Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В определенную эпоху у него на родине в США легче было стать пианистом джаза, чем Ван Клиберном. И здесь повезло не ему, а нам. Он, как Билл Эванс Шопена, Листа или Равеля, привнес в джаз мастерство мэтров эпохи барокко, прежде всего Баха

С чего началось ваше сотрудничество с Майлзом Дейвисом? С записью диска «Рождение Кула»? Насколько это было важно для вас?
– В 1947 году я был на гастролях в Европе и Майлз завалил меня письмами. Он хотел, чтобы я как можно быстрее вернулся, потому, что он уже собрал целую команду ребят и хотел начать что-нибудь совсем новое. Я вернулся в Нью-Йорк и мы регулярно собирались у Гила Эванса на 44 улице в его крохотной студии. Мы все преклонялись пред идеями и мастерством аранжировки Гила, но Майлз хотел, чтобы я придумал что-нибудь совсем новое. Что-нибудь такое, что продвинуло бы нас чуть дальше, в неизвестное. Мы все жаждали одного: более уточненного сложного звучания, а не просто стандартных к тому времени импровизаций на известные или заданные темы. Нам всем хотелось выскочить из этой западни, из рутинного исполнения, повторяемости звучания.
Когда я вернулся из Европы, Майлз уже собрал нонет и начал репетировать… Нам нужны были деньги и мы скидывались как могли – у кого что было. Аранжировщиками на записи были Джерри Маллиган, Майлз и ваш покорный слуга. Гил Эванс и Джонни Каризи так же писали аранжировки, но не участвовали в самой записи. Репетиций была тьма, потому что темы были не из легких. Я думаю, нам удалось доказать, что джаз может быть чем-то не просто новым, а гораздо более изощренным, современным…»
Джон Льюис, интервью с Леном Лайонсом.
Льюис родился 3 мая 1920 года в Ла Гранж, Иллинойс.

Все еще в Калуге, все еще в Константинополе, Караганде, Коломне, Кракове, Кемерово, Киеве, Костроме, Коктебеле и Киброне – вы слушаете еженедельное и свингующее «Время Джаза» на частотах «Свободы», через спутники HotBird и AsiaSat-7, а так же с нашего сайта www.svoboda.org. У микрофона в Лютеции – ваш ДС.

Miles Davis – Rouge – 3:13 (Miles Davis - Birth of the Cool – Capitol)

«Rouge», «Красное», если Джон Льюис, написавший эту композицию, имел в виду французский язык, а если родной американский – то румяна или губная помада. Майлз Дейвис – труба; Джей Джей Джонсон – тромбон; Сэнди Сигельстайн – валторна; Джон Барбер – туба; Ли Конитц – альт-саксофон; Джерри Маллиган – баритон; Джон Льюис – рояль; Нелсон Бойд – контрабас и Кенни Кларк – ударные. 22 апреля 49 года, Нью-Йорк.

Джон Льюис поселился в Нью-Йорке после демобилизации. Он работал аранжировщиком в оркестре Диззи Гиллеспи и пианистом в комбо Чарли Паркера. Лен Лайонс спросил его, не был ли он разочарован участием в оркестре Паркера, так как у Птицы он практически всё время играл на втором плане. Льюис ответил:
– Я даже и не думал об этом. Главное было в игре, в создании самой музыки. Так что личное самовыражение меня не интересовало. Я был чертовски счастлив, слушая то, что мы играли. И даже если бы я и не участвовал в записи или на концерте, это ничего бы не изменило». КЦ.

Джону Льюису принадлежит замечательное высказывание. Он сказал Лайонсу, что он сам играет на фортепьяно, потому что у него нет «никакой возможности прослушать всю уже существующую музыку. Её просто слишком много!»

John Lewis and the New Jazz Quartet - Hornpipe for the Queen – 7:30 (John Lewis and the New Jazz Quartet - Slavic Smile - RCA)

«Hornpipe for the Queen», «Волынка для Королевы» Джона Льюиса. Переизданный в Японии фирмой «BMG» CD «Джон Льюис и Новый Джаз Квартет». На самом деле нужно было назвать этот диск «Джон Льюис и Новое Джаз Трио», потому что кроме Льюиса (лидер и рояль) в квартете играли: Бобби Хатчерсон, заменивший Милта Джексона, вибрафон; Марк Джонсон (вместо Перси Хиса) – контрабас и лишь Конни Кэй на своем прежнем месте – ударные. Запись была сделана в ноябре 82 года в Нью-Йорке для «RCA». Изначальный MJQ, «Современный Джазовый Квартет», был распущен в 1974 году. Новые составы собирались лишь для различных оказий и гастролей между 1981 и 1993 годом.

Лен Лайонс записал интервью с Джоном Льюисом воскресным утром на Монтерейском фестивале в бюро организаторов. Столь точный, дотошный в деталях, он забыл указать год. Конечно, Лайонс в эпоху, когда историки джаза еще не выстроили детальную дискографию MJQ, хотел выяснить, как именно сформировался квартет. По слухам он был создан для заполнения пауз, антрактов. На концертах больших оркестров. В первую очередь – Гиллеспи. Джон Льюис ответил так:
– Мы были ритм-секцией: Рей Браун, контрабасист, игравший в духе традиции Джимми Блэнтона и Оскара Петифорда; Кенни Кларк на ударных и Милт Джэксон на вибрафоне. Все мы были друзьями и играли вместе иногда на стороне в дни, когда оркестр Диззи Гиллеспи (наша альма-матер) не выступал или, как я сказал, в паузах и антрактах.

Русская Wiki вторит Льюису:
«Джон Льюис вместе с вибрафонистом Милтом Джексоном, ударником Кенни Кларком и басистом Рэем Брауном составляли малую группу в биг-бэнде Гиллеспи. Они играли в перерывах между выступлениями оркестра, чтобы дать отдых духовым, игравшим напряжённые партии в верхнем регистре. За этим в 1950 году последовало создание отдельной группы, первоначально известной как квартет Милта Джексона. В 1952 году в группу вместо Брауна вошёл контрабасист Перси Хис и коллектив стал называться MJQ».

MJQ - Lonely Woman – 6:17 (MJQ - Lonely Woman – Atlantic)

«Lonely Woman», «Одинокая Женщина» - имя композитора заставляет вздрогнуть! Это ни мало, ни много сам Орнетт Коулмэн! Классический состав MJQ, «Современного Джазового Квартета»: Милт Джексон – вибрафон; Джон Льюис – рояль; Перси Хис – контрабас и Конни Кей – ударные. Запись была сделана для «Atlantic» в конце января 1962 года.

В биографии Джона Льюиса имя Орнетта Коулмэна стоит особняком. Именно Льюис, сориентированный на слияние классики и джаза, стал спонсором самого радикального джазового новатора, отца фри-джаза. Именно эта запись квартетом «Lonely Woman» (не без внутривенного вливания, добавки камерного звучания) стала хитом для Орнетта Коулмэна и для MJQ. Элегантность и утонченность этого звукового коктейля принадлежит аранжировщику и пианисту – Джону Льюису.
Льюису было восемьдесят лет в момент, когда он катапультировался в неизвестное. Это случилось 21 марта 2001 года в Нью-Йорке.
Все мы знаем самые знаменитые неоклассические сочинения Льюиса, такие, как «Джанго», «Эта славянская улыбка», «Мирьяна», «Триест» или «Сашин Марш». Но меня поджимает, гонит вперед, его гениальная и малоизвестная композиция «Валерия»:

John Lewis – Valeria – 7:06 (John Lewis - Kansas City Breaks – Red Baron)

«Valeria» – Джона Льюиса. Он записал эту, явно латиноамериканизированную пьесу, с разными скрипачами. В данном случае с Джо Кеннеди-Младшим, но есть версия и со шведским скрипачом Свендом Асмуссеном. Франк Уесс – играл на флейте; Хоуард Коллинс – на гитаре; Марк Джонсон – на контрабасе и Шелли Манн – на ударных. Запись была сделана в Нью-Йорке 26 мая 82 года для лейбла «Red Baron».

******
В прошлую среду Юнеско отметило Третий ежегодный международный День Джаза. Столицей мирового джаза на этот раз была избрана Осака. Праздник был отмечен работой музыкальных мастерских (workshops), показом фильмов о джазе и фильмов с джазом, дискуссиями и, конечно, концертами. В наиболее горячих дискуссиях приняли участие саксофонист Уейн Шортер (философия и джаз), японская пианистка Тошико Акиоши, певица Роберта Гамбарини и контрабасистка Эсперанца Сполдинг. Музыкальный класс был организован гитаристом Эрлом Клю.
Оркестр All-Stars с Уейном Шортером, Эрлом Клю, Тошико Акиоши, Робертой Гамбарини, Эсперанцей Сполдинг, Крисом Боуэрсом, Ди-Ди Бриджуотэр, Грегори Портером, Кенни Гарретом, Джоном Скофилдом и Хэрби Хэнкоком увенчал серию концертов фестиваля.
Среди устроителей Международного Дня Джаза директор Юнеско Ирина Бокова и пианист Хэрби Хэнкок.

J.Lewis & Hank Jones - Odds Against Tomorrow – 6:04 (John Lewis & Hank Jones - An Evening with Two Grand Pianos – Little David Rds)

«Odds Against Tomorrow», «Ставки на завтра» – лейтмотив фильма 1959 года Роберта Уайза. Музыка Джона Льюиса. В данном случае дуэт двух пианистов – Джона Льюиса и Хэнка Джонса, записанный девятого февраля 1979 года на весьма редкой фирме «Маленький Дэвид». Если учесть, что «Валерию» Льюис записал на «Красном Бароне», нужно перестать сомневаться в том, что пианист обладал редкой самостоятельностью.

И последний на сегодня вопрос Лена Лайонса Джону Льюису. Звучит он так:
– Заметили ли вы перемену в той роли, которую играли пианисты в начале пятидесятых?

Ответ:
– Немало пианистов соблазнилось возможностью перенести на электронные клавиши уже известную им технику игры на фортепьяно. Это было не так уж трудно. Но, к счастью, на этой фазе застряли лишь некоторые. Причина проста – фортепьяно идеальный инструмент, а у электроники тьма недостатков. Я пробовал играть на синтезаторах и до сих пор иногда играю, но, увы, этот способ игры ограничен. Синтезаторы хороши для создания эффектов, оттенков. Я довольно долго возил с собой электронную челесту и клавесин. Мы использовали их в MJQ для репетиций и перед записями. Конечно, качество синтезаторов в наши времена улучшились, но им все же далеко до хорошего акустического фортепьяно».

John Lewis - Fugue No.16 - The Takeout Double – 6:48 (John Lewis - The Bridge Game – Philips)

Импровизация Джона Льюиса на тему фуги номер 16 в соль-минор из второго тома «Хорошо Темперированного Клавира» Иоганна Себастьяна Баха. Скот Никренц – альт; Жоель Лестер – скрипка; Хоуард Коллинс – гитара; Марк Джонсон – контрабас и Джон Льюис рояль. Запись была сделана для «Филипса» в Нидерландах в 84 году. Сомневаться в том, что Джон Льюис пророс из Баха в джаз – трудно.

Финишная прямая вашего личного «Времени Джаза».
Канадский мультиинструменталист, композитор и бэндлидер Мэйнард Фергэсон родился на восемь лет и один день позже Джона Льюиса. Он проделал головокружительную карьеру от четырехлетнего вундеркинда из Квебека, освоившего фортепьяно и скрипку, а затем корнет-а-пистон, трубу, тромбон и, в итоге, все инструменты brass section. В тринадцать лет он играл с оркестром Канадской Радиовещательной Корпорации, в двадцать лет он вошел в состав оркестра Стэна Кентона. Можно было бы сказать – далее везде: манхэттенский клуб «Café Society», лондонский клуб «Ronnie Scott’s», нью-йоркский «Оркестр Мечты» клуба Birdland, который он собрал в 28 лет, Калифорния и Голливуд. У него играли лучшие джазмены эпохи, но в итоге Мэйнард Фергэсон ушел в коммерческий джаз, приземлился на звуковую дорожку таких фильмов, как «Звездные войны» и «Рокки-2». Время от времени он возвращался в джаз, играл, скажем, в МакКоем Тайнером и Эдди Гомэзом, а затем откатывался на обочину, на периферию жанра «электронное слияние - фьюжн». Однако он достоин того, чтобы и мы отметили его восьмидесятишестилетие. Он и задернет занавес сегодняшнего «Времени Джаза».


Maynard Ferguson – Polecat – 12:15 (Maynard Ferguson Sextet – Just A Memory Rds)

«Polecat», «Хорёк» – композиция Лэнни Моргана. Мэйнард Фергэсон – труба; Джон Кристи – альт-саксофон; Браян Барли – тенор-сакс; Арт Мэйст – фортепьяно; Бадди Фэйзаноу – контрабас и Ронни Пэйдж – ударные. Секстет Фергэсона записал этот диск на гастролях в Монреале в 67 году. Многие историки джаза считают, что трубач-верхолаз к этому времени попал в зазор стилей и жанров и с трудом вписывался в доминирующий хард-боп, в духе которого играли его саксофонисты.
Вуаля, это, пожалуй, и всё на сегодня. Подкаст «Времени Джаза» вы найдёте на нашем сайте www.svoboda.org. Всех вам благ, весеннего настроения, чао, бай-бай!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG