Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Песни Победы. Два года после Болотной. Слов нет, зато будет фольклор. О национальной гордости великороссов

Лайвблог о дискуссиях в сети


19:17 6.5.2014
Ольга Серебряная
Лубянск, песни Победы, георгиевские ленточки

Много радости читателям фейсбука сегодня почему-то доставляла эта фотография:

Вести из Одессы. Илья Азар: Так, замглавы МВД Украины Сергей Чеботарь только что мне сказал, что возгорание Дома профсоюзов, по версии милиции, ТОЧНО произошло сверху (самими людьми, которые были внутри), "бутылка с горючей смесью по клетке упали вниз, и начался пожар". Снизу пожар не начинался. По его словам, огнестрельных ранений у погибших в Доме профсоюзов НЕТ, в основном удушье. Он говорит, что найдены гильзы, оружие и коктейли внутри здания, называет экстремистами тех, кто был внутри Дома профсоюзов.

Олег Кашин: Я все-таки думаю, что МВД Украины сознательно работает на гражданскую войну

Появились фотографии бюллетеней донецкого референдума:

В то же время глава российского МИДа сегодня высказался за отмену выборов президента Украины:

Еще одна сегодняшняя «сенсация»:

Почему совсем обезумели, сначала не очень понятно, но вот разъяснение:

Видимо, это история о том, как «Эхо Москвы» должно превратиться в Совинформбюро.

Глава МВД Украины Арсен Аваков, меж тем, пишет: Украинские военные не могут стрелять по мирному населению. Этим ограничением активно пользуется враг.
Враг за него прячется и стреляет оттуда. Мы не можем взять и вырубить эту посадку вертолетным или пулеметным огнем. Потому что там - мирные дома.
Когда идет такая война, я прошу всех, кто в тылу, не на передовой, кто умничает, кто дает "советы": поймите реальную ситуацию. У нас армию разваливали методично. У нас нет адекватных спецподразделений. То, что сейчас происходит - это боевое слаживание, первое за многие годы. Мы видим кто есть кто. Кто имитатор, кто отказывается, кто играет. А кто не боится.
Поймите и помогайте. Каждый на своем месте – чем можете. И делайте, что должны!

(«Эхо» просто перепечатало пост из фейсбука украинского министра)

Пример тут подает «Комсомольская правда». Лучший текст сегодняшнего дня принадлежит перу Александра Гамова. Автор выступил мультимедийно: сначала снял Иосифа Кобзона в передаче телевидения «Комсомольская правда» «Поем песни Победы вместе с Иосифом Кобзоном», потом послушал разговор Кобзона с Путиным, после чего проинтервьюировал Кобзона по этому поводу. Вот самый гениальный кусок:
В понедельник, 5 мая, в прямом эфире телевидения «Комсомольская правда» прошла передача «Поем песни Победы вместе с Иосифом Кобзоном» (Подробности в одном из ближайших номеров «КП».) После эфира мы угощали гостя пирожками и чаем.
И тут у меня зазвонил мобильник.
- Скажите, пожалуйста, а Иосиф Давыдович Кобзон сейчас находится рядом с вами? - послышался в трубке вежливый женский голос.
- Конечно, - ответил я.
- Вы не смогли бы передать ему трубку?
- А кто спрашивает, с кем Иосиф Давыдович будет говорить?
- С президентом Путиным Владимиром Владимировичем.
- Хорошо, пожалуйста... Иосиф Давыдович, - говорю, - вас Владимир Владимирович спрашивает.
- Какой?
- Путин, президент...
Кобзон перестал есть пирожки:
- Это, наверное, розыгрыш.
И тут вдруг в трубке - голос Путина:
- Иосиф Давыдович...
Я моментально передал мобильник Кобзону. Хотел было поставить на громкую связь - но вовремя сообразил: «А вдруг это и правда Путин? Неудобно получится». Поэтому записывал только Кобзона. (С его разрешения.) Вот расшифровка.
В.Путин (продолжает):
-...добрый день. С наступающим вас праздником!
Впрочем, я же находился всего в метре от Кобзона, поэтому отчетливо слышал голос и в трубке тоже...
И.Кобзон:
- Здравствуйте, дорогой мой президент! Здравствуйте, Владимир Владимирович! С праздником!
В.Путин:
- Мне сказали, что вы хотите со мной встретиться?
И. Кобзон:
- Да. Очень. Я уже, во-первых, всю жизнь хочу. (Смеется)
В.Путин (тоже смеется).
И.Кобзон:
- А сейчас уже полгода пытаюсь дозвониться, Владимир Владимирович.
В.Путин:
- Не обижайтесь...
И.Кобзон:
- Я прекрасно понимаю все… Я круглые сутки к вашим услугам.
В.Путин:
- Иосиф Давыдович, ну, тогда давайте встретимся на приеме. (Речь о приеме в Кремле в честь Дня Победы, который состоится 8 мая. - А.Г.)... Поговорим.
И.Кобзон (отворачивается, говорит вполголоса, не все можно разобрать):
- На приеме… Нет... А петь буду. В концерте буду 8-го.

