Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экуменист в осаде


Патриарх Константинопольский Варфоломей (слева) и Папа Римский Франциск

Патриарх Константинопольский Варфоломей (слева) и Папа Римский Франциск

Патриарх Константинопольский отвергает обвинения турецкой прессы и молится за Украину

Незадолго до Пасхи, одного из главных праздников христианства, патриарх Константинопольский Варфоломей помолился за мир на Украине. Между тем сам патриарх, как и возглавляемая им небольшая православная община Турции, живут в условиях, которые не всегда можно назвать мирными и идиллическими.

Где-то за две недели до Пасхи в стамбульских булочных появляются сладкие куличи. Стоят они всего пару лир, около доллара, что самым лучшим образом отражается на количестве покупателей. По некоторым подсчетам, в период пасхальных праздников мусульманское большинство турок съедает около трех тонн сладкой пасхальной сдобы – вопреки всем своим религиозным чувствам.

Дешевые пасхальные куличи выпекают по всем правилам православной кулинарии в стамбульском Бейоглу, где находятся несколько так называемых византийских пекарен, принадлежащих православным грекам – потомкам византийцев-ромеев. Турецкие историки утверждают, что во времена Османской империи греческое население сосредоточило в своих руках весь пекарный, строительный, часовой и ювелирный бизнес. Но времена давно изменились.

Пятидесятилетний грек Йоргос держит небольшой магазин текстильной продукции в азиатской части Стамбула, неподалеку от церкви Святого Георгия, где крестили всех его родных. Он называет себя "аборигеном" – его предки живут на этих землях много веков. Его семья, в отличие от большинства малоазийских греков, осталась в стране после подписания Лозаннского соглашения в 1923 году, которое подвело итог греко-турецкой войне и установило нынешние границы Турции. Почти все греческое население бывшей Османской империи тогда покинуло родные места.
Турецкие войска вступают в Смирну (Измир), сентябрь 1922 года
Пережила семья Йоргоса и стамбульские погромы в 1955 году – тогда националисты напали на греческие кварталы, погибли десятки людей. Был еще кипрский конфликт – после введения турецким правительством на Кипр войск и фактической оккупации северной части острова в середине 70-х. Многие из еще остававшихся в Турции греков тогда покинули страну, потому что не желали идти в турецкую армию и, если бы началась война, стрелять в своих сородичей, населяющих южную часть Кипра. Как с сожалением говорит Йоргос, турки считают гибель Византии "исторической неизбежностью". А вот что говорит стамбульский преподаватель истории Айдын Петек:

– Никто не может сказать, в чем состоит неизбежность и почему одна религия уходит, а на смену ей приходит другая. Возможно, на это влияет увеличение числа неверующих, а также дробление религий. Турки когда-то заселили эти земли, потому что здесь не прекращались распри. Церковники погрязли в богатстве и дрязгах, продолжался раскол. Местные жители, в надежде на спокойную жизнь, были не против того, чтобы эти земли, наконец, перешли к мусульманам. Это была ненасильственная колонизация христианских земель, – говорит Айдын Петек.

Насчет "ненасильственности" этих процессов можно спорить, но результат налицо: сегодня православная греческая община Турции, по разным данным, насчитывает от двух до трех тысяч человек. В целях безопасности многие предпочли ассимилироваться, взяли турецкие имена, сменили веру. Греческая община живет незаметно и тихо: не имеет политического веса, но при этом, правда, и не испытывает особого давления со стороны властей. Несмотря на это, греки все же селятся подальше от столиц и мегаполисов, в основном в приморских городах и поселках. Центром греческой общины сегодня называют средиземноморский Измир (бывшую Смирну), где православный грек даже избран в местные органы власти, а также Принцевы острова, которые сами турки шутливо именуют "папаз адалары", "острова попов". Там по-прежнему слышится греческая речь, особенно в летний сезон, когда к местным жителям приезжают родственники из соседней Греции.
Айя-София в Стамбуле - бывший византийский православный храм, позднее - мечеть, ныне - музей, который многие в Турции вновь хотят видеть мечетью

Айя-София в Стамбуле - бывший византийский православный храм, позднее - мечеть, ныне - музей, который многие в Турции вновь хотят видеть мечетью

– Во времена Византии острова считали духовным центром православия, – говорит стамбульский гид Осман. – Здесь находилась самая известная в православном мире семинария. Богословскую школу закрыли во время военного переворота в 1971 году. Хотя это была замечательная духовная семинария, с уникальной библиотекой, православные священники со всего мира приезжали пополнить свои знания. Переговоры об открытии семинарии ведутся на протяжении многих лет. Это стало одним из условий Евросоюза на пути Турции в Европу. Однако вопрос о семинарии зашел в тупик: власти говорят, что сделают это, если Греция откроет исламский университет. Они также могут передать семинарию в ведение министерства образования, которое будет контролировать весь учебный процесс, но это не нравится Константинопольскому патриарху.

После создания Турецкой республики ее власти хотели выдворить Константинопольскую патриархию из страны, но позже согласились оставить
После создания Турецкой республики ее власти хотели выдворить Константинопольскую патриархию из страны, но позже согласились оставить, правда, с условием, что патриарх займет скромное место лидера немногочисленной греко-православной общины. Ему запретили использовать в Турции титул "Вселенский", указывающий на лидерство среди православных верующих во всем мире. Несмотря на относительную снисходительность турецких властей, которые исповедуют умеренный ислам, среди части турецкого населения сильны консервативные настроения. Радикальные издания пугают тайными планами, которые якобы вынашивает патриархия совместно с Ватиканом – о превращении Стамбула вновь в Константинополь, который станет центром всего православного мира, что нанесет непоправимый удар исламу. Чтобы не допустить этого, местные националисты требуют выдворить патриарха из страны, собирают подписи населения, проводят акции с протестами у здания патриархии. Несколько раз были предотвращены попытки покушения на жизнь патриарха, в здании патриархии обнаружили бомбу, тогда лишь чудом никто не пострадал.

Единоверцы называют патриарха Варфоломея "ссыльным в осажденной крепости", отмечая, очевидно, те трудности, с которыми ему приходится сталкиваться в мусульманской стране. Турецкая печать незаслуженно обвиняет его во взяточничестве, излишествах, незаконных махинациях с недвижимостью и даже международном шпионаже. А газета "Миллиет", например, даже обвинила патриархию в религиозной дискриминации турок. Издание сообщило, что руководство начальной патриаршей школы якобы получило тайный приказ "отсеивать" всех детей мусульман. Вот что говорит прихожанка местной православной церкви Айсель:
Отношения Московского и Константинопольского патриархата не всегда складываются просто, но диалог не прекращается. Патриархи Кирилл и Варфоломей
– Власти отсудили у патриархии сиротский приют на острове Бююкада. Суд лишил нас нескольких больниц и продолжает отбирать недвижимость. Это не новость: ведь Вселенским патриархам пришлось пережить много веков бесправия со стороны султанов Османской империи.

Патриарх Варфоломей, в миру Димитриос Арходонис, родился на острове Имврос, служил в турецкой армии, правда, в рядах резервистов, потом изучал церковное право в Германии и Швейцарии. Он свободно владеет семью языками. Возможно, что жизнь среди иноверцев сделала Варфоломея терпимым к остальным религиям. Он унаследовал от предшественников деятельный экуменизм – стремление к сближению разных религий и воссоединению христианских церквей. Я наблюдала, как в резиденции патриарха в стамбульском районе Фанари, несмотря на разницу в обрядах, стояли рядом на богослужении православные русские и греки, а также католики и даже мусульмане. Во время службы патриарх призывает к миру и согласию представителей всех религиозных конфессий, что становится предметом споров в среде православного духовенства. Экуменистские взгляды противники Варфоломея называют маскировкой, настоящая цель которой – получение первенства среди православных иерархов и укрепление собственной власти. Патриарх же отвечает, что постепенное сближение православия и католицизма может способствовать единению всей Европы.

Патриарх отрицает, что вмешивается в религиозный кризис на Украине, который нарастает одновременно с политическим противостоянием
В интервью турецким изданиям патриарх отрицает, что вмешивается в религиозный кризис на Украине, который нарастает одновременно с политическим противостоянием и охватывает все большее количество верующих. Киевский патриархат заявляет о создании единой неделимой Украинской церкви, независимой от Московского патриархата. Однако часть православных считает Украину канонической территорией Русской православной церкви – крупнейшей в православном мире. Приехавшая в Стамбул к дочери 50-летняя Ирина из Харькова сожалеет о том, что нынешний украинский кризис обострил религиозный вопрос:

– Противостояние церквей идет параллельно противостоянию властей. Мы боимся захвата храмов и угроз в адрес священников, которые не придерживаются политических взглядов новой власти.

С термином "историческая неизбежность" мы сталкиваемся еще раз. Именно так называет знакомый турецкий журналист Айхан происходящие на Украине события. Россия, по его словам, пытается реставрировать границы империи, но Украина все больше осознает свою близость с Европой. Возможно, патриарх Константинопольский – один из тех, кто сможет помочь в разрешении этого конфликта. Ведь он уже много лет демонстрирует чудеса дипломатии между Западом и Востоком, поддерживает стремление Турции вступить в Евросоюз и даже попал несколько лет назад в список ста самых влиятельных людей мира по версии журнала "Тайм". На днях Варфоломей отслужил заупокойную службу по всем погибшим на Украине, а также призвал к "духовному примирению" и осудил любой насильственный захват религиозных святынь.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG