Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В октябре 2000 года Верховный суд США заслушал прения сторон по иску графства Северный Кук в штате Иллинойс к Инженерным войскам США. Власти графства решили устроить свалку на территории заброшенного песчаного карьера. Командование Инженерных войск, в задачи которого входит и охрана окружающей среды, обнаружило, что на прудах карьера гнездится большая голубая цапля, и наложило запрет на этот проект на основании федерального Закона об охране перелетных птиц. Закон был принят еще в 1918 году во исполнение американо-канадской конвенции, которая с тех пор стала многосторонней. В 1976 году к ней присоединился и Советский Союз.

Однако Иллинойс счел решение Инженерных войск недопустимым вмешательством во внутренние дела штата. Большая голубая цапля – красивая птица, но отнюдь не редкая. Мне доводилось видеть ее даже на водоемах Центрального парка в Нью-Йорке. Она легко найдет себе место обитания и помимо иллинойского карьера. Этот довод стал решающим, тяжбу о цапле выиграл штат.

В Америке пристально следят за подобными спорами. Штаты ревниво относятся к своим прерогативам и не желают уступать федеральным властям ни пяди. Это и есть американский федерализм в действии. США никогда не были унитарным государством. Не центр делился полномочиями с субъектами федерации, а субъекты добровольно передали центру некоторые из своих полномочий: чеканку монеты, оборону, внешнюю политику, сбор подоходного налога. Все остальное по умолчанию осталось в ведении штатов.

На заре американской государственности вопрос стоял остро. Идеологи более тесного объединения штатов Джеймс Мэдисон, Александер Гамильтон и Джон Джей, агитируя штаты за ратификацию Конституции, опубликовали серию статей, объединенных впоследствии под заголовком "Федералист". Вождем антифедералистов был Томас Джефферсон, выигравший президентские выборы 1800 года. Спор о разграничении полномочий остается актуальным всегда и напоминает перетягивание каната. В разные исторические периоды побеждает то одна, то другая сторона.

Ничего особенно драматичного в этом нет. Другое дело, что решается вопрос всякий раз цивилизованно – в суде, где истец и ответчик имеют равные права. Никто из них не главнее, потому что власть в США не вертикальная, а горизонтальная. Президент не только ничего не может приказать правительству штата, но даже комментарии президента по вопросам, которые Конституция относит к компетенции штатов, расцениваются как превышение полномочий.

Именно в этом понимании федерализма – причина причудливой избирательной системы, при которой президента каждый штат избирает отдельно, причем норма представительства малонаселенных штатов гораздо выше.

Все это очень далеко от российской концепции федерализма. Это тот самый случай, когда собеседники произносят одно и то же слово, а понимают под ним каждый свое. И уж совсем немыслим для американца этнический принцип федерации. В апреле 1987 года Михаил Горбачев принимал в Кремле делегацию членов Конгресса США. "В Соединенных Штатах живет много разных народов, – сказал он, – но почему у вас нет государственных образований в виде отдельных штатов, основанных на этническом и культурном базисе для черных, для поляков, для пуэрториканцев и других?" Говорят, присутствовавший на встрече сенатор-афроамериканец Джесси Джексон счел себя оскорбленным. У него "государственные образования" для черных ассоциируются лишь с бантустанами, созданными в эпоху апартеида.

Российский проект федерализации Украины опасен именно тем, что для американцев он выглядит не просто привлекательно, а как идеальное государственное устройство. Но у Америки особые история и география, при которых единству нации не угрожают внешние центры притяжения.

Владимир Абаринов – вашингтонский обозреватель Радио Свобода

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG