Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Заместитель председателя Днепропетровской ОГА по внутренней политике Борис Филатов о ситуации на юго-востоке Украины

Чиновники Днепропетровской областной государственной администрации в последнее время одну за другой генерирует идеи, каждая из которых предлагает разные способы решения проблем, возникших на Украине из-за событий в Донецкой и Луганской областях. Первым таким решением стала поддержка инициативы нескольких предпринимателей выплачивать вознаграждение за оружие и поимку сторонников двух так называемых народных республик, за ним последовало создание специального батальона МВД "Днепр" для защиты Днепропетровской области, организация съезда представителей юго-восточных регионов Украины и, наконец, консультативный опрос, согласно результатам которого чуть более 69 процентов опрошенных из почти 2,5 миллионов человек (это приблизительно половина имеющих право голоса жителей двух украинских областей) высказали желание присоединиться к соседней Днепропетровской области. Об этих инициативах, а также о ситуации в Донецкой и Луганской областях в интервью Радио Свобода рассказал Борис Филатов, заместитель председателя Днепропетровской областной государственной администрации по внутренней политике.

– В случае с Донецкой и Луганской областями, речь идет о довольно обширной территории, а консультативный опрос проводился там, где нет вооруженного противостояния. Как Днепропетровская область собирается претворять в жизнь стремление жителей двух соседних областей?

– Организацией голосования занималась группа инициативных граждан, общественных организаций, городских и районных администраций. Создана центральная избирательная комиссия. Мы поддерживаем эту инициативу как политический орган, понимая, что такой референдум может стабилизировать ситуацию в областях, прилегающих к Днепропетровской области. Но мы не являемся субъектами этого опроса. Хочу подчеркнуть, что речь не идет о Баннер, приглашающий принять участие в территориальном опросе

Баннер, приглашающий принять участие в территориальном опросе

референдуме, так как, согласно действующему законодательству, местные референдумы на Украине запрещены, и этот опрос, если его называть референдумом, имеет такую же силу, как и голосование, организованное сторонниками так называемой Донецкой народной республики. Если же мы говорим о территориальном опросе, который может подтвердить волеизъявление граждан, то по Голосование

Голосование

результатам этого территориального опроса Верховная Рада Украины должна принять соответствующее решение об изменении административно-территориального устройства Украины и, как результат, объединить Донецкую, Днепропетровскую и Луганскую области. В то же время мы не испытываем по этому поводу особой радости, потому что мы знаем, как сложно решать проблемы Днепропетровщины – налаживать политический диалог, обеспечивать стабильность, решать социально-экономические вопросы. В Донецкой и Луганской областях достаточно