Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Киев – чистый город (я пишу эти строки в Киеве), Москва тоже чистый город. Харьков за последние годы (я бываю тут ежегодно) стал заметно чище, но чистотой московской, а не киевской. Чистота Киева – выдающаяся чистота заурядного европейского города. Уютная, комфортная, душевная (да-да, настоящая душевность – европейская).

От российской чистоты единственное отличие, бросающееся в глаза, – дробность. Вот до глянца отмытое черное-пречерное зеркальное стекло в голливудском застенке – и горсть разноцветных бус, рассыпанных по салфетке на чайном столике, рядом с чаем. Начищенные до блеска сапоги кремлевских курсантов – и чистые поношенные туфли киевского интеллигента.
Нечисты любые военные сапоги, любые воинские мундиры, любые команды. Потому диктатуры и чистят себя под демократии, поэтому и стараются изобразить – в черном зеркале демагогии – нормальную речь
Нечисты любые военные сапоги, любые воинские мундиры, любые команды. Потому диктатуры и чистят себя под демократии, поэтому и стараются изобразить – в черном зеркале демагогии – нормальную речь. Не украинская речь отличается от русской, а чистая речь от нечистой, неважно, какой по национальности. Те русские, которые возмущаются неуважением к русскому языку в Украине, самим фактом возмущения нечисты на язык и уже не могут считаться ни интеллигентными, ни русскими людьми. Чистый язык – от чистого сердца. Подозревать в других зло есть сердечная нечистота.

Что греха таить – какая уж в России русская речь. Велик могучий грязно языка. Иногда вроде бы и проскользнет русское словцо – как про Крым объяснял повелитель блох, что там "русскими косточками" все усеяно. "Русские косточки" – вроде бы трогательно, а слышно, что не то, не то. Как в черном зеркальном стекле может отражаться подследственный, но отражение – не человек. Сам азарт, с которым настаивают на "особом статусе" родного языка, есть варварское самоубийство своего языка.

"Особый статус" – хорош русский язык! Полвека назад оттепель была прежде всего не политической, а языковой. В мертвом чучеле русского языка – советского новояза – вдруг зашевелилось что-то живое. Увы, все это кончилось, вернулось безъязыкое чудище. И эти люди радеют о русском языке! Сперва выучите его! К украинскому это относится? Стоп! Быть русским означает жить внутри себя, не вывихивая шею в поисках разной дряни за штакетником. Мало ли что в Украине и почему – русскому языку это все равно. Русский язык и на Украине, и в Америке – русский язык. Количество шедевров Тургенева, Гоголя, Достоевского, созданных в Европах, могло бы поразить умы патриотов, если бы те могли это вместить.

Только те, кто вместо чистого русского языка выносит из уст советские нечистоты, требуют помощи государства: мол, без школы никак родных детушек русскому языку не научу. Чистому русскому языку учат мать с отцом, а не школа. Последняя по месту, но не по значению, – чистота веры. Не та чистота, которая от канонов или от аскетического воздержания. Та чистота, которая от чистого учения Христа. Того учения, в котором "не убий", "не укради" и еще кое-что по мелочам. Чистота не внешнего, но внутреннего, чистота не риз, а чистота добра. Такой чистой веры в современной России не больше, чем мяса в комаре.

Враги кругом? Теснят, гнетут и нападают? Чистая вера отвечает добром, а не ядерными ракетами. У тебя что-то украли? Вы представляете себе Христа, который приходит в полицию заявить о пропаже кошелька? Самое большее, на что способна наша вера, – это поддержать наше добро. Наше – русское. Так на это способна и любая другая вера. Как сто лет назад: все христиане Европы молились
Самое большее, на что способна наша вера, – это поддержать наше добро. Наше – русское
о победе. Только каждый молился о победе своей нации и покорении, а то и истреблении чужой нации. Стыдно сказать – неверующие пацифисты и атеиствующие социалисты умудрились поверх национальных границ призвать к миру, совместно что-то написали, а христиане не смогли. Так сегодня не лучше. Когда на казенном псевдорусском языке псевдооппозиция мечтает о том, чтобы русское христианство, как польское католичество, поддержало борьбу с деспотизмом, – грязные мечты! Да, в истории часто христианство становилось лозунгом разных освободительных движений. Те становились чище и ярче. Но христианство-то становилось грязнее и тусклее.

Можно, конечно, хлебом забрасывать врагов, но и врагов это не очень напугает, и хлебу на пользу не пойдет. Хорошо высушенные и вычищенные нечистоты остаются нечистотами. Автомат Калашникова можно начистить до блеска, но он все равно не станет Христом на горе Фавор. Война с Украиной – уже не первая за двадцать лет (до этого, позвольте напомнить, и Молдавия, и Чечня, и Грузия), но первая настолько бесстыдная, выставляющая напоказ начищенное до блеска мурло милитаризма. Что ж, вызов брошен – и на вызов нечистот надо ответить чистотой. Чистотой веры – не обязательно христианской, но хоть какой веры, а не блистательного цинизма или отчаяния. Чистотой языка – не обязательно русского. Чистотой жизни. Это совсем не дорого, поверьте, это вообще требует не денег и даже не времени, а сердца. Сердце у нас есть? Ну, блеск!

Яков Кротов – священник Украинской автокефальной православной церкви (обновленной), автор и ведущий программы Радио Свобода "С христианской точки зрения"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG