Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Текст написан 13 апреля, накануне предварительного слушания по "делу четырех", обвиняемым по которому является Алексей Гаскаров, и получен редакцией Радио Свобода через адвокатов, так как не прошел цензуру СИЗО "Бутырка".

Мы наконец-то дошли до стадии суда. Завтра уже предварительно слушание. Чуть более чем два месяца читали 35 томов дела и смотрели примерно 25 часов видео. Как и у всех "болотников", у нас 85 потерпевших, из которых пять – юридические лица, 141 свидетель обвинения, из них 95% сами знаете кто.

На самом деле обвинение строится на видеозаписях, под которые подтягивают нужные показания свидетелей. Нас троих обвиняют примерно в одном и том же: омоновцы проводят задержания каких-то, по их мнению, активных участников беспорядков, мы, соответственно, им в этом препятствуем. Кто-то потянул за шлем, кто-то за руку или ногу, кто-то якобы наносил удары. Никому никакого вреда здоровью не причинено, но все доблестные стражи порядка утверждают, что испытали физическую боль и моральные страдания.

Следствие считает, что, "совершив деяния против порядка управления в составе толпы", мы тем самым поставили под угрозу общественную безопасность, поэтому у нас две статьи. Свою оценку такой, мягко говоря, небесспорной квалификации мы дадим в ближайшее время в суде.
Мне, например, явно планировали мстить за оппозиционность, КС, Химки, антифашизм


Стоит отметить, что не все изначальные претензии карательных органов попали в окончательно обвинение. Все-таки что-то еще можно отбить на следствии, и СК РФ не совсем 100% репрессивная структура. Во всяком случае пока.

Мне, например, явно планировали мстить за оппозиционность, КС, Химки, антифашизм и т. п., в отличие от остальных, кто проходит по делу как участник беспорядков. Пока я сидел, на меня написал лживый донос какой-то персонаж из прокремлевских движений. Все помнят акцию "Белое кольцо" с последующей Масленицей на Площади Революции, когда несколько десятков, как теперь принято называть, "титушек" напали на людей с белыми лентами, ну и получили от нас отпор. Теперь эта ситуация преподносится так, как будто это мы на них напали. А в "Болотном деле" такие показания нужны для того, чтобы доказать умысел на массовые беспорядки. Правильно, чего еще можно ожидать от таких опасных хулиганов!

У меня в деле есть три засекреченных свидетеля – это люди, которые ставят подписи под показаниями, которые за них пишут разные оперативные сотрудники. Один из них – некий несовершеннолетний подросток, который, судя по показаниям, сам участвовал в прорыве оцепления у кинотеатра "Ударник". Ну и дабы избежать ответственности под давлением Центра Э, решил нас загрузить.

В его показаниях есть такие "хиты":
"Гаскаров объявил о необходимости быть готовыми всеми возможными способами прорваться через оцепление к Кремлю, то есть имелся в виду силовой прорыв с использованием подручных средств". Далее идет уточнение – "камней", "бутылок", кусков асфальта и флагштоков. Затем он утверждает, что знает меня и как лидера движения "Антифа", "деятельность которого направлена на дестабилизацию социальной и политической обстановки в Российской Федерации. Фашистами антифашисты считают представителей власти". Ну и в конце идет предположение, что если я узнаю о его показаниях, то мои "фанатики" убьют его родственников и его самого.

Вот такой трэш. Сейчас, как я понимаю, эти показания нужны для того, чтобы изобразить меня экстремистом, который по определению всегда настроен на нарушение общественной безопасности. При этом мне никакой организации, руководства, призывов не вменяют, хотя явно были те, кто этого хотел. Но наличие 100% аргументов об обратном все-таки как-то их осадило.

Алексей Гаскаров – активист антифашистского движения. В рамках "Болотного дела" обвиняется в участии в массовых беспорядках и применении насилия к представителям власти. Виновным себя не признает, находится в следственном изоляторе.
XS
SM
MD
LG