И еще один, кроме Кобзона, атрибут победы сегодня обсуждался особенно активно:

Ранее то же решение приняли в Казахстане. Зато в Молдавии георгиевской ленты не опасаются:

Прощенный недавно телеканал «Дождь» опять, кажется, задает опасный вопрос:

Посмотрим, что будет завтра.
18:19 6.5.2014
Ольга Серебряная
Два года после Болотной. Нельзя не доверять прокуратуре. Как СМИ влияют на нашу жизнь

Роман Осьминкин: А меж тем сегодня в России 6-е мая. дата утраты иллюзий у тех у кого они еще были на демократизацию страны с помощью ненасильственного протеста.

Варвара Турова: 6 мая 2012 тысячи людей вышли на Болотную площадь в Москве, на разрешенный властями митинг. С тех пор невиновные люди сидят в тюрьме только по одной причине. Короче всего она формулируется так - "апотомучтоне**й". Эти люди сидят в тюрьме показательно, в качестве примера, а вот, что будет с вами, дорогие не со всем согласные граждане, если вам вдруг захочется устроить большой митинг.
Я была на том митинге, и я помню и думаю о людях, которые сейчас сидят в тюрьме, в качестве примера для меня, да.
Они и правда пример. Но совсем не в том смысле. Каждый из них мог 899 раз пойти на сделку, все что нужно сказать, все что нужно подписать и пить сейчас чай дома. И каждый из них ведет себя как настоящий герой. Отстаивая свободу. Мою.
Спасибо.

Сегодня вышел на свободу Константин Лебедев, заключивший сделку со следствием, получивший 2,5 года и освободившийся по УДО, - напоминает Илья Барабанов:

Ну и разумеется:

Но случаются и проявления либерализма:

В Москве народу пока мало:

Прямая трансляция, например, здесь. Международная реакция:

Вывод, к которому нельзя не прийти:

И тут же мощный контраргумент:

Еще одна примечательная новость: Таганский суд Москвы признал законным блокировку Роскомнадзором сайта интернет-газеты «Грани.ру» и внесение его в реестр запрещенных сайтов по требованию Генпрокуратуры. Судья Юлия Смолина отклонила иск издания. Любопытнее всего аргументы, предъявленные в дискуссии:

И вот еще примечательный пост Дмитрия Пиликина: Друзья столкнулись с проблемой в начальной школе: В учебнике "Окружающий мир" (1 класс, ребенку только исполнилось 7 лет) напечатано дом. задание - "Расскажите как СМИ влияют на вашу жизнь, какие газеты вы читаете, какие новостные программы смотрите?" Они спросили ребенка об этом. Он ответил что не читает и не смотрит. Так и написали. Теперь родителей вызывают к директору на беседу. Будем следить за развитием событий
17:19 6.5.2014
Ольга Серебряная
Нет слов, зато будет фольклор

Тему молчания и немоты, поднятую колонкой Валерия Панюшкина, продолжает Катерина Гордеева на «Кольте»: Подруга написала письмо: «Я задыхаюсь. Не могу разговаривать, не могу найти слов. Мне плохо от своей немоты. От своего косноязычия и неубедительности. Я вижу, как хорошие, добрые люди, которые тут, рядом, обработаны гербицидами. Ядом. Они не виноваты, что попали под обработку. Они верят, что знают, где добро, а где зло». Я несколько раз перечитала это письмо и ничего не ответила. Заразная немота. <…> Коллега, поворачивая под стрелку на колом вставшее Садовое кольцо, вдруг говорит: «Представляешь, уже месяц не разговариваю с мамой. Нет, звоню по вечерам, спрашиваю: как себя чувствуешь, пила ли лекарства, какие-то бытовые вопросы. А говорить — нет, не говорим. Боюсь, что рассоримся вконец. Она сидит целыми днями вроде бы тут рядом, но далеко — перед телевизором, плачет. И совершенно туда погружается. Боюсь, я уже не смогу ее вернуть. Когда рассказываю, что все не так, как ей сообщают в новостях, она кричит и злится. И обвиняет меня в чем угодно. Как будто я виноват в том, что ей прямо в мозг вливают ложь». Я закурила в окно и ничего не ответила. У меня нет слов, чтобы об этом говорить, не знаю, куда они делись.
Жить стало не то чтобы как-то отдельно или специально трудно. Но такой бессмысленной жизнь, кажется, никогда не была. Нервы не на пределе, а их просто нет. Слов, чтоб поговорить, нет даже для тех, кто свой, родной, с кем разговаривали всю жизнь. От этой духоты становится физически плохо. Кажется, что грипп: ноги ватные, голова чугунная, предательские сопли. <…>
Главное желание — чтобы эти обрывки информационных лент, макабрические законопроекты и их последствия, нависшая и становящаяся все более отчетливой гроза войны исчезли, как морок. Кажется, если не говорить об этом вслух, то оно и исчезнет. Наверное, поэтому все теперь стараются ни о чем друг с другом не говорить. И ничего не доказывать.

Как будто специально в подтверждение вышесказанного – статус Анны Харькиной: Общаюсь с мамой. Обсуждаем эмоционально Украину.
Говорю: У тебя промыты мозги!
Мама: Нет, это у тебя промыты мозги!
Кажется, именно это и называется патовая ситуация?

Как бы да. Той же теме посвящена колонка Ивана Давыдова на «Свободной прессе»: Это ведь с самого начала была не очень хитрая игра в конструирование образа врага. Вот украинская деревня – чистая с кабанчиками, вот русская – и в ней пьяные кацапы в кандалах поют славу тирану. Или наоборот – над украинской знамя реет со свастикой и где-то в подвалах пытают народного мэра, а над русской – чистое небо, георгиевские ленты вьются и сияют лица юных матерей, уверенных, что фашизм не пройдет.
Беда не в том, что политики эту игру предложили. Когда они предлагали другую? Беда в том, что в нее втянулись люди, настоящие люди, живые люди, чтобы не сказать – народы. Незамысловатые пропагандистские ходы не просто сработали, пропаганда даже не инструментом для осмысления реальности стала (что уже было бы серьезной неприятностью), пропаганда заменила собой реальность. А это катастрофа.
Российский телевизор сегодня – кузница ненависти к украинцам. Но важно не это. Важно то, что телевизор россиянам уже не нужен, чтобы эту ненависть производить. В автобусах старушки ругают невежливых молодых людей бандеровцами. Фашисты поднялись из гробов, как в каком-нибудь треш-хорроре, но только каждый почти россиянин знает, что это не кино, и что фашисты эти – украинцы. Что украинец и есть фашист.
Это с одной стороны. С другой – обильная, искренняя радость и веселые шутки по поводу людей, сгоревших в Доме Профсоюзов в Одессе. Доброхоты веселье это разнообразно пытаются оправдывать, но и сами знают, что никакие оправдания здесь не работают.
События, конечно, в разгаре, и никто не решится предсказать, что будет завтра. Аналитики гадают: означает ли то, что теперь принято называть патриотическим подъемом, окончательный поворот в сторону Азии, или есть еще шанс у России выкрутиться. Доживет ли Украина, например, до президентских своих выборов, и если да, то в каких границах. Решатся ли Европа со Штатами на настоящие санкции. И есть ли такие санкции, которые способны напугать русских ястребов, поймавших кураж.
Все это вопросы необычайно интересные, но, как ни странно, некоторый итог происшедшему можно подвести. Потому что проблема из области политики ушла в область этики. Потому что слова – слова взаимной ненависти, презрения, расчеловечевания, - сказаны. Можно забыть говоривших, но не скоро забудутся слова.
Вот он, итог: жили рядом два народа. Не без претензий взаимных, не без обид, но, в общем, спокойно. Даже по-дружески. А теперь рядом живут укропы и колорады. Бандеровцы и оккупанты. Фашисты и фашисты. И главное – естественно все как-то вышло. Почти незаметно.

Касательно этики – чуть иначе сформулированный вопрос. Андрей Десницкий: Гибели людей в Одессе радуются две немалых категории людей.
Для одних погибли колорады, ватники и прочие унтерменши, достигнута славная победа единой Украины.
Для других гибель выдает лицензию на государственно одобренную ненависть и доказывает, что никакой Украины нет, а есть только фашисты и бандеревцы, мучающие наших людей. Эти ужасаются, но и радуются, и хотели бы, чтобы трупов было побольше.
Ни с теми, ни с другими говорить мне не о чем.
Критерий простой. Для погибших в Одессе верно то же, что верно и для поигбших на Майдане, или, скажем, в Самашках в 1995 году? Или в одном случае это невинные мученики и проклятые фашисты, а в другом - "а чего они хотели, они сами начали, на войне как на войне?"
Тот же критерий в любом ближневосточном и вообще любом кровопролитии: скорбим, когда убивают "наших", а когда "не наших" - оправдываем или не замечаем убийства?

Из ситуации имеется только два выхода – думать самому и узнавать правду (тоже самому). Сторонников первого пути в фейсбуке много. Александр Тимофеевский, например: Я всю жизнь ненавижу общину, колхоз, лагерь, известные мне по книжкам, но эрзац-лагерь, пионерский, тоже кромешный ужас. И командного духа я везде избегал - во дворе ли, в офисе - team spirit, УЖК всегда мерзость, и в комсомол не вступал, хотя в мое время это было совершенно обязательно, и спортом занимался только индивидуальным, и на работу устраивался так, чтобы на нее не ходить. Коллектив и все коллективное - зло. "Ты царь: живи один. Дорогою свободной/ Иди, куда влечет тебя свободный ум". Один читаешь, и над созданьями искусств и вдохновенья один трепещешь, и влюбляешься тоже один, и плачешь один, и один молишься даже в тесноте храма, повторяя вместе со всеми слова молитвы. Мысль - только своя, собой продуманная, и чувство - только выстраданное, пережитое. Общих мыслей и общих чувств не бывает, они - фейк. Во время войны это особенно видно - дружный, спущенный сверху экстаз, пустая страсть, швыряющая толпу в заданном направлении, ненависть, сплотившая миллионы. Не дай мне Бог сойти с ума. Не дай Бог.

Второй путь сложнее, потому что информацию надо настойчиво требовать или добывать самому. Борис Херсонский: Одна из составляющих трагедии 2 мая в Одессе может быть сформулирована так. На вопросы, требующие экспертного освидетельствования, отвечает разнузданная пропаганда. А эксперты пока хранят молчание.
Кто погиб? Причины смерти? Токсикология (очень важно!)? Время наступления смерти. Характер ожогов...
Экспертиза должна была бы быть оперативной и, желательно, международной. И - абсолютно прозрачной. А так мы во власти фантастической чудовищной реальности...
Мы когда-нибудь узнаем "настоящую, подлинную" ложь обо всем этом...

Илья Азар – один из тех, кто собирает информацию на месте. В сегодняшней публикации – интервью с лидерами одесских майдана и антимайдана. Ростислав Барда, руководитель общественной организации "Сопротивление" и один из лидеров одесского Антимайдана:

После событий 2 мая Барда считался пропавшим без вести, однако 4 мая я встретил его у входа в Дом профсоюзов – он сменил номер телефона и не ночует дома, опасаясь ареста. <…>
- Вооруженные люди со стороны антимайдана были? Все видели фотографии бойцом с оружием за спинами милиционеров. Это ваши люди или кто?
Насколько я понимаю, обе стороны применяли огнестрельное оружие, и огонь велся с обеих сторон.
- Но вы начали?
Меня там не было, так как я здесь находился на Куликовом поле с самого начала. А с резиной (травматическое оружие) сейчас каждый второй ходит. Огнестрельные ранения с обеих сторон есть, да и у ментов тоже есть потери. Здесь внутри здания много трупов с огнестрелами -- как минимум у восьми человек из 14 опознанных.
- Решение атаковать колонну фанатов вы не принимали?
Нет, абсолютно. Почему произошло все именно так, я вам не могу сказать... Просто произошла огромная трагедия. Даже если там и произошло побоище, то прийти и сжечь людей здесь и добивать тех кто вывалился из окна, как например, [депутат областного совета] Славика Маркина, – это зверство. Они шли сюда конкретно убивать.
- Зачем ваши люди вошли в здание Дома профсоюзов, а не убежали?
Я старался всех, кого можно, увести отсюда, ведь удержать здание было невозможно. Внутри практически не было молодых здоровых бойцов, в основном женщины и люди старшего возраста. Большую часть удалось уговорить уйти, но остальные были уверены, что их идут просто побить, а шли убивать.
- Что будет теперь?
Как вы думаете, кто-то простит такое количество сгоревших трупов?
- Нет, но к чему это может привести?
Об этом я не хочу говорить...
Cотник Николай, замглавы сотни Антикорупционного комитета майдана – прославился благодаря видеоролику, в котором он стреляет из пистолета по окнам Дома профосоюзов 2 мая:

- Почему вы стреляли по Дому профсоюзов?
Была такая ситуация, когда мы подошли к зданию, что забаррикадировавшиеся там внутри люди были очень агрессивно настроены. Я звонил уже бывшему руководству милиции и просил их, чтобы они забрали тех людей, а мы со своей стороны отвели бы своих. Как мы подошли, в нас начали лететь коктейли молотова и светошумовые гранаты. Конечно, людей, которые увидели на Дерибасовской кровь своих братьев, ни в чем не повинных, которые видели, как из-за спин милиционеров вышел человек с автоматом и тупо расстрелял всех, этих людей нельзя было остановить.
- Так в кого вы стреляли?
На четвертом этаже примерно было разбито окно, и оттуда было высунуто дуло какого-то оружия, с которого стреляли по мирным жителям. Рядом со мной был убит один человек, и чтобы его забрали, я достал свой травмат (показывает пистолет). Этой пулей никого не убьешь, ей можно только кого-то напугать. Я не стрелял конкретно в человека либо в личность, а просто в окно, чтобы испугать.
Я тупо защищал жизнь свою и своих людей. На Дерибасовской я не смог, к сожалению, защитить одного. Он упал рядом со мной. Из-за милиции выбежало два человека, двоих или троих ранило, а один хлопец упал рядом со мной, и вчера мы его похоронили.
- Но коктейли вы кидали? Есть же множество видео.
Там было много людей, и я не мог физически усмотреть за всеми. У нас не было коктейлей с собой, и у тех, кто был рядом со мной, не было ни коктейлей, ни даже палок. Я, когда ехал туда, не имел намерения с кем-то воевать, я, наоборот, планировал провести переговоры и разъединить их по сторонам, ведь в Одессе много улиц. Пусть ходят по разным улицам.
- От чего погибли люди?
У меня очень большой вопрос по поводу того, что погибли люди. На моих глазах люди упали с 6-7 этажа, а физически докинуть коктейль [так высоко] с 50 метров нереально. Люди же разбивали окна на этих верхних этажах и прыгали оттуда, [значит там был огонь].
- То есть «Самооборона» не берет на себя ответственность за то, что произошло в Доме профсоюзов.
На себя я ответственность не беру. <…> Мы проводим внутреннее расследование, так как я хочу знать правду. Я человек по жизни справедливый.

МВД в Одессе тоже разбирается:

И есть еще люди, находящие утешение в будущем расцвете словесного искусства. Pavel Khitsky: Когда мы говорим об Украине, мы как-то забываем, что там до сих пор идет борьба за независимость. То есть Украина как государство до сих пор в плену старой колониальной риторики (и в данном случае эта риторика, увы, адекватна). Есть Россия, от которой нужно окончательно отделиться, чтобы стать свободными. Любой ценой.
В этой логике пророссийские формирования с гранатометами воспринимаются не как сепаратисты, а как попытка реванша старой империи. Угроза независимости. И когда Россия поддерживает отдельный Донбасс, она пробуждает не гражданскую войну, а освободительную. По типу, простите мой французский, "партизан спалил ******* родную хату".
Это самый страшный вид современной войны, как известно. В пределе - партизанская бойня, граничащая с геноцидом. С полным обесчеловечением обеих сторон. Те, кто все это провоцирует, надеюсь, ответят по ту сторону жизни. Ну, а выжившие потом насладятся фольклором. Нет ничего более богатого для искусства, чем освободительная война.

В Донецке тем временем готовятся к референдуму:

Бывший кандидат в президенты Украины Олег Царев собирается теперь баллотироваться в президенты Новороссии, о чем пишет в фб: РУБИКОН ПРОЙДЕН! ЗАЯВЛЕНИЕ ЛИДЕРА ДВИЖЕНИЯ «ЮГО-ВОСТОК» ОЛЕГА ЦАРЕВА
До самого последнего времени мы призывали Киев к диалогу и переговорам с Юго-Востоком. До того момента, пока для диалога сохранялся «коридор возможностей». Но теперь, после 2 мая, после «Одесской Хатыни», этот коридор исчез. <…> В огне «Одесской Хатыни» сгорела старая Украина – та, какой мы знали ее больше 20 лет. Теперь все по-другому. И наше отношение к общеукраинским процессам – иное. Мы призывали Киев к переговорам, надеясь сохранить страну. Больше не будем призывать. Пусть теперь незаконный киевский режим призывает нас к переговорам, а мы подумаем, надо нам это или нет.
Мы определились с нашей общей целью. Это – независимость и суверенитет. Сначала – уже 11 мая – Донецкой и Луганской республик. А потом – мы верим в это – всех остальных областей Юго-Востока, то есть всей НОВОРОССИИ! И потом, после того, как пожелавшие присоединиться к Донецкой и Луганской республикам юго-восточные регионы провозгласят свою независимость, мы учредим независимую суверенную ФЕДЕРАЦИЮ ЮГО-ВОСТОЧНЫХ РЕСПУБЛИК – НОВОРОССИЮ! <…>
Тут же хочу прояснить, почему для жителей Донбасса референдум настолько важен, что мы готовы за него воевать. Потому что для нас референдум – это САНИТАРНЫЙ КОРДОН против коричневой чумы 21 века – неонацизма, - которая наползает на нас с запада.
Мы давно призывали киевскую хунту: остановите насилие, не начинайте гражданскую войну. К нам не прислушались. Теперь произошло то, что произошло. Между нами пролегла кровь и между нами стоят крики сгорающих заживо людей в Одессе. Через это нельзя переступить.
Если же международные посредники захотят устроить переговоры по «украинской проблематике», то они должны принять следующее: то, что происходит сейчас на Юго-Востоке – это уже не «внутри-украинский конфликт». Это конфликт между преступным режимом в Киеве, с одной стороны, и новым федеративным государством – Новороссией! И на любых переговорах по урегулированию мы будем самостоятельной стороной, самостоятельным политическим субъектом. Признание этого факта будет непременным условием для начала любых переговоров.

По каковому поводу с Царевым разбираются уже в Киеве.

Остап Кармоди: В Одессе все начальство милиции поменяли, теперь нужно срочно, в ближайшие дни, делать то же самое в Запорожье. Это ключевой регион, дорога из Донбасса в Крым. Самообороне там уже несколько раз удавалось пресекать провокации, но милиция всегда была в лучшем случае пассивна, а в худшем помогала сепаратистам. Думаю, в ближайшие дни там вполне могут повториться одесские события.

В связи с чем, опять же, хочется замолчать
14:57 6.5.2014
Ольга Серебряная
О национальной гордости великороссов

Бывает, что уместной может оказаться даже цитата из Ленина, которого нынешние сорокалетние со скрежетом зубовным конспектировали в школе:

Свежий Кашин на «Слоне» тоже, по сути, цитирует Ленина. Вернее, напоминает, что несмотря на полную смену обсуждаемой тематики (где теперь Навальный, дети-сироты, гей-пропаганда и дело Pussy Riot?), Россия осталась ровно такой же, какой она и была: Путин тот же, что и был, Песков тот же, Володин тот же, и Рогозин, и Шойгу, и Бастрыкин, и Якунин, и вообще все те же на сцене, и ни одного нового действующего лица, но жизнь почему-то новая. Почему? Ах да, Украина. Это благодаря Украине в России все так изменилось, и то, что казалось важным три месяца назад, не имеет теперь никакого значения.
«Благодаря Украине» – звучит как ссылка на какое-то внешнее обстоятельство, явление природы. <…> Но слово «хунта» в устах президента России – это не явление природы, это официальная позиция государства. Не череда случайностей и не стихия, а именно официальная Москва была и остается как минимум соавтором украинского кризиса. То, что происходит на Украине в эти два с половиной месяца, в значительной мере стало результатом медийной, дипломатической, политической и, возможно, военной активности Кремля – то есть мы, хоть и с поправкой на реальную кровь, реальные выстрелы, реальный ужас, имеем дело с продолжением той же политики, которая ведется с начала 2011 года, когда каждый месяц власть назначала России очередного врага, а все гадали, что же будет дальше (собственно, знаменитый анекдот про «бомбить Воронеж» – он как раз из того времени, из того контекста). Не новая жизнь, а старая, просто вместо креаклов, геев и кощунниц теперь бандеровцы, а вместо майской Болотной – целая соседняя страна. Два года Кремль экспериментировал с искусственными общественными конфликтами и, очевидно, убедившись в эффективности такого метода ведения политики, продолжил теперь игру на новом, несопоставимо более высоком уровне – именно продолжил, а не начал, как почему-то все думают. <…> Происходящее сейчас кажется точкой невозврата, но если собрать все «точки невозврата», которые Россия проходила в последние два года, через них можно будет провести идеальную прямую.

Иван Давыдов: Короткий и правильный Кашин, но есть нюанс. Старик пишет: "Не новая жизнь, а старая, просто вместо креаклов, геев и кощунниц теперь бандеровцы, а вместо майской Болотной – целая соседняя страна".
Это ошибка. Важно понимать, что происходит не замещение одних врагов другими, а разрастание образа единого Врага единой (без кавычек) России. Креаклы не перестают быть врагами, бандеровцы не идут им на смену. Просто для Врага в данный момент свойство "быть бандеровцем" более важно, чем свойство "быть креаклом". И т.п.
Но основная мысль, повторюсь, верная.

Катя Пархоменко: Да ну, а то мы не догадывались
Роман Лейбов: Катя, а беда момента в том и состоит, что ничего кроме самоочевидных банальностей не осталось

Валерий Панюшкин на «Снобе» как бы подхватывает мысль Кати Пархоменко о том, что банальности повторять бессмысленно и молчание – золото. Он рассказывает, как освещал акции антиглобалистов во время саммита Большой тогда-еще-Восьмерки в Калгари, где столкнулся с членами секты молчунов в холщовых штанах: В третий день был митинг, который разогнала полиция. Началось с того, что группа протестующих бойкотировала GAP. Они пришли к магазину, разделись догола, колотили себя по голым задницам и скандировали: «Boycott the GAP!» А рядом стоял немолодой человек в холщовых штанах и молчал.
Потом, когда народа набралось много, толпа повалила куда-то по несогласованному маршруту протестовать то ли против транснациональных компаний, то ли против парникового эффекта, то ли против дискриминации, то ли против производства костной муки в Южной Америке, то ли против выращивания лосося в садках. И полиция принялась эту демонстрацию останавливать и разгонять. Сначала кричали в мегафон, что шествие незаконно. Потом били дубинками и поливали слезоточивым газом. Потом стали арестовывать, и всякий раз, когда полицейские вели демонстранта к полицейской машине, другие демонстранты орали им вслед: «Убийцы! Фашисты!»
А немолодые люди в холщовых штанах стояли на обочине, смотрели на все это и молчали.
Немножко потравленный слезоточивым газом, сопливый и краснорожий, я возвращался в гостиницу писать репортаж, как вдруг увидел церковь. И в церковном дворике сидело несколько немолодых людей в холщовых штанах. Они сидели и молчали.
— Здравствуйте! Можно войти?
Один из мужчин кивнул.
Я вошел в церковный дворик и сел рядом с ними на лавку. Минут пять мы помолчали, а потом я спросил:
— Что это у вас тут такое?
Ответом мне было молчание.
— Можно как-то что-то узнать о вас?
Молчание.
— Объясните, пожалуйста, я же ничего не понимаю!
Никто не проронил ни слова.
Тогда я встал и ушел, так и не поняв, кто эти люди, откуда они взялись и почему все время молчат.
Теперь понимаю.

В свете самого цитируемого сегодня текста, а именно колонки Дмитрия Глуховского (тоже на «Снобе»), обвиняющего в эскалации напряженности на Украине «стремительно оскотинившуюся» российскую прессу, текст Панюшкина звучит очень мудро. Пока не вспомнишь, что молчать предлагается тем, чья работа состоит как раз в том, чтобы говорить. Вряд ли ситуация улучшится, если еще неоскотинившаяся российская журналистика поголовно присоединится к секте молчунов.

Цитата из Глуховского: Самым большим удивлением во всей нынешней ситуации для меня стало стремительное, нет, моментальное оскотинивание наших СМИ. Все, кто еще вчера хоть как-то пытался притворяться журналистом, сегодня лупят пропаганду — оголтелую, примитивную, злую.
Наше телевидение — как прорвавшийся гнойник, любимые мной когда-то «Газета» и «Лента» — стеклянноглазые пустые чучела прежних себя. Никакой журналистики в стране не осталось. Люди — обычные, вменяемые, казалось, — забыли обо всем и врут, врут, врут! Врут накрашенные телочки в «Вестях» и на «Первом», врут корреспонденты, врут по мелочи редакторы и врут по-крупному главные редакторы. <…>
Так вот: это ведь вы, ребята, устроили. В Кремле придумали, а устроили вы. Каждый из вас, кто не хотел менять работу. Кто боялся понижения зарплаты. Кто просто не знал, как возражать начальнику. Кто убедил себя, что он прав.
«Вежливые люди» — спецназ ГРУ — может, и не убили никого. А вы убили. Вам непросто будет с этим жить.

