Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Предложение сенатора Максима Кавджарадзе о запуске "спецпроекта Чебурашка" по созданию российского национального Интернета можно было бы счесть шуткой, если бы не прозвучавшее накануне из уст президента Путина "определение" Интернета как "спецпроекта ЦРУ". В последние месяцы Совет Федерации демонстрирует чудеса оперативности. Не успевает очередная государственной важности мысль посетить государеву голову, а парламент уже тут как тут – единогласно одобряет, принимает, развивает. Демонстрирует, что у нас, русских, собственная гордость, отличное от других отношение к чужим границам, закону, международному праву, коррупции, демократии, свободе слова, морали. А значит, и Интернет должен быть собственный, чей же еще.

По словам Кавджарадзе, создание российской автономной Сети – вопрос информационной безопасности "целой страны, которая подвергается информационным атакам, кибератакам, а также попыткам расколоть общество". Финансировать ушастого сенатор предложил за счет регионов, судя по всему. Липецкая область готова подать пример.

Почему "Чебурашка"? Я было подумала, что Крокодил Гена или старуха Шапокляк – тоже достойные личности. Но вынуждена признать, что и здесь сенатор все предусмотрел: только у Чебурашки такие большие уши. Самое оно, чтобы слушать и слышать все, о чем болтают "распоясавшиеся блогеры", "отвязавшаяся молодежь" и просто граждане, из тех, кто еще не разучился включать мозги под напором льющейся из всех щелей госпропаганды. Интернет в последние годы стал своеобразной общероссийской кухней – тем самым местом, где традиционно, еще с советских времен, только и могли обсуждать "без купюр" все, что людей по-настоящему волнует. Так что идея с ушами, что называется, витала в воздухе. Причем как минимум пару лет, в течение которых думцы вкупе с сенаторами штамповали законы, направленные на то, чтобы раз и навсегда разобраться со свободой слова и мысли на интернет-кухне.

Вот как это было.

Черный день 30 июля 2012 года. В силу вступает в закон о "черных списках" сайтов, содержащих порнографию с участием несовершеннолетних, "опасную информацию", инструкции к способам самоубийства, а также изготовления и приобретения наркотиков. Отныне такие сайты автоматически оказываются в едином реестре, контролировать который уполномочен Роскомнадзор, а мониторить – российская некоммерческая структура, "вооруженная" подходящими техническими средствами. Хостинг-провайдер обязан потребовать у владельца сайта удаления страницы с запрещенной информацией в течение суток после его попадания в реестр. Если этого не произошло, провайдер ограничивает доступ к ресурсу. Согласно закону, интернет-провайдеры устанавливают блокирующее оборудование в дополнение к уже существовавшей системе слежения за интернет-трафиком. Сайты из "черного реестра" можно закрыть во внесудебном порядке по решению чиновников. Экспертизу проводят специалисты, аккредитованные правительством. В случае несогласия с ее результатом владелец сайта вправе оспорить ее в суде. Ввиду расплывчатости определения "опасного контента", закон открыл дорогу произволу чиновников при составлении "черного списка", а спецслужбы получили возможность вносить в него сайты, которые сочтут "экстремистскими".

14 февраля 2013 года. Думцы на заседании комитета по информационной политике "горячо поддерживают" инициативу Путина "о блокировании попыток экстремистов и радикалов использовать Интернет для пропаганды". Эту идею президент "вбрасывает", выступая на коллегии ФСБ. Путин указывает на прямую связь между экстремистскими и террористическими группировками и дает поручение силовикам "блокировать попытки радикалов использовать для своей пропаганды возможности информационных технологий, ресурсы Интернета и социальных сетей".

21 октября 2013 года. Не успел "весь мир" остыть от разоблачений Эдвардом Сноуденом высокотехнологичной слежки американских спецслужб, "Коммерсант" сообщает "горячую" российскую новость: Минкомсвязи согласовало с Лубянкой приказ, обязывающий интернет-провайдеров к 1 июля 2014 года установить управляемое спецслужбами оборудование для записи и хранения интернет-трафика на срок не менее 12 часов. ФСБ таким образом получит прямой доступ к базам данных интернет-провайдеров и сможет отслеживать телефонные номера, IP-адреса, учетные записи в социальных сетях, адреса электронной почты и местоположение пользователей.

8 ноября 2013 года. Андрей Луговой – тот самый, которого в Лондоне обвиняют в причастности к убийству Александра Литвиненко, а ныне депутат от ЛДПР – вносит в Думу законопроект о досудебной блокировке сайтов за экстремизм. А в декабре служба специальной связи и информации ФСО публично объявляет о проведении конкурса на оказание услуг по предоставлению результатов автоматического отбора информации СМИ. Максимальный бюджет проекта около 32 миллионов рублей. Комментируя эту новость в своем ЖЖ, известный блогер Антон Носик напомнил об уже давно существующей программе автоматического мониторинга Сети по ключевым словам и предположил, что тендер понадобился чиновникам, чтобы "распилить" очередные бюджетные миллионы, "прикрывшись" "борьбой с вашингтонским обкомом".

10 января 2014 года. В "Известиях" появляется информация о намерении ФСО в ежедневном режиме мониторить блогеров на предмет их отношения к власти. В специальную базу данных угодят все, кто размещает на своих интернет-ресурсах публикации оппозиционной направленности. "Речь идет не о контроле или закручивании гаек, – пояснил таинственный собеседник "Известий", которого, видимо, нельзя было называть. – Просто, когда мы сможем проводить мониторинг блогеров и создать базу, станет легче отслеживать и предотвращать многие вопиющие инциденты…"

1 февраля 2014 года. Вступают в силу предложенные Луговым в ноябре поправки к закону "Об информации, информационных технологиях и о защите информации". Согласно новым правилам, власти могут блокировать доступ к средствам информации и социальным сетям, не обращаясь в суд, в случае если интернет-ресурс содержит так называемую "экстремистскую информацию" и призывы к массовым беспорядкам (по мнению экспертов, внятного определения экстремистской деятельности до сих пор не появилось ни в одном российском
Только у Чебурашки такие большие уши. Самое оно, чтобы слушать и слышать все, о чем болтают "распоясавшиеся блогеры", "отвязавшаяся молодежь" и просто граждане, из тех, кто еще не разучился включать мозги под напором льющейся из всех щелей госпропаганды
законе). В списке причин запрета значатся экстремизм, терроризм, разжигание межнациональной и межконфессиональной розни и массовые беспорядки. Блокировку осуществляет Роскомнадзор по получении соответствующего запроса генпрокурора или его заместителей, а также прокуроров федеральных округов. Решение оформляется в специально созданной информационной системе в течение часа. Российские провайдеры обязаны ежечасно обновлять поступающие из нее данные. Процедура, как уточнил Роскомнадзор, может быть инициирована как в процессе мониторинга Интернета, так и на основании уведомлений от органов власти, организаций и граждан. После блокировки ведомство определяет хостинг-провайдера сайта с противозаконной информацией и направляет ему уведомление. Провайдер, в свою очередь, должен сообщить владельцу информационного ресурса о необходимости удалить запретный контент, после чего доступ к ресурсу будет возобновлен в "кратчайшие", по заверению все того же Роскомнадзора, сроки.

12 марта 2014 года. Лишается работы Галина Тимченко, десять лет возглавлявшая интернет-издание "Лента.ру". Увольнение производит Александр Мамут, собственник компании "Афиша-Рамблер-SUP", в которое входит "Лента". У издания появляется новый – "правильной" (читай: прокремлевской) ориентации главный редактор и фактически новая редакция (старая покинула "Ленту" почти в полном составе вслед за уволенным руководителем). Причиной стремительных перемен названо пристальное внимание "Роскомнадзора" к опубликованному на "Ленте" интервью корреспондента издания с главой киевского отделения украинского движения "Правый сектор" Андреем Тарасенко, в свою очередь содержащему ссылку на статью лидера движения Дмитрия Яроша: "Рано или поздно, но мы обречены воевать с Московской империей". "Роскомнадзор" вынес "Ленте" письменное предупреждение в связи с "размещением материала экстремистского характера".

13 марта 2014 года. По адресу в Интернете, на котором привычно должен был бы открыться сайт "Грани.ру", появляется объявление: "Сайт заблокирован по требованию Генеральной прокуратуры РФ". Роскомнадзор включает в реестр запрещенной информации сайты "Грани.ру", "Каспаров.ру", интернет-издание "Ежедневный журнал" и страницу Алексея Навального в "Живом журнале". Причина, как пояснило надзорное ведомство: "Указанные сайты содержат призывы к противоправной деятельности и участию в массовых мероприятиях, проводимых с нарушением установленного порядка", а функционирование блога Алексея Навального в ЖЖ "нарушает положение о его домашнем аресте". Операторам связи направлено требование о незамедлительном ограничении доступа к указанным ресурсам. Некоторые провайдеры, судя по всему, по собственной инициативе, заодно перекрыли доступ и к сайту "Эха Москвы", по-видимому, обнаружив и там "след Навального".

22 апреля 2014 года. Государственная дума одобряет законопроект о наделении блогеров, чьи страницы в Интернете ежедневно посещают более трех тысяч человек, обязанностями средств информации. Решение принимается в ходе рассмотрения "антитеррористического пакета", предполагающего с 1 августа 2014 года ужесточение Уголовного кодекса, расширение полномочий спецслужб и усиление контроля за интернет-трафиком. Судьбу блогеров депутаты решают по предложению все того же Андрея Лугового и Вадима Деньгина (ЛДПР), а также примкнувшего к ним руководителя профильного комитета по информполитике, ныне эсера, Алексея Митрофанова. Последний упорно доказывает в многочисленных интервью, что блогеры от предложенных новаций только выигрывают, так как получают "особый статус" и законное право зарабатывать на рекламе, размещаемой в своих блогах. Это право естественно перетекает в обязанность платить налоги с рекламного дохода. Собственно, и то, и другое популярные блогеры делали уже как минимум лет десять без всякого "особого статуса". А потому внимание общественности, которая дорожит остатками свободы слова на просторах Интернета, привлекли совсем другие обязанности, числом явно превысившие права: регистрироваться; публиковать на своей странице фамилию, инициалы и электронный адрес "для направления юридически значимых сообщений", данные о возрастных ограничениях; соблюдать неприкосновенность частной жизни; проверять информацию на достоверность. Блогерам запрещено разглашать государственную "или иную специально охраняемую законом тайну", публично призывать к терроризму и экстремизму и оправдывать их, культивировать насилие и жестокость, распространять экстремистские материалы, порнографию, а также информацию "с целью опорочить гражданина или отдельные категории граждан"; "употреблять нецензурную брань". Нарушителей ждут штрафы: от 10 до 30 тысяч рублей для физических лиц, от 50 до 300 тысяч – для юридических. Повторные нарушения в течение года караются увеличенными штрафами или приостановкой деятельности на срок до 30 суток. "Отловом" счастливых обладателей трехтысячной аудитории предстоит заниматься опять же "Роскомнадзору". Именно он будет решать, когда "клиент" созрел для внесения в реестр, и сразу запрашивать у владельца соцсети или блог-платформы (в законе их именуют "организатором распространения информации") данные, позволяющие идентифицировать "счастливчика". Упомянутый "организатор", в свою очередь, должен предоставить необходимую информацию в течение трех суток. Привычные слова "социальная сеть" в тексте отсутствуют. Организатором многословно именуется "лицо, осуществляющее деятельность по обеспечению функционирования информационных систем и (или) программ для электронных вычислительных машин, которые предназначены и (или) используются для приема, передачи, доставки и (или) обработки электронных сообщений пользователей сети Интернет". Непослушание этого "лица" тоже карается штрафом. Он, к тому же обязано в течение полугода хранить информацию о пользователях и об их активности, а именно "о фактах приема, передачи, доставки и (или) обработки голосовой информации, письменного текста, изображений, звуков или иных электронных сообщений". Упомянутые данные надлежит предоставлять спецслужбам "в случаях, установленных федеральными законами". Неисполнение – штрафы: от трех до пяти тысяч рублей для физических лиц, от 30 до 50 тысяч – для должностных лиц, от 300 тысяч до полумиллиона – для юридических. За повторное нарушение – приостановка деятельности сети на месяц. Оборудование и программное обеспечение должно быть пригодно "для выполнения "государственными органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность или обеспечение безопасности Российской Федерации, возложенных на них задач". При этом соцсети обязаны обеспечить конфиденциальность информации о самих органах, точнее, об "организационных и тактических приемах проведения данных мероприятий". Соответствующая поправка внесена в закон "О связи". Штрафы за несоответствие техсредств требованиям спецслужб такие же, как за отказ от сотрудничества.

29 апреля 2014 года. Совет Федерации одобряет законопроект о блогерах – накануне заседания сторонники его принятия в профильном комитете в зародыше пресекли любую дискуссию о его несуразностях двумя убийственными аргументами: "лучше такие законы, чем никаких", и "Валентина Ивановна (спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко. Ред.) попросила принять решение". В тот же день "Коммерсант" публикует информацию о готовящихся некой рабочей группой при администрации президента мерах по ужесточению контроля за интернет-провайдерами – фильтрации контента на всех уровнях сетей передачи данных, грядущей невозможности размещения DNS-серверов доменов .RU и .РФ за пределами России и запрете на присоединение региональных и местных сетей передачи данных к зарубежным интернет-сетям. Эксперты уже оценили эти предложения как прямой путь в Северную Корею. А заодно предрекли абонентам повышение цен и снижение качества доступа в Интернет. Кто против? Все это последовательное нагромождение продуктов законодательной жизнедеятельности карманных государевых депутатов и сенаторов сопровождали попытки Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека хоть как-то притормозить процесс, обратить внимание на несуразности в принимаемых законах. Но усилия эти так и повисали в сгустившемся воздухе несвободы. Включая, последнее – юридическое – заключение на упомянутый закон о блогерах (полное название – Федеральный закон "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам упорядочения обмена информацией с использованием информационно-телекоммуникационных сетей"): "Данное ужесточение государственного контроля фактически серьезнейшим образом ограничивает конституционную свободу искать, получать, передавать и распространять информацию… В то же время нормы Закона безмерно расширяют поле для произвольных действий должностных лиц государственных органов в отношении граждан и юридических лиц, чьим правам и законным интересам может быть нанесен серьезный ущерб".

По мере принятия репрессивных мер бунтовали и некоторые интернет-ресурсы: русскоязычная Wikipedia в знак несогласия с законопроектом о "черных списках" приостанавливала работу на сутки 10 июля 2012 года. Ее тогда поддержали "Живой журнал", "ВКонтакте" и "Яндекс". Позже "Вымпелком" осмелился выступить против упомянутого приказа Минкомсвязи, что должен вступить в действии с июля 2014-го, публично заявив, что некоторые его положения нарушают гарантированное Конституцией право на неприкосновенность частной жизни, ограничивать которое – прерогатива суда. А Mail.ru открыто заявила, что не станет приказ выполнять. Бизнес as usual. Однако логической точкой в прощании с тем Интернетом, к которому мы так быстро успели привыкнуть, стала "прощальная гастроль" Павла Дурова, основателя "ВКонтакте", социальной сети, которой в мире сегодня пользуются 253 миллиона человек. Уходя с поста ее гендиректора и покидая Россию, Дуров, неожиданно для многих и, по-моему, совершенно естественно для самого себя, публично объяснил причины своего решения. "13 марта 2014 года прокуратура потребовала от меня закрыть антикоррупционную группу Алексея Навального под угрозой блокировки "ВКонтакте", – написал он на своей страничке. – Но я не закрыл эту группу в декабре 2011 года и, разумеется, не закрыл сейчас. За прошедшие недели на меня оказывалось давление с разных сторон. Самыми разными методами мне удалось выиграть больше месяца, но сейчас настала пора сказать – ни я, ни моя команда не собираемся осуществлять политическую цензуру. Мы не будем удалять ни антикоррупционное сообщество Навального, ни сотни других сообществ, блокировки которых от нас требуют. Свобода распространения информации – неотъемлемое право постиндустриального общества. Это право, без которого существование "ВКонтакте" не имеет смысла".

А вот еще одна запись: "13 декабря 2013 года ФСБ потребовала от нас выдать личные данные организаторов групп Евромайдана. Нашим ответом был и остается категорический отказ – юрисдикция России не распространяется на украинских пользователей "ВКонтакте". Выдача личных данных украинцев российским властям была бы не только нарушением закона, но и предательством всех тех миллионов жителей Украины, которые нам доверились". И, наконец, там же вывешенный документ-требование ФСБ закрыть группы организаторов Евромайдана – перечень 39 названий – с печатью и подписью соответствующего сотрудника. Примечательно, что многие комментарии по поводу отъезда Дурова из России сопровождались традиционной мантрой о том, что это всего лишь бизнес as usual – "спор хозяйствующих субъектов". "Спор" этот, как опять же следует из выложенных "ВКонтакте" записей самого Дурова, развивался по знакомой схеме. "В обход всех договоренностей, тайно от других акционеров и руководства "ВКонтакте", неизвестный интернет-индустрии фонд провел недружественное вхождение в совет директоров нашей компании, выкупив 48 процентов ее акций, …продажа 48 процентов акций была незаконной. Дуров сообщил также, что фонд UCP, пришедший в Рунет "из менее прозрачных сфер российской экономики", привнес "в сердце российского IT свои сомнительные методы", так что специалисты, не хотевшие с этим мириться, стали покидать команду.

В то же время бизнесмен поначалу заявлял, что надеется восстановить справедливость через суд. Однако вскоре продал свою долю в компании. Последовала запись: "В процессе мне пришлось пожертвовать многим. В частности, я продал свою долю "ВКонтакте", так как ее наличие могло помешать мне принимать правильные решения. Но я ни о чем не жалею – защита личных данных людей стоит этого и намного большего. С декабря 2013 года у меня нет собственности, но у меня осталось нечто более важное – чистая совесть и идеалы, которые я готов защищать". Дуров также написал, что отныне "ВКонтакте" переходит под полный контроль Игоря Сечина и Алишера Усманова: "Наверное, в российских условиях нечто подобное было неизбежно, но я рад, что мы продержались семь с половиной лет. Мы многое успели. И часть того, что было сделано, уже не обратить вспять".

Галина Сидорова – московский журналист

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG