Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Бремя крупнейших в мире резервов


По оценкам Всемирного банка и финансовых компаний, курс китайского юаня остается заниженным примерно на 40%

По оценкам Всемирного банка и финансовых компаний, курс китайского юаня остается заниженным примерно на 40%

Их опережающий всю экономику рост в Китае лишь усиливает монетарные риски

Накопленные в стране валютные резервы превращаются в бремя для экономики, стимулируя избыточный рост денежной массы. Такое заявление сделал в ходе визита в Кению в минувшие выходные премьер-министр Китая Ли Кэцян. По его словам, чтобы не допустить резкого ускорения инфляции в стране, власти намерены принять меры для сокращения профицита Китая в торговле со всем остальным миром.

В течение первого квартала общий объем накопленных Китаем золотовалютных резервов, по данным Центрального банка страны, увеличился на 130 млрд долларов и достиг в целом 3,95 трлн. Это больше, чем у следующих за ним в мире по этому показателю стран, вместе взятых: Япония (1,28 трлн долларов – март 2014 года), страны еврозоны (772 млрд долларов - февраль), Саудовская Аравия (726 млрд – февраль), Швейцария (544 млрд – февраль) и Россия (472 млрд к началу мая).

Для сравнения, общий объем золотовалютных резервов, накопленных странами мира к концу 2013 года, составил, по данным Международного валютного фонда, 11,674 трлн долларов.
Несмотря на бурный экономический рост, социальная система в Китае остается фактически на том уровне, на котором она была несколько десятилетий назад.

Опасения резкого ускорения инфляции из-за печатания Центральным банком в дополнительных объемах рублей для скупки долларов ради сдерживания нежелательно быстрого укрепления национальной валюты, имели место и в России еще пару лет назад. Теперь же Банк России намерен с 2015 года, по сути, отказаться от участия в валютных торгах, кроме разве что неких чрезвычайных ситуаций.

В случае Китая речь идет не столько о проблеме общего объема накопленных резервов – треть этой суммы (1,273 трлн долларов – по данным к началу марта) вложена только в гособлигации США, сколько о несоответствии масштабов скупки Центральным банком валюты реальному экономическому росту страны, отмечает специализирующийся, в частности, на китайской экономике научный сотрудник Гуверовского центра Стэнфордского университета в США профессор Михаил Берштам:

- Раньше этой проблемы не было. В Китае отмечался очень быстрый экономический рост, и параллельно рос спрос на деньги – со стороны как населения, так и предприятий.
Существовали такие расчеты. Экономика Китая растет в среднем на 10% процентов в год, и спрос на деньги в стране также растет ежегодно на 10%. Домохозяйства и предприятия держат больше денег на своих счетах. Отсюда - 1,1 умноженная на 1,1 давала 1,21, то есть на 21% ежегодно денежная масса в стране могла увеличиваться без особых инфляционных последствий.

Теперь же темпы роста китайской экономики, второй в мире по объемам после американской, замедлились в полтора раза…

- Сейчас экономический рост в Китае замедлился до 7,5% в год. Соответственно, спрос на деньги уже не растет прежними темпами. Поэтому увеличивать денежную массу в стране даже на 15% в год невозможно - это приведет к инфляции. Поэтому прежняя практика чуть ли не безграничной скупки иностранной валюты, для которой необходимо печатать деньги, становится просто опасной. В такой ситуации не остается иного, как сокращать текущие объемы увеличения валютных резервов.
Объем золотовалютных резервов Китая достиг 3,95 трлн долларов. Это больше, чем у следующих за ним пяти стран, вместе взятых.

Китай – крупнейший в мире экспортер товаров. И для поддержки национальных экспортеров Центральный банк страны сдерживает укрепление национальной валюты, скупая в свои резервы валюты зарубежные. С мая по декабрь прошлого года, когда валюты многих крупных развивающихся стран мира потеряли 15-25% своей стоимости к доллару, курс китайского юаня снизился лишь на 1,2%. А с начала этого года – уже втрое больше, на 3,5%. Если представить, что Центральный банк Китая прекратил бы сдерживать рост курса юаня в короткие сроки, какие есть экспертные оценки того, на сколько бы вырос текущий курс юаня к доллару?

- Мы можем воспользоваться для этого статистикой Всемирного банка. По последим на сегодня его данным, за 2012 год, объем ВВП на душу населения составлял в Китае, считая по обменному курсу, 5720 долларов. По паритету покупательной способности валюты - 10900 долларов. По этой статистике получается, что юань был недооценен на 47%.
По данным различных финансовых организаций или, например, исследовательского отдела британской издательской группы The Economist - на 40%. Но в обоих случаях речь идет об очень значительной недооценке юаня в ценах мирового рынка.
Из этого следует, что можно вполне допустить увеличение стоимости китайской национальной валюты даже на 20% - без значительного ущерба для китайского экспорта. Мировой рынок все равно сможет поглотить китайские товары - насколько они будут оставаться дешевле товаров, производимых в других странах, особенно в наиболее индустриально развитых.

По словам премьер-министра Ли Кэцяна, Китай примет меры для сокращения его нынешнего торгового профицита со всем остальным миром, чтобы, среди прочего, сократить приток в страну валюты. Но – как именно? Вряд ли можно предположить, что Китай, скажем, будет вводить специальные таможенные пошлины для своих экспортеров…

- Есть как минимум три способа, к которым может прибегнуть китайское правительство, и оно уже частично к ним прибегает. Первое и самое простое - увеличить внутреннее потребление.
Почему в Китае очень низкое внутреннее потребление - меньше 50% ВВП - и огромные сбережения? Потому что в Китае, несмотря на бурный экономический рост, социальная система остается фактически на том уровне, на котором она была несколько десятилетий назад. Например, в Китае, в отличие от западных стран, нет государственной или крупных частных систем пенсионного обеспечения. Поэтому китайцы и вынуждены сохранять значительную часть своих доходов - просто на старость!
И если сейчас создать пенсионную систему, которая соответствует хотя бы стандартам стран одного уровня с Китаем, то люди станут гораздо больше потреблять и меньше откладывать, что и обеспечит необходимую перебалансировку.
Денежная масса в стране могла увеличиваться ежегодно на 21% без особых инфляционных последствий.

Но создание на национальном уровне систем пенсионного обеспечения потребует и огромных денег, и многих лет. Тем более, если речь идет о самой населенной стране мира. А если иметь в виду меры ближайшего будущего, то, видимо, среди них в любом случае окажется просто сокращение Центральным банком страны объемов интервенций на валютных рынках…

- Безусловно, и это второе из обсуждаемых ныне в Китае решений - прекратить значительные интервенции Центрального банка на финансовых рынках. Тогда юань укрепится, и импорт в страну станет более дешевым. А если импорт дешевеет, становится доступнее, то увеличивается и внутреннее потребление. Кроме того, расширение импорта ведет и к сокращению профицита торгового баланса.
Наконец, третий вариант - как именно использовать сам этот профицит? Ведь вовсе необязательно скупать финансовые инструменты в иностранной валюте, накапливая их в резервах Центрального банка. Можно - осуществлять инвестиции в других странах.
И Китай уже строит железные дороги в Африке, покупает и строит здесь угольные шахты, рудники… То есть Китай осуществляет иностранные инвестиции, покупая производственные активы по всему миру, включая и США.
И это - тоже способ не ввозить доллары в страну, а использовать их за границей, снижая давление на финансовые рынки. Сочетание трех этих способов позволит Китаю постепенно решить проблему.
XS
SM
MD
LG