Хотя на время близящихся праздников присоединиться к молчунам, наверное, полезно. Ну чтобы хоть без этого:

И без этого:

И, конечно же, без «черной спермы фашизма» и «одиннадцатого сталинского удара». Александр Бобраков-Тимошкин: Все смеются над колонкой Проханова про черную сперму фашизма и слабеющую руку ополченца. Между тем, я убежден, что Путин и вправду испытывает сейчас огромный соблазн - объявить о вводе войск ИМЕННО 9 мая, именно на параде на Красной площади.
Вот почему. Вспомните Путина три года назад - это был стареющий лысеющий дядька, бубнивший что-то про проблемы ЖКХ. Большинство политологов предсказывало второй срок Медведева и всеобщую модернизацию и инновацию.
После того, как Путин все же ввязался в выборы, его сравнивали в первую очередь с Брежневым (Брежнев бывал разный, но хрестоматийный его образ - это чувак в полумаразме, читающий с бумажки про сиськи-масиськи), а политические оппоненты, вслед за ними и вся Болотная, называли жуликом, вором, обещалкиным и т.п. То есть это был такой полукомический образ, апогей создания которого пришелся на речь Навального на Сахарова 24 декабря 2011 ("один жалкий, другой надутый, но ботокс не греет").
Путин выдержал это испытание, победил, ничего не забыл и не простил, и понял, и всем дал понять - никаких добреньких дедушек; отныне только сталь, только сила и воля.
Промежуточные итоги мы знаем.
И вот представьте. 69 лет в Европе не было войны (ну, на самом деле была, но во всяком случае не было регулярной войны с участием больших держав). В стране последние несколько лет создается титанический культ Великой Победы. Только что растоптаны условности международных отношений, Крым - наш. Поддержка составляет 82 процента. На Украине хунта творит черные дела. Мимо трибуны идут бравые воины, едет тяжелая техника. Весь мир смотрит на тебя, всего три года назад бывшего смешным ботоксным обещалкиным.
У кого не будет в такой ситуации соблазна сделать последний шаг, переписать историю? Сделать так, чтобы колоссальная символическая сила даты "Девятое Мая" отныне ассоциировалась не с давно мертвыми, а - с тобой? Открыть новую страницу в истории человечества, оказаться вписанным в нее уже навечно и нестираемо, а не как какой-нибудь "Брежнев"? Сделать так, чтобы одни смотрели на тебя как на Великого Освободителя, другие же - как на Великое Зло? Так, чтобы вот эта песня была про тебя: "Чуть седой, как серебряный тополь, он стоит, принимая парад. Сколько стоил ему Севастополь, сколько стоил Ворошиловград"? Ввязаться в приключение с неясным концом, чего на протяжении веков удавалось от силы десяткам смертных?
Это огромный, страшный соблазн, а не хиханьки.

Но даже если никакого парада Победы в присоединенном Донецке не пройдет, лучше жизнь в России и на Украине станет. Об этом – статья Василия Кашина в «Ведомостях»: Россия, таким образом, намерена наблюдать за подавлением Киевом выступлений Юго-Востока, ограничиваясь пропагандистской поддержкой восставших и дипломатическими демаршами. Причин этому, очевидно, две. Во-первых, это страх перед масштабными экономическими санкциями, перспектива которых в случае любого военного вмешательства была обозначена США и Германией предельно ясно.
Во-вторых, Москва не хочет ввязываться в потенциально разрушительный для ее экономики конфликт из-за крупных экономически проблемных территорий с преобладающим неоднозначно настроенным украинским населением, к которым, в отличие от Крыма, Россия никогда не испытывала большого интереса. В пользу вмешательства говорят лишь факторы, связанные с общественным мнением внутри России, крайне обеспокоенным жертвами внутриукраинского этнического конфликта «с нашей стороны». Но эта обеспокоенность во многом компенсируется эффектом от успешного присоединения Крыма.
На данный момент представляется, что украинские правительственные силы при всей своей плохой организации, морали и выучке медленно, с неудачами и потерями, сжимают кольцо вокруг повстанцев. Вероятнее всего, контроль над мятежными территориями будет восстановлен в сроки, позволяющие провести там президентские выборы 25 мая при соблюдении видимости законности.
Было бы ошибочным, исходя из этого, делать вывод, что на горизонте видна разрядка украинского кризиса или выход из политической конфронтации России с США и Евросоюзом. <…> Отказом от интервенции на Юго-Востоке мы не отвели угрозу санкций, а всего лишь купили себе некоторое время (возможно, не слишком долгое) на подготовку к ним путем переориентации экономических, научно-технических и других связей на Азию, реализации программ импортозамещения, принятия мер по обеспечению стабильности финансового сектора.
Именно ради этого мы в ближайшие недели будем наблюдать по телевизору, как «чужие» на востоке Украины постепенно убивают «наших» при ясно выраженном одобрении президента США Барака Обамы и канцлера ФРГ Ангелы Меркель. И это зрелище изменит российское общество, предопределив политическую историю России на десятилетия вперед.

Андрей Левкин на polit.ru анализирует плюсы и минусы российской аннекции юго-западных областей Украины, и приходит к выводу, что вся эта аннексия, о которой столько говорят в последние недели, решительно ни у кого не вызывает энтузиазма:
Для России отделение если и выгодно, то (если посмотреть на дело отчужденно) исключительно в варианте продемонстрировать что-то неизвестно кому. Ну да. Могут как-то и присоединить, но в данный момент такая история порадует только самих ее организаторов (ну где там ширящиеся и расширяющиеся массовые движения на тему "заберите нас в РФ"?). В целом, получится какое-то самоутверждение за чужой счет, причем — платеж может быть даже не за чужой счет, а просто отсроченным. Другое дело, что это уже не сценарная длина вопроса. Конечно, ситуация, когда некто самоутверждается за счет того, кому это безразлично, вполне даже гуманна. Но это могло быть случаем Крыма, а не юго-востока.
Для Запада (имея в виду абстрактный Запад, то есть глобалистские институции) пока выгоды никакой, а только бытовая шизофрения. Там же по украинской теме сейчас смешались нормальная жизнь и форс-мажор. Институции работают по обычной схеме, принимая запланированные решения, но — им надо иметь в виду, что эти решения могут не значить ничего, поскольку изменится ситуация.
Для Европы уже все равно. Для нее прежняя схема континентальных отношений уже обрушилась, в любом случае дальше надо жить с пост-советским востоком иначе. А если Россия пойдет забирать себе юго-восток Украины, так об этом пусть уже думают США. Ну да, тут вопрос о том, почему ЕС повел себя так легкомысленно, что у них нет соответствующих ресурсов. Ну так тут другой вопрос: а с какой стати после 1991 года они должны были этим заниматься? Вот, теперь будут думать — потому что для них все уже произошло.
Для США тут дело привычное, защищать вечные ценности, но, разумеется, в данном случае они бы предпочли обойтись без этого. Ну да, тема ядерных арсеналов России никуда не делась, но почему он ней надо снова думать вот именно сейчас?

(дальше отдельно и подробно анализируются выгоды разных групп украинского общества)

И прогноз, то есть доказательство невозможности никакого прогноза: Наконец, о том, почему невозможен сценарий того, что произойдет в результате отделения. Вот, например, западные санкции в отношении России. Они уже несколько недель балансируют на теме дальнейших движений России, чьи войска несколько недель балансируют на восточной границе Украины. Если Россия предпримет что-то, что изменит фактический статус юго-восточных областей, то Запад перейдет к структурным санкциям. То есть, уже против сегментов экономики, а не против представителей власти. Но это уже долгосрочное, по сути — стратегическое решение. Уже это делает невозможным рассуждать не только о выгодах сторон (и связанных с этим сценариями), но и о самих сторонах – субъектность сильно изменится, а уж схема отношений — тем более. Нюанс сейчас в том, что для России после Крыма изменилось уже все. А для Запада – пока еще нет. То есть, изменилось в отношении России, но в целом – пока не очень: после одного только Крыма они всю свою машину перестраивать не станут. Ну а если еще и юго-восток, то что уж поделать, придется. Хотя, разумеется, совершенно без энтузиазма.

У россиян тоже энтузиазма поубавилось – об этом свидетельствует свежий опрос Левада-центра: Чувство неопределенности и тревоги нарастает среди россиян по вопросу украинских событий, но не Крыма, присоединение которого, по мнению 88% опрошенных, есть результат свободного волеизъявления его жителей. Однако респонденты уходят от ответственности за новый субъект РФ, что выражается в отказе большей частью населения нести бремя расходов за его присоединение.
Общая эйфория по поводу присоединения «исконно русских земель» начинает спадать: если в начале марта 2014 г. 79% россиян считали, что нужно принять регион, население которого на референдуме высказалось за присоединение к РФ, то в апреле 2014 г. этот показатель снизился до 58%.
Россияне укрепляются во мнении, что самый вероятный сценарий развития украинских событий – это гражданская война: 21% опрошенных считают, что «безусловно да» и 44% – «скорее да». Обеспокоенность войны между Россией и Украиной после событий на Юго-Востоке выросла с 66% в марте 2014 г. до 77% в апреле.
Левада-центр
06.05.2014
Эмоциональный подъем у россиян сменился тревогой: на Украине дело идет к гражданской войне, считает половина респондентов «Левада-центра».

Екатерина Шульман: Какая динамика прелестная. Мне на самом деле никогда не нравились разговоры о том, что народ зашелся в милитаристском раже и должен каким-то грядущим страданием это искупить. Я и ража-то никакого не видела, а ужасаний по поводу первомайских шествий с пластиковыми цветами тоже не одобряю. Пускай порадуются, это так ненадолго. Ну глупо, да. И за чужой счет, да. Малодушны, коварны, бесстыдны, злы, неблагодарны, далее по тексту, а главное - страшно непоследовательны, думать не любят, а телевизор слушают. Ну и что теперь, уморить их всех, что ли? Других не завезут, а страданий грядущих хватит на всех, вне зависимости от ответов на актуальные вопросы дня. Так что не желаем зла ближнему своему, даже если он совершеннейшая балда.

Загрузить еще

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG