Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Между Фукусимой и Путиным


Атомная электростанция в Темелине, Чешская республика

Атомная электростанция в Темелине, Чешская республика

Наряду с "газовой", Россия разыгрывает в Европе "атомную" карту. Единой контригры у Евросоюза пока нет

Как спастись от российской трубы, точнее, от политических рисков, которые несет с собой чрезмерная энергозависимость от России? По мере того, как углубляется украинский кризис, эта тема все активнее обсуждается в европейских "верхах".

Основных путей к избавлению от этой зависимости три. Первый – диверсификация поставок нефти и газа в Европу (сейчас в общем потреблении газа странами ЕС доля российского сырья ежегодно составляет от 25 до 30%). Второй – упор на возобновляемые источники энергии (ВИЭ). И третий – развитие атомной энергетики.

Единой энергетической политики у Евросоюза до сих пор нет. Есть набор общих приоритетов и целей в этой области
Единой энергетической политики у Евросоюза до сих пор нет. Есть набор общих приоритетов и целей в этой области – например, сократить к 2020 году по меньшей мере на 20% объемы выбросов в атмосферу газов, вызывающих парниковый эффект. С этой целью, в частности, всемерно поддерживается строительство электростанций, работающих на энергии солнца, ветра и прочих возобновляемых источников. В феврале этого года Европарламент одобрил план, согласно которому к 2030 году не менее 30% электроэнергии в Евросоюзе должно производиться за счет ВИЭ. Напротив, на традиционную энергетику, использующую уголь, нефть и газ, экологически ориентированная часть европейской общественности смотрит косо.

Атомная энергия в этом отношении оказалась где-то между идеальной экологически чистой энергетикой ВИЭ и "грязной" энергетикой угля и газа. Атомный реактор, конечно, не производит экологически вредных выбросов в атмосферу, но только в том случае, если с этим реактором ничего не случается, а от этого, увы, никто не застрахован. Чернобыльская катастрофа произошла уже довольно давно, и о ней понемногу стали забывать. Но авария 2011 года на "Фукусиме" вновь напомнила всему миру о проблеме безопасности АЭС. Сразу после нее Германия объявила о сенсационном решении – отказаться от дальнейшего развития атомной энергетики.

Немецкая энергетическая революция

В конце 2010 года Владимир Путин, выступая на ежегодном экономическом форуме в Берлине, сказал по поводу популярности в германском обществе идеи отказа от атомной энергетики: "Я не хочу это никак комментировать, но не понимаю, чем топить будете? Газа вы не хотите, атомную энергетику не развиваете. Дровами топить будете?" После небольшой паузы, вызванной громким смехом в зале, Путин констатировал, что немцам и "за дровами в Сибирь надо ехать". "У вас же и дров нет", – заключил он. Но уже через полгода, после трагедии на японской АЭС в Фукусиме, Германия приняла окончательное решение об отказе от использования атомных электростанций. Восемь атомных станций было решено отключить немедленно, а остальные предполагается постепенно вывести из эксплуатации к 2022 году.
Ветряные электростанции - одна из главных надежд сторонников "зеленой энергии"

Ветряные электростанции - одна из главных надежд сторонников "зеленой энергии"

Это решение – часть реформы системы энергоснабжения страны. Амбициозная цель программы, которая носит название Energiewende, что можно перевести как "Энергетический поворот", или даже "переворот", – добиться к 2050 году покрытия энергетических потребностей страны на 80% за счет возобновляемых источников энергии. Сверхзадача – показать пример другим странам ЕС, а также крупным индустриальным странам, таким как Китай и США, которые не спешат брать на себя серьезные обязательства по ограничению выброса в атмосферу веществ, способствующих глобальным изменениям климата. Хотя большинство немцев согласно с этими целями, продвижение к ним требует постоянного регулирования, в том числе законодательного. Пока налицо рост цен электроэнергии для рядовых потребителей, в то время как крупные промышленные концерны получают государственные субсидии: по мнению правительства, эти фирмы должны оставаться конкурентоспособными и не сокращать рабочие места в Германии.

Интересно, что своими последними решениями правительство сознательно тормозит развитие сектора возобновляемых источников энергии – его власти хотят довести до нужной кондиции позднее. Тактическая цель – дать уходящим в историю секторам энергетики время на перестройку бизнеса. Поэтому частью правительственного плана является и временная активизация использования угля как топлива, и увеличение его добычи. Это решение подвергли критике многие депутаты бундестага от партии зеленых.

Говорит сопредседатель партии "Союз90/Зеленые" Симоне Петер:

– Электроэнергия остается, и будет оставаться, к сожалению, дорогой, потому что вице-канцлер Зигмар Габриэль и правительство не хотят пересматривать жирные скидки для индустрии. Вице-канцлер защищает немецкие интересы в Брюсселе, но это, к сожалению, интересы не простых потребителей, а крупных промышленников. Однако так не должно быть в будущем. Нам следует, конечно, и дальше поддерживать тех, кто участвует в международной конкуренции, но многие другие производители могли бы отказаться от привилегий, так как за них в результате вынуждены платить простые потребители и предприниматели средней руки. Мы говорим: давайте лучше стимулировать производство энергии из возобновляемых источников, давайте обеспечивать честные цены для потребителей, давайте сокращать использование угля, и тогда мы придем к стабильным ценам на электроэнергию.

А вот мнение премьер-министра земли Северный Рейн-Вестфалия, социал-демократки Ханнелоре Крафт:

"Энергетический поворот" – амбициозный проект, который не может быть осуществлен бесплатно. Но это проект, который обещает хорошие результаты
Мы не имеем права вводить людей в заблуждение. "Энергетический поворот" – амбициозный проект, который не может быть осуществлен бесплатно. Но это проект, который обещает хорошие результаты. Если мы сумеем продвинуть производство электроэнергии из возобновляемых источников настолько, что достигнем цели – на 80% обеспечить страну, то получим также и очень, очень дешевую энергию. И станем независимы от иностранных поставщиков. А это тоже очень важно, как мы убедились в последнее время. Перед нами путь, который требует затрат, которые мы должны, конечно, стараться уменьшать. Все это и есть цели нашей реформы.

Голос из другой части правительственного лагеря. Говорит председатель парламентской комиссии по экономике, представитель баварской партии ХСС Петер Рамзауэр:

– Проект "Энергетический поворот" мы начали три года назад. Это было и есть беспрецедентное явление. Поэтому все риски и побочные явления невозможно было заранее просчитать. В результате мы вынужденно платим за свое обучение, и будем еще много платить по мере продвижения к поставленной цели.

Оптимизм вызывает то, что уже в трех федеральных землях – Бранденбурге, Саксонии-Ангальте и Шлезвиг-Гольштейне – более 49% потребности в электроэнергии покрывается за счет ветряных генераторов. В земле Мекленбург-Передняя Померания и того больше – 54,3%. Ветряков в этих землях от 2 до 5 тысяч, а в Нижней Саксонии их больше всего – 7646. Но там их вклад в энергообеспечение федеральной земли в силу ее величины и структуры промышленности скромнее – 25,5%. В общем, немцам уже есть чем гордиться. Поэтому вполне убедительной выглядит критика зеленых, упрекающих правительство в плохом пиаре собственных достижений. Говорит Антон Хофрайтер, руководитель фракции зеленых в бундестаге:
Монтаж солярных панелей на крыше фермы в районе немецкого города Ландсхут

Монтаж солярных панелей на крыше фермы в районе немецкого города Ландсхут

– Правительство должно, наконец, перестать плохо говорить за пределами страны о нашем "Энергетическом повороте". Я считаю, что мы должны то, чего мы уже достигли, представлять позитивно. Иначе мы не продадим никогда наши ноу-хау ни Европе, ни остальному миру. Кто еще, если не сильная, благополучная и высокотехнологизированная Германия, может и должен стать примером для подражания в этом деле? Утверждения о том, что наши результаты не имеют пока серьезного значения, не соответствуют действительности. Наша обязанность – стать примером для других и сделать привлекательным то, чего мы уже достигли.
Атомные чехи

В соседней с Германией Чехии отношение к атомной энергетике прямо противоположное. Правые и левые партии, сменяющие друг друга у власти, едины во мнении: без АЭС чешской экономике не обойтись. Вот мнение нынешнего премьер-министра страны, социал-демократа Богуслава Соботки: "В будущем нельзя рассчитывать на то, что Чешская республика обойдется без атомной энергии, особенно учитывая наши обязательства по ограничению выбросов углекислого газа в атмосферу. Поэтому нас ждет серьезная дискуссия о том, в каком порядке, когда и как мы будем достраивать наши атомные электростанции".
Персонал чешской АЭС в Дукованах во время учебной симуляции аварии на станции

Персонал чешской АЭС в Дукованах во время учебной симуляции аварии на станции

Их в Чехии две, обе на юге страны – в Темелине и Дукованах. С учетом заявлений чешских политиков еще более удивительным кажется решение, принятое на днях энергетической корпорацией ČEZ (она на 70% принадлежит государству): отменить тендер на строительство двух дополнительных реакторов Темелинской АЭС. В тендере участвовали две компании – американско-японская Westinghouse и российско-чешский консорциум MIR.1200, фактически представлявший интересы "Росатома". В чешских и зарубежных СМИ сразу появились спекуляции о том, что за решением об отмене тендера стоит политика: мол, MIR.1200 предлагал лучшие условия реализации проекта, но из-за агрессивной политики Кремля на Украине чешское руководство решило не связывать себя сотрудничеством с российским капиталом в столь крупных масштабах (примерная стоимость строительства реакторов в Темелине – около $10 млрд).

Генеральный директор компании ČEZ Даниэль Бенеш политическую подоплеку отмены тендера отвергает. По его словам, все дело в деньгах, точнее, в их отсутствии. Цены на европейском рынке электроэнергии резко упали и сейчас составляют примерно 35 евро за 1 мегаватт-час. В начале 2009 года, когда был объявлен тендер, они были в два раза выше. В проект закладывалась цена не ниже 60 евро за мегаватт-час, при которой затраты на достройку и реконструкцию Темелинской АЭС окупились бы. Когда стало ясно, что о таких ценах не приходится и мечтать, ČEZ обратилась к правительству с просьбой дать гарантии того, что производимая в Темелине энергия будет покупаться по фиксированным ценам, и тем самым ČEZ вернет себе те миллиарды, которые заплатила бы подрядчику за строительство реакторов. Правительство таких гарантий не дало: чешская казна нынче не в лучшем состоянии. В результате тендер решили отменить, хотя его участники уже потратили миллионы долларов на разработку проектов и юридическую поддержку своих заявок.

Правда, Даниэль Бенеш считает, что строительство все равно будет – но, видимо, не в Темелине, а на другой местной АЭС, в Дукованах: "Думаю, будет правильно, если Дукованы достроят раньше, чем ожидалось. Введение в строй нового блока может совпасть по времени с остановкой двух старых. Пока закрытие Дукован планируется на 2035 год. До этого времени можно успеть построить новый блок". Каким образом в этом случае удастся избежать тех же проблем, из-за которых отменено строительство в Темелине, глава компании ČEZ, однако, не уточнил.


Срок деятельности парламентов и правительств у нас обычно не превышает четырех лет, в то время как развитие энергетической отрасли рассчитывается во временнóм горизонте примерно сорока лет
Решению чешских властей больше всего радуются местные экологические активисты и их австрийские коллеги, регулярно проводившие акции протеста на границе двух стран (Темелинская АЭС находится совсем рядом с этой границей). Специалисты в области физики и энергетики менее оптимистичны: они указывают на то, что Чехия, которая сейчас является крупным экспортером электроэнергии, в скором времени закроет несколько старых тепловых электростанций, после чего, если здешние АЭС не будут достроены, избыток электричества может смениться его недостатком. Физик-ядерщик Франтишек Яноух в статье в крупной пражской газете "Днес" указывает в этой связи на опыт Швеции и критикует нынешнюю энергетическую политику Германии: "Срок деятельности парламентов и правительств у нас обычно не превышает четырех лет, в то время как развитие энергетической отрасли рассчитывается во временнóм горизонте примерно сорока лет. В Швеции было принято решение закрыть до 2010 года все АЭС. В 2008 году, ознакомившись с расчетами, парламент вынужден был отменить собственное решение, а еще позднее отменил и запрет на строительство новых реакторов. Сомнительные эксперименты с энергетикой, которыми сейчас занимается наш большой сосед – Германия, в перспективе 10–15 лет приведут лишь к заметному дефициту электроэнергии в Европе".
Оставить АЭС, чтобы не умереть с голоду

В других странах Европы, сильнее, чем Чехия и тем более Германия, пострадавших от экономического кризиса, дебаты о будущем атомной энергетики связаны не только с соображениями безопасности, экологии или госбюджета, но и с тем, что АЭС – место работы и источник дохода для сотен семей. А это в неблагоприятной экономической ситуации очень важно.

В Испании сейчас действует пять атомных станций. Они производят примерно 21% всей электроэнергии. Шестая станция – под названием "Санта Мария де Гаронья", в провинции Бургос на севере страны, была закрыта в 2012 году. Она просуществовала 42 года, а посему, согласно действовавшему до недавнего времени законодательству, превысила срок эксплуатации – 40 лет. Однако теперь испанское правительство изменило закон. Отныне атомные станции, отработавшие указанный срок, но не имеющие проблем с точки зрения безопасности, могут продолжать работу еще 10 или даже 20 лет.
"Ветряк" в испанском порту Аринага

"Ветряк" в испанском порту Аринага

О новой мере, которая была согласована с Еврокомиссией в Брюсселе, объявила первый зампред испанского правительства Сорайя Саенс де Сантамария:

– Новый закон изменяет старое положение о ядерных и радиоактивных объектах от 1999 года. Он дает возможность владельцам объектов, отработавших свой срок, возобновить деятельность этих сооружений, но лишь в том случае, если не существует радиоактивной угрозы и если закрытие не произошло по причине безопасности.
Таким образом, станция "Санта Мария де Гаронья", которая, по данным испанского государственного Совета по ядерной безопасности, находится в исправном состоянии, может в скором времени возобновить работу. Решение правительства, по словам Саенс де Сантамария, было продиктовано в первую очередь экономическими соображениями. Страна нуждается в дешевой электроэнергии. Ведь на сегодняшний день, к примеру, многие испанские семьи не могут из-за ее дороговизны позволить себе полноценно отапливать жилище в зимнее время, не говоря уже об охлаждении квартир в 40-градусную жару. Речь идет примерно о 9% семей, или о 4 миллионах жителей Испании.
Между тем против возобновления работы АЭС выступают экологические организации. Они ссылаются на потенциальную опасность "Санта Марии де Гаронья". В марте группа активистов Greenpeace проникла на территорию неработающей станции и устроила акцию протеста. Девять активистов были задержаны и оштрафованы за нарушение общественного порядка и неподчинение полиции. Альберто Фриас, активист экологического движения, обвинил государство, в частности, в том, что оно действует в интересах частных компаний, эксплуатирующих атомные станции:

– Станция "Гаронья" столь же "надежна", как и "Фукусима" до своей аварии 11 марта 2011 года. Кстати, обе станции аналогичны по своей конструкции. Обе они давно устарели. Кроме того, в окрестностях станции наблюдается больший процент раковых заболеваний, чем в других районах. Ну а в реке – воде и рыбе присутствуют радиоактивные элементы.

Энергетическая отрасль в Испании сейчас убыточна. Ее долг составляет 26 миллиардов евро
Уступая давлению экологических организаций, испанские власти еще в 1984 году заморозили строительство новых атомных станций. А старые с тех пор закрывались по мере выработки своего "возрастного" ресурса. В прошлом десятилетии, в попытках найти альтернативу атомной энергетике, в Испании была принята долговременная амбициозная программа строительства электростанций, использующих силу ветра и энергию солнца. Однако производимая энергия с использованием этих так называемых "возобновляемых" источников оказалась слишком дорогой. Так что и эту программу пришлось частично заморозить. Энергетическая отрасль в Испании сейчас убыточна. Ее долг составляет 26 миллиардов евро. И это при том, что тарифы за электричество, которое, кстати, в Испании никогда не было дешевым, беспрерывно растут – за последние два года они увеличились вдвое.

Так что независимые эксперты – и экономисты, и атомщики – вслед за специалистами Совета по ядерной безопасности оправдывают продление жизни "Санта Мария де Гаронья", полагая, что она может еще послужить людям. В данном вопросе они предлагают исходить не из эмоций, а исключительно из фактов. Инженер-атомщик Хосе Луис Пинильос категорически отрицает повышенную радиацию в районе станции и наличие там большого числа случаев раковых заболеваний:

– Известно, что большинство людей настроено против атомной энергетики. Многие годы ведется кампания по ее дискредитации. Тем не менее "Гаронья" всегда была надежной. Об этом говорят эксперты – наша профессура, многие ученые. И если они нам говорят, что эта станция надежна, думаю, им стоит верить.

Против закрытия АЭС "Санта Мария де Гаронья" высказывается и еще одна большая группа испанцев. Это служащие станции, их родственники, работники связанных с ней служб и смежных организаций. Против выступает и местное население. Ведь в случае закрытия станции на улице окажутся не только ее работники – уровень деловой активности упадет во всей округе. Опустеет сразу несколько поселков, жители которых вынуждены будут мигрировать в поисках источников существования.

Германия, Чехия, Испания – три примера различной стратегии развития атомной энергетики. Несмотря на все разговоры об углублении европейской интеграции, в этой области важнейшие решения пока принимаются на уровне отдельных стран. В обстановке, когда отношения ЕС и России заметно ухудшились – и, похоже, надолго, – все больше европейских политиков видит в этом проблему. Вот что заявил, например, министр иностранных дел Польши Радослав Сикорский, выступая на днях накануне совещания глав дипломатических ведомств стран ЕС в Люксембурге:
Глава МИД Польши Радослав Сикорский - сторонник скоординированной энергетической политики ЕС

Глава МИД Польши Радослав Сикорский - сторонник скоординированной энергетической политики ЕС

– Европейский союз должен принять все необходимые меры на случай возможных перебоев с поставками газа. Нам следует активнее формировать энергетический союз. Это в наших общих интересах, и события на Украине должны подтолкнуть нас к тому, чтобы активизировать наши действия.

Очевидно, понимают это и в Москве. В последнее время можно говорить не только о "газовой экспансии" России, но и о ее все более активных попытках выхода на европейский рынок атомной энергии. Если в Чехии выгодный контракт сорвался, то в Венгрии "Росатом" ждала удача: правительство Виктора Орбана, известное своими напряженными отношениями с Брюсселем, подписало с Россией многомиллиардное соглашение о строительстве новых блоков венгерской АЭС "Пакш". А недавно стало известно о том, что "Росатом" подписал "Меморандум о взаимопонимании" с британским энергетическим ведомством. Этот документ открывает путь к переговорам о строительстве российскими специалистами АЭС в Соединенном Королевстве. Правда, глава ядерного департамента министерства энергетики Великобритании Херджен Хэй считает, что по крайней мере в ближайшие 10 лет "русская" атомная станция в его стране не появится – слишком много возникает вопросов в сфере технологии и безопасности, не говоря уже о политике. Но "атомная партия" Москвой разыграна – и не исключено, что она окажется не менее напряженной и интересной, чем газовая.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG