор. Эксперт может ошибиться, и это очень часто получается.

Марьяна Торочешникова: Маратбек, будете ли вы добиваться привлечения к ответственности, хотя бы дисциплинарной, людей, из-за которых вы 2,5 года на нелегальном положении жили в России? Вы думали об этом?

Маратбек Эшанкулов: Пока нет.

Марьяна Торочешникова: Но вам бы хотелось, чтобы этих людей наказали?

Маратбек Эшанкулов: Мне сейчас дали бы паспорт, и все. Я хочу уехать отсюда!

Марьяна Торочешникова: То есть паспорт вернут, когда вступит в силу приговор, и вы ждете, когда это все закончится, чтобы забыть все, как страшный сон?

Маратбек Эшанкулов: Да.

Марьяна Торочешникова: Не боитесь ли вы новых преследований, если будете добиваться возмещения материального ущерба или морального вреда от дознавателя, эксперта?

Филипп Шишов: В принципе, все эти процессы возможны без Маратбека, он может уехать, оставить доверенность. От его имени здесь можно действовать. Мне кажется, так будет безопаснее, потому что возможны провокации какие-то. Об этом сейчас много говорят, и это, конечно, ущерб деловой репутации этих органов, очень сильный. Мы, конечно, опасаемся подстав, провокаций, поэтому Маратбек и не выходит из дома, он старается свести к минимуму все свои поездки. Мы благодарны, конечно, что суд разобрался, хотя это надо было сделать гораздо раньше. Это дело старались замять, чтобы вроде его и не было, сроки давности бы истекли, и конечно, наша заслуга в том, что Маратбек все-таки подал жалобу, мы продолжали борьбу.

Марьяна Торочешникова: Приговор вступит в силу, Маратбек поедет на родину, поедете провожать его в аэропорт?

Филипп Шишов: Не знаю, может быть, даже не из Домодедово лучше лететь... (смеются) Или на поезде.

Марьяна Торочешникова: Маратбек Эшанкулов оправдан, в российской адвокатской практике появился оправдательный приговор, что для российского адвоката огромная удача и большое счастье. Более того, появился оправдательный приговор в судебной практике судьи, которая выносила это решение. Вы можете назвать, кстати, фамилию этой смелой женщины?

Филипп Шишов: Пищукова Ольга Викторовна.

Марьяна Торочешникова: Оправдательные приговоры в России не очень жалуются, но судья заняла законную и принципиальную позицию в этом случае.
XS
SM
MD
LG