Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Необыкновенные американцы Владимира Морозова


Шофер Арейэс Минелик

Шофер Арейэс Минелик

Шофер Арейэс Минелик

Александр Генис: Герой очередного радиоочрека Владимира Морозова из его авторского цикла “Необыкновенные американцы” - нью-йоркский шофер из Эфиопии Арейэс Минелик.

Владимир Морозов: Пять часов вечера. В нью-йоркском сабвее не протолкнуться. Высокий чернокожий парень встает и уступает место еще не старой женщине. Экий вы галантный, говорю ему я.

Арейэс Минелик: Ну, я увидел, что она хромает и уступил ей место. Нет, я не всегда был таким вежливым. В детстве мы с мальчишками любили подразнить одного инвалида. Однажды это увидел мой отец, и он пацанов разогнал, а мне крепко врезал по мягкому месту. Не смей больше никогда смеяться над больными людьми. Человек должен быть добрым.

Владимир Морозов: Арейэус Минелик в Нью-Йорке недавно. Сменил и город и профессию.

Арейэс Минелик: Прежде я работал клерком в отделах обслуживания разных фирм. Но потом дела в экономике пошли хуже, людей стали увольнять и я понял, что надо искать более надежную работу. Хотел пойти в какую-нибудь правительственную организацию, там реже увольняют. Но потом прошел экзамен на право управлять большими транспортными средствами и стал шофером автобуса.

Владимир Морозов: А почему вы считаете эту работу более надежной?

Арейэс Минелик: Я заметил, что многие частные фирмы не только несут убытки и сокращают персонал, но и переводят рабочие места в другие страны. Вот, например, у меня проблемы с интернетом. Звоню в отдел обслуживания или в группу технической поддержки, а там люди говорят с сильным акцентом, выясняется, что они на Филиппинах или в Индии, там рабочая сила дешевле. Я понял, что туда скоро может переехать и мое рабочее место. А если стану шофером, то эта профессия из Америки никуда не денется, ведь людей-то перевозить все равно надо. В Нью-Йорке всегда будут нужны автобусы.

Владимир Морозов: И сколько вам платят на этой работе?

Арейэс Минелик: Я получаю 13-15 долларов час. Да, конечно, это немного, на маршрутных городских автобусах зарплата гораздо выше. Но я работаю в частной туристической фирме Gray Lane. Это на углу Седьмой авеню и 47 стрит. Не думал ли я пересесть на такси, там чаевые и заработок больше? И думать не хочу. Если бы люди не гонялись за деньгами, а делали то, что им нравится, они, может быть, жили бы дольше. Я знаю, как таксисты в Нью-Йорке работают, по 12-14 часов. А у меня работа не трудная. Я занят приблизительно по 6 часов в день. Какая у меня получается годовая зарплата? 25 тысяч долларов.

Владимир Морозов: По нью-йоркским понятиям это не деньги. Поэтому я осторожно спрашиваю - Арейэус, а семья у вас есть?

Арейэс Минелик: Да, конечно, у меня два брата, сестра, и моя мама. Я еще не женат. Нет, мне не 35-38, а 48 лет. А не женат я, потому что трудно найти хорошую эфиопскую женщину. Почему я ищу только эфиопку? Я дал обещание отцу.

Владимир Морозов: Менелик-старший давно умер. Но обещание младшего в семье хорошо помнят. И привести знакомить с родственниками женщину другой этнической группы просто невозможно. Еще недавно Арейэус жил в Атланте и там у него была подруга-эфиопка. Но что-то у них не заладилось. И в Нью-Йорке он пока холостякует. Снимает крохотную студию в бруклинском районе Флатбуш. От центра далеко, но цены все равно высокие. 1100 в месяц. Жилье съедает половину его заработка. Но, я научился довольствоваться малым, говорит Арейэус.

Арейэс Минелик: Да. Я научился, когда год жил в Эфиопии. Там же выучил и язык моих родителей — амхарский. Ведь я родился в Америке, поэтому и в школе и на улице говорил по-английски. Но вот приехал погостить в Эфиопию в июле 2007 и так мне там понравилось, что я остался на год.

Владимир Морозов: Чем вас так привлекла Эфиопия? Это же, извините, очень бедная страна.

Арейэс Минелик: Совсем другая страна, чем Америка. Да, живут там бедно. Но люди выглядят счастливее. У них больше свободного времени. Что они делают в свободное время? Отдыхают, строят свои дома, танцуют, поют, делают что хотят.

Владимир Морозов: Вы не поверите, смеется Арейэс, но там я научился по-другому есть. Мы сидим с ним в кафе торгового центра Флатбуш. Минелик обводит руками зал. Америкнцы, как правило, переедают. Смотрите, сколько толстяков за соседними столиками. В Эфиопии такого нет.

Арейэс Минелик: Там я научился плотно есть только раз в день, а остальное — легкий перекус, овощи, фрукты. Пью много воды, чая. И чувствую себя гораздо лучше, чем прежде. Не думаю ли я вернуться в Эфиопию? Знаете, многие эфиопы, которые учатся в Америке, потом возвращаются домой. Поэтому эфиопская община Америки такая маленькая – всего несколько десятков тысяч человек. И я вернусь домой, когда выйду на пенсию. Может, переехал бы и сейчас, но в Америке у меня мама. Да, здесь у нее, кроме меня, еще трое взрослых детей, но все равно я не могу уехать от нее. Не хочу жить так далеко.

Владимир Морозов: В Эфиопии у него много родни. И в столице Адис-Абебе и в других городах и деревнях. Арейэс, а рассказывали вам старшие родственники, как к власти пришли коммунисты?

Арейэс Минелик: Да, рассказывали. В те времена люди старались просто выжить. Что творилось! Власти сгоняли крестьян с насиженных мест. Всю собственность отнимали. Но люди верили, что этот ужас пройдет. Молились и ждали, когда все кончится. Вы знаете, что коммунисты убили императора Хайле Селассие. А он был тогда старый больной человек, ему уже перевалило за 80. Все его почитали. Ведь в молодости он был национальным героем и защищал страну от итальянских фашистов. Дедушка рассказывал, что коммунисты закопали труп императора под полом уборной. Они гордились этим и другими убийствами, которые совершали. Дедушка говорил, что это были потерянные люди. Они разучились любить, разучились быть добрыми.

Владимир Морозов: Арейэс, вы чернокожий, вам случалось сталкиваться в Америке с расизмом?

Арейэс Минелик: Это какой-то новый вид расизма, сексизм. 7 лет я жил в столице штата Джорджия, в городе Атланта. Работал в управлении водоснабжения, разбирался с жалобами и запросами клиентов, проверял счета. Посмотрите в интернете и вы увидите, что в последние годы Атланта стала чуть ли не столицей американских геев. Много было их и в нашей конторе. Я ничего не имею против геев, если Бог создал их такими. Но у меня на работе некоторые из них пытались за мной ухаживать. Я объяснял, что, мол, меня привлекают только женщины. Но ко мне стали плохо относиться. И коллеги и начальство. Издевались за то, что я гетеросексуал.

Владимир Морозов: Но, погодите, ведь сексуальные домогательства всячески осуждаются. Вы пытались жаловаться?

Арейэс Минелик: Да, я обратился в суд. Но мне там ответили, что я неправильно заполнил бумаги. Я не указал, какую сумму требую со своей организации за моральный ущерб. Куда смотрел мой адвокат? У меня его не было, я все заполнял сам. Почему не обратился к адвокату? А они просто отказывались браться на мое дело. Может, адвокаты и сочувствовали мне, но мое дело не принесло бы им ни денег, ни славы, потому что судиться против геев в Атланте - дело непопулярное.

Владимир Морозов: Арейэс, но вернемся к вашему холостяцкому житью. Не тоскливо жить одному, без жены и детей?

Арейэс Минелик: Нет. Ведь у Бога свой план для каждого из нас. А жену, брак и детей он дает не каждому. И если таков божий план для меня, то я принимаю его с радостью. Чем занимаюсь в свободное время? Хожу в эфиопскую православную церковь. Читаю. Люблю книги по истории Эфиопии. Посещаю секцию kupigana ngumi. Это африканский вид борьбы, самооборона без оружия. Такая смесь кунг-фу, тайчи и дзюдо. Не столько боевое искусство, сколько общая система развития личности. В том числе и таких добродетелей, как смирение и терпение. Мы изучаем историю, медитируем и делаем упражнения.

Владимир Морозов: Но если это упражнения в боевом искусстве, то вы боец. Вам случалось применять свое умение в уличной драке?

Арейэс Минелик: Мой учитель говорит, что мы занимаемся упражнениями, которые делают нас настолько уверенными в себе, что драка нам не нужна. Я не дрался уже 20 с лишним лет. Да и тогда это была схватка на соревнованиях.


XS
SM
MD
LG