Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Марьяна Торочешникова: Легко ли доказать, что ты именно тот, кем называешься, если следователь утверждает обратное? Дело Егора Немова. Кто он - законопослушный гражданин или особо опасный преступник, объявленный Украиной в международный розыск? Об этом сегодня будем говорить.

В студии Радио Свобода - адвокаты Максим Тарасенков и Филипп Шишов.

Дело Егора Немова рассматривается сейчас в Домодедовском городском суде Московской области. В незаконном пересечении границы обвиняется гражданин России Егор Немов. Правда, следователи утверждают, что он вовсе не Немов и не россиянин, он - гражданин Украины Владимир Гавриленко, объявленный в международный розыск по обвинению в бандитизме и разбойных нападениях. Поводом для подобных утверждений, как и в случае с Эшанкуловым, о котором шла речь в прошлом выпуске передачи "Человек имеет право", стало заключение эксперта, который утверждает, что Немов и Гавриленко - один и тот же человек. По словам защиты, о Гавриленко и его схожести с Немовым стало известно за несколько дней до окончания предварительного следствия по делу о незаконном пересечении гражданином России Немовым границы Российской Федерации.

Максим, что произошло с вашим подзащитным?

Максим Тарасенков: Это заняло примерно где-то около полугода - это был срок расследования уголовного дела. Он был задержан и арестован под фамилией Егора Семеновича Немова, было предъявлено обвинение в незаконном пересечении границы. В ходе расследования уголовного дела дознанием ФСБ России в международном аэропорту Домодедово был проведен ряд следственных действия для установления личности Немова.

Марьяна Торочешникова: А почему человека, который является гражданином России, задержали за незаконное пересечение границы своей же страны?

Максим Тарасенков: Существуют законные способы пересечения границы Российской Федерации и незаконные. Данная статья предусматривает прямой умысел на преступление, то есть человек должен понимать, что он это делает незаконно. В данном случае была проведена предварительная проверка, в ходе которой сотрудниками ФМС было установлено, что гражданин Немов в 2004 году получил паспорт без наличия на то законных оснований. То есть Немов не предоставил в паспортный стол нужный пакет документов, но получил паспорт гражданина РФ, с которым он жил до июля 2013, на основании которого он получал заграничный паспорт, водительское удостоверения, визы в другие страны.

Марьяна Торочешникова: А откуда он возвращался, когда незаконно, по мнению следствия, пересек границу РФ?

Максим Тарасенков: Он пересекал граница Российской Федерации неоднократно. Разговор шел о шести эпизодах изначально, то есть он летал в Штаты, в Австралию, в Арабские Эмираты. Туда и обратно в итоге шесть раз получается. И на границе никаких сомнений не было.

Марьяна Торочешникова: То есть все эти пересечения границы он делал законно, с его точки зрения, до тех пор, пока не выяснилось что у него неправильно оформлен паспорт.

Максим Тарасенков: Абсолютно верно. Когда уже было заключение проверки УФМС, что паспорт выдан без наличия на то законных оснований, все последующие документы, которые были им получены, в том числе и заграничный паспорт, соответственно, были признаны недействительными.

Марьяна Торочешникова: А с чего вдруг решили проверять его паспорт?

Максим Тарасенков: Никто раньше ему вопросов не задавал по повод его паспорта. В ходе проверки сотрудников ФМС выяснилось, что паспорт гражданина РФ выдается на основании документов, если это первичный паспорт, то нужно свидетельство о рождении... ну, все эту процедуру знают, все ее проходили. Как утверждают сотрудники ФМС, процедура была нарушена, и начальник паспортного стола не имел законных оснований выдавать паспорт гражданину Немову. Со слов моего доверителя, он пришел в общем порядке, написал заявление, рассказал свою трудную жизненную историю, как он прожил без документов до 28 лет, и начальник паспортного стола сделал надлежащие запросы в инстанции, чтобы подтвердить личность Немова. Прошел примерно месяц, Немов поинтересовался, пришли ли ответы, ответы пришли, он сфотографировался, как положено, и получил паспорт.

Марьяна Торочешникова: А когда он узнал, что является гражданином Украины Владимиром Гавриленко, который объявлен в международный розыск?

Максим Тарасенков: Расследование началось 1 июля 2013 года. В конце ноября 2013 года нас ознакомили с экспертизой фотопортретной, которая была проведена экспертом ФСБ, и результатом данной экспертизы явилось то, что Гавриленко и Немов являются одним и тем же лицом. В конце ноября он узнал, что помимо того, что он не гражданин Российской Федерации, не Немов, а он является гражданином Украины Гавриленко Владимиром Анатольевичем.

Марьяна Торочешникова: И переделали обвинительное заключение, насколько я понимаю. На сайте Домодедовского суда до 16 декабря Немов был Немовым, а 16 декабря когда его дело поступило в суд, он уже стал Гавриленко.

Максим Тарасенков: Нет, вопрос об этом стоял и при избрании меры пресечения. Потому что на момент избрания меры пресечения сотрудники ФМС уже сделали свое заключение, что его паспорт недействителен. Санкционировали ему меру пресечения в виде содержания под стражей только потому, что личность его была достоверно не установлена на тот момент. Вот он в течение всего расследования, это полгода, содержался на этом основании под стражей, и продлевались все сроки содержания под стражей ему как Немову.

Марьяна Торочешникова: Правильно ли я понимаю, Филипп, что в этой части история Немова зеркальна истории вашего подзащитного Маратбека Эшанкулова, когда люди, проводившие экспертизу, не видели его самого, но говорили, что на фотографии в паспорте изображен вовсе не он?

Филипп Шишов: Получается так. В нашем случае гражданин не мог доказать, что это он на фотографии. А теперь говорят, что вот твоя фотография 10 лет назад, и ты должен с этим согласиться и поехать на Украину отбывать наказание. Но человек не хочет с этим соглашаться, потому что это не его фотография.

Марьяна Торочешникова: А что происходит с этими экспертизами? Неужели там поразительнос сходство между этими людьми? Я не могу, к сожалению, показать фотографии нашим слушателям, но я, глядя на них, вижу, что у этих людей на фотографиях есть выраженная разница в чертах лица. Вы пытались каким-то еще иным образом доказать что ваш подзащитный не Гавриленко?

Максим Тарасенков: Мною были направлены два запроса на Украину с целью разъяснить прежде всего нам и суду описание внешности человека. В материалах нашего дела не сказано, какого роста Гавриленко, какого у него цвета волосы были, глаза и прочие стандартные описания человека, когда он находится в розыске. В настоящий момент пока ничего нам не ответил. Я ожидаю этого ответа. Процедура экстрадиции с украинской стороны была запущена, в настоящий момент она приостановлена в связи с тем, что Немов в России не осужден. Насколько я сейчас обладаю информацией, Украина желает видеть Гавриленко, но никак не лицо, похожее на Гавриленко согласно экспертизе, сделанной сотрудниками ФСБ.

Марьяна Торочешникова: А почему следствие не пыталось доказать, что Немов - это действительно Гавриленко? В деле, кроме незаконного получения Немовым паспорта, нет других сведения, показания, например, людей, которые признали бы в нем Гавриленко, родственников Гавриленко. В деле есть показания жены Немова, которая говорит, что он это он, и еще ряда знакомых, которые говорят то же самое.

Максим Тарасенков: Вы правы, но за следствие я не могу ответить на этот вопрос. Мне было сказано дознавателем, который проводил расследование, что "нам это неинтересно, для нас сложно в другом государстве получить такую информацию, у нас есть фотопортретная экспертиза, которая для суда будет достаточна".

Марьяна Торочешникова: Филипп, если ориентироваться на ваш адвокатский опыт, для суда действительно достаточно одной фотопортретной экспертизы, чтобы прийти к выводу, что человек именно тот, за кого себя выдает?

Филипп Шишов: По закону, по УПК ни одно из доказательств не имеет заранее установленной юридической силы, поэтому говорить о том, что экспертиза является единственным неопровержимым доказательством по делу, конечно, нельзя. И в случае с Маратбеком, кстати, тот же самый дознаватель Татаринов Александр Владимирович говорил о том, что "у меня есть экспертиза, больше меня ничего не интересует". И там было допрошено огромное количество родственников, родители, брат родной, и соседи в Киргизии, но он говорил, что у него есть экспертиза. Таким образом, в нарушение закона, он отдал предпочтение экспертизе. То же самое происходит, я так понимаю, и в случае с Немовым. Эксперт может ошибиться, несмотря на то, что он предупреждается об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Он может плохо выспаться, может сделать ошибку, и в результате ошибка его приведет к необратимым последствиям. И по сути, дознаватель лишил права Немова на защиту и отказался принимать во внимание доказательства тех же родственников этого Гавриленко на Украине, например, хотя такие возможности были, конечно, - направить международные поручения, провести допросы...

Максим Тарасенков: Международное поручение было направлено в ходе расследования, но ответ на него свелся только к сканированной копии Формы-1 гражданина Гавриленко. Это бланк, который остается в паспортном столе при получении паспорта, на нем есть оригинальная фотография человека, которому был выдан паспорт на фамилию Гавриленко. С этой фотографией и сличали моего подзащитного. Была попытка допросить родственников Гавриленко, я об этом узнал, честно говоря, только в последнем заседании, когда гособвинитель даже не хотела приобщать, она просто для ознакомления суду предоставила документы, пришедшие с Украины в Россию после того, как было окончено уже расследование дела, оно было направлено в суд. Документы пришли в декабре прошлого года, то есть в декабре дело в суд поступило, и ничего не мешало приобщить их на первых заседаниях. Среди этих документов был оригинал той же самой Формы-1 на гражданина Гавриленко с оригинальной фотографией. И был допрос сестры Гавриленко буквально в 10 строк, но был задан один существенный вопрос - ей предъявили фотографию Немова: "Знаете ли вы этого человека?" Она ответила, что она этого человека не знает и никогда не видела.

Марьяна Торочешникова: Ну, следователи могли сестре не доверять, может быть, она хотела выгородить своего брата, которого за серьезные преступления разыскивают. Может быть, следователи, исходя из этого, так же не доверяют показаниям жены Немова. Может быть, и друзей поэтому не слушают.

Максим Тарасенков: Заключение эксперта в любом случае будет перевешивать все для суда.

Марьяна Торочешникова: В материалах уголовного дела, насколько я понимаю, есть показания начальника паспортного стола, который выдал паспорт. В частности, он сказал, что Немову паспорт выдали взамен пришедшего в негодность и вклеили туда копию номера прежнего паспорта. Однако ваш подзащитный ничего об этом не знал...

Максим Тарасенков: Да, мой подзащитный ничего не знал. Мой подзащитный первый раз в жизни в этом паспортном столе получал паспорт. Он не приходил туда ни с каким документом, испорченным, не важно каким, и не просил его поменять. Он просил первый паспорт в своей жизни. Еще хочу отметить, что допрос начальника паспортного стола начинается с фразы: "Я не помню такого гражданина в связи с тем, что прошло много времени, но думаю, что дело было так..."

Марьяна Торочешникова: То есть он рассказал свою версию, что вероятнее всего было именно так. Но тут опять же слово против слова: Немов говорит, что он впервые пришел получать документы, а начальник говорит, что он пришел менять свой ветхий паспорт. Поменяли ему все неправильно, при этом никого к ответственности не привлекли. Немов теперь сидит в СИЗО с 3 июля 2013 года по обвинению в незаконном пересечении границы, а как только его приговорят, его отправят на Украину как особо опасного преступника.

Максим Тарасенков: Абсолютно верно. Но на Украине нужен именно Гавриленко, а не лицо, признанное Гавриленко российским судом. Там уже известно, что если даже обвинительный приговор состоится, и Немов будет как Гавриленко экстрадирован на Украину, впоследствии украинская сторона будет проводить свое расследование. В частности, устанавливать личность. У них больше возможностей, потому что все подельники Гавриленко осуждены, и кто-то из них даже уже освободился, во-вторых, есть прямые родственники, и можно сделать генетическую экспертизу.

Марьяна Торочешникова: А сейчас это сделать нельзя?

Максим Тарасенков: Сейчас нет, потому что отсутствуют образцы для сравнения. Сестра в Россию ехать отказывается, оттуда образцов мы дождаться не можем уже в течение года. На этапе расследования мой подзащитный отказался давать свои образцы для сравнения, его мотивировка простая, и я его даже поддерживают, - с чем сравнивать, для чего эти образцы? В нашей правоохранительной системе не исключено, что какие-то образцы всплыли бы на каком-то преступлении, поэтому он поступил правильно, я считаю, на тот момент. Если сейчас будет с чем сравнивать, мы готовы предоставить.

Марьяна Торочешникова: Известна история с гражданином Решетиным, которым был арестован в административном порядке и даже административно осужден за нарушение закона о митингах, шествия и собраниях, хотя на самом деле никаким Решетиным не был. Ну, и сейчас суд все рассмотрит и точно так же установит, что Немов-Гавриленко незаконно пересекал границу, отправят его на Украину. И даже если там выяснится, что он никакой не Гавриленко, что с того?

Максим Тарасенков: В настоящий момент он уже не гражданин России, в настоящий момент он гражданином Украины признан следствием, постановлением об уточнении личности. И он является теперь гражданином Украины Гавриленко. Если будет обвинительный приговор, и его экстрадируют на Украину, а Украина признает, что он не Гавриленко, он будет лицом без гражданства, без фамилии и имени. Россия лишила его гражданства и фамилии Немов, Украина откажется давать ему фамилию Гавриленко и гражданство Украины.

Максим Тарасенков: Гражданин Немов сидит сейчас в СИЗО на основании решения дознавателя Татаринова, который его вынес при поддержке эксперта Прилипко. То есть подобрали ему личность...

Марьяна Торочешникова: Что значит - подобрали личность?

Максим Тарасенков: В течение пяти месяцев, пока шло расследование, личность его не могли установить никаким образом, ни по отпечаткам пальцев, ни по ориентировкам, то есть личность висела в воздухе. В конце расследования была проведена эта экспертиза, и дознаватель вынес уточняющее постановление о личности. Со слов моего подзащитного, к нему приезжали сотрудники в СИЗО и все пытались узнать путем беседы, кто же он на самом деле, если не Немов. Но мой подзащитный утверждал, что он Немов. На что ему один из сотрудников просто сказал: "Мы тогда тебе подберем такую личность, что тебе хватит на всю оставшуюся жизнь". После этого разговора возникла личность Гавриленко, который имеет отдаленное визуальное сходство, я бы так сказал, с Немовым. Дело в том, что наше законодательство сделано таким образом, что если личность человека не установлена, дело в суд направить нельзя, и осудить этого человека нельзя, если его личность не установлена. В данном случае человек под стражей провел полгода, и по истечении этого срока либо дело идет в суд, либо он подлежит освобождению из-под стражи, но в суд дело без установления личности пойти не может, а освобождать в нашей стране уже арестованных - крайне редкая практика.

Марьяна Торочешникова: То есть человека поместили под стражу, он просидел какое-то время в следственном изоляторе, и чтобы не получить по шапке они схватили наобум более-менее подходящего преступника, которым можно назвать этого человека...

Максим Тарасенков: Который внешне хотя бы отдаленно будет похож на задержанного человека.

Марьяна Торочешникова: А правильно я понимаю, что независимые эксперты не согласны с выводами экспертов ФСБ?

Максим Тарасенков: На этапе дознания мы узнали о том, что наш подзащитный - Гавриленко, все это было сделано дознавателем в один день, и в этот же день было окончено расследование этого уголовного дела. Мы просили провести повторную экспертизу, в чем нам было отказано. Мною были проведены два независимых исследования, одно - фотопортретное, по фотографиям, а второе - рецензионное, то есть на заключение эксперта Прилипко, правильно ли оно было сделано, по закону, не были ли нарушены методики при проведении экспертизы. Специалист в фотопортретном заключении сказал, что это два разных лица - Гавриленко и Немов - однозначно. Рецензент сказал, что заключение эксперта Прилипко не выдерживает никакой критики, в нем нарушены все методики, законодательство, которое регулирует проведение экспертиз.

Марьяна Торочешникова: Эти документы приобщены к материалам дела?

Максим Тарасенков: Да, копии этих документов приобщены к материалам уголовного дела. Судья сказал, что оценку им даст в приговоре. Но тут дело в том, что заключения специалистов далеки от экспертизы, потому что эксперт предупреждается об уголовной ответственности, специалист не предупреждается. Поэтому чаша весов в данном случае перевешивает в сторону экспертизы.

Марьяна Торочешникова: А насколько вообще легко человеку доказать, что он - это он? Если предположить, что у него потерялись все документы...

Филипп Шишов: Вот у Маратбека на это ушло 2,5 года, чтобы доказать это в суде и получить оправдательный приговор. Вообще, личность обычно устанавливается по паспорту, документу...

Марьяна Торочешникова: То есть получается, что если вдруг какой-то следователь решит, что его сроки поджимают, личность человека не установлена, а ее нужно срочно установить, то ему проще подобрать кого угодно из базы особо опасных преступников, чтобы этого человека отправить восвояси, добиваться его осуждения по какому-то уголовному делу.

Максим Тарасенков: Если брать конкретную ситуацию с Немовым, именно так и получается.

Марьяна Торочешникова: А вам известны аналогичные дела?

Максим Тарасенков: Я изучал практику этих дел, она не так велика, именно что касается установления личности. В разных регионах России поступают по-разному. Иногда даже это заканчивается тем, что делают генетическую экспертизу человека, личность которого не могут остановить, и получается цифровой код ДНК. Были такие прецеденты, дела отправлялись в суд с этими цифрами. В данном случае дело было возвращено, приговора не было, но такие попытки имеют место в России - направлять дела в суды. На Урале где-то это дело было.

Марьяна Торочешникова: В этом деле совершенно очевидно нарушение права на защиту вашего подзащитного.

Максим Тарасенков: Право на защиту было нарушено... я сбился со счета сколько раз. Я обжаловал все продления меры пресечения, я просил судью вернуть дело прокурору для устранения ошибок в обвинительном акте - в данном случае это фамилия, имя, отчество. Я считаю, что установить личность человека с помощью фотопортретной экспертизы достоверно невозможно. Существует совокупность доказательств, которые можно в наш век собрать.

Марьяна Торочешникова: А почему ваш подзащитный отказался от проведения экспертизы судебно-медицинской по установлению биологического возраста? Ведь Владимир Гавриленков, которым называют Егора Немова, 1967 года рождения, а Немов говорит, что он родился в 1976 году. То есть разница - 9 лет. И биологическая экспертиза может тут помочь, наверное.

Максим Тарасенков: Мы отказались от этого на этапе расследования потому, что личности Гавриленко, когда пытались нам назначить экспертизу, не было. Мы просто не понимали, с кем хотят сравнить Немова, для чего нужна эта экспертиза. Поэтому Немов на тот момент отказался от проведения такой экспертизы. Сейчас мы в суде просили назначить и провести эту экспертизу, как и повторную фотопортретную, как и вызвать дополнительных свидетелей защиты, допросить специалистов, заключения которых были приобщены к материалам дела. Но суд отказывает во всех ходатайствах.

Марьяна Торочешникова: А вы сами уверены, что ваш подзащитный тот, за кого себя выдает?

Максим Тарасенков: У меня нет оснований не доверять моему подзащитному. И его слова подтверждаются заключением независимых специалистов, которые говорят о том, что это два разных лица. И я сам, в конце концов, вижу, что это две совершенно разные фотографии. Это просто машина судебная, там эмоции отсутствуют.

Филипп Шишов: Там процесс настолько формализован: экспертиза, следующая, экспертиза, следующая... В случае с Немовым, я так понимаю, его даже не фотографировали, как и нашего Эшанкулова. В деле Немова сличали фотографии с паспорта и фотографии Гавриленко.

Марьяна Торочешникова: Люди просто чувствуют свою безответственность и безнаказанность.

Максим Тарасенков: Это замкнутый круг. Дознаватель, который отправил это дело, в случае как у Филиппа, задай ему вопрос: зачем ты это сделал? - он ответит: у меня была экспертиза. Спросите эксперта, как такая экспертиза могла иметь место, он скажет: я ошибся, бывает, я же человек...

Марьяна Торочешникова: А почему был выбран именно Гавриленков, тоже непонятно...

Максим Тарасенков: Может быть, методом научного тыка, я не могу это объяснить.

Марьяна Торочешникова: Будем следить за развитием истории, следующее заседание Домодедовского городского суда Московской области по делу Егора Немова назначено на середину мая...
XS
SM
MD
LG