Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Все-таки он человек увлекающийся. Азартный. Страстный. Рисковый. При всем его природном внешнем хладнокровии. Он человек целеустремленный. Поставлена такая задача: настроить против себя весь мир, и он последовательно ее решает.

Сперва это мюнхенская речь, вызывающая оторопь на Западе и заставляющая всех сколько-нибудь вменяемых политиков с некоторым содроганием приглядываться к нему и к его стране. Потом война в Грузии, блистательно срежиссированная провокация, после которой о побеге на Запад начинает мечтать даже Лукашенко в своей Беларуси. И не его вина, но беда, что сбежать не может. Ну и крымский аншлюс, который мог показаться вершиной полководческого умения объединять против себя армии и народы. Включая самый исторически близкий народ – украинский, и самую мощную в мире армию – натовскую.

Однако вчера был побит и этот рекорд. Вне всякого сомнения, полуутвержденный в Кремле и вброшенный вчера через верного Арама Ашотовича приказ министра внутренних дел Колокольцева, фактически перекрывающий выезд за границу всем российским силовикам, – нечто фантастическое даже по сравнению с застойными советскими временами. И тут можно лишь гадать о том, что подвигло Владимира Владимировича к этой затее: запереть в границах РФ группу граждан числом, говорят, более 4 миллионов человек. Хорошо тренированных и вооруженных. Желание экономически наказать Запад, поскольку силовики, как правило, народ зажиточный и охотно сорят деньгами, выезжая за рубеж? Шпиономания, страх перевербовки, который тем сильней, чем безнадежней закрывается страна? Или этот человек, сам ставший практически невыездным, старательно имитирует сумасшествие, чтобы боялись? Или он действительно утратил связь с реальностью, что давно уже стало предметом серьезного обсуждения, и Россия живет и празднует победы внутри его безумия?

О чем гадать не нужно, так это о реакции той части нашего общества, которую
У сотрудников копятся вопросы, и эту ситуацию следует признать довольно опасной – для власти, которая все последние годы разумно прикармливала их, повышая зарплаты, одаривая квартирами в Москве и т. д.
принято называть опорой путинского режима. Они и есть опора: ФСБ, ФСО, МВД, ФМС, ФСКН, УФСИН, слова-то все какие... Это ведь про них, про жандармов писал знаменитый Гершензон, отговаривая интеллигенцию от бунта и напоминая о том, что богоспасаемая власть "одна своими штыками и тюрьмами еще охраняет нас от ярости народной". И если о том, как она "охраняет нас", можно долго, бессмысленно и беспощадно спорить, то его, гаранта всех наших прав и бесправия, силовики российские защищали всегда и всюду. От Манежки до Болотной. В судах и тюрьмах. Штыком и гранатой.

Свежеиспеченный приказ сеет смуту там, где ее давно уже не было и не ожидалось, и на сайте, куда правоохранители приходят обменяться новостями в свободной манере, преобладает, мягко говоря, недоумение. У сотрудников копятся вопросы, и эту ситуацию следует признать довольно опасной – для власти, которая все последние годы разумно прикармливала их, повышая зарплаты, одаривая квартирами в Москве и т. д. Судя по комментам, люди в погонах явно не готовы всю жизнь отдыхать в Сочи и в Крыму, а также в Китае и во Вьетнаме. Люди в погонах выражают осторожное несогласие с мнением начальства, и это ведь только начало. Они обсуждают слух, а приказа пока никто не видел.

Собственно, приказа и нет. Есть только газетный слив через прикремленный таблоид. Первые потерпевшие, которые купили билет в Турцию и даже не могут компенсировать себе финансовые потери. И какая-то закулисная борьба, в которой силы добра и разума, по-видимому, пытаются объяснить высшему начальству, что служивые – они, конечно, народ подневольный, но в клетке сидеть не хотят. Даже в такой большой, занимающей шестую часть суши плюс необъятные Китай с Вьетнамом. Люди не хуже прочих, они желают и вражескую Америку повидать, и натовскую Европу, и на океаны поглядеть, и в Средиземном море поплескаться. Они, грубо говоря, тянутся к культуре в ее самых изысканных визовых разновидностях. Они ропщут, и если умопомрачительный слив обернется жестким приказом, они будут огорчены.

Огорченные силовики в стране, которая и так погружается в одиночество и холодную войну со всем цивилизованным миром, – это угроза почище всех белоленточников, национал-предателей и Навального в придачу. Друзья-миллиардеры уже заперты в России, и заметно, что им все трудней изображать радость по этому поводу. Для полного счастья и окончательной консолидации осталось только обозлить силовиков. Оттого, быть может, начальство пока отыгрывает назад, не опровергая, но и не подтверждая грядущую изоляцию чекистов, полисменов и прочих. Как сообщают анонимные источники в Совбезе, "вопрос... прорабатывается", но окончательное решение еще не принято. Иными словами, дискуссии не завершены, и Путин колеблется, выбирая между чувством и страстью. Чувством самосохранения и страстью к запретам. До сих пор страсть, азарт и тяга к тотальному одиночеству побеждали, и если не случится чуда, то российский пока неподконвойный и выездной народ, наверное, впервые в жизни остро посочувствует государевым слугам.

Илья Мильштейн – политический комментатор и публицист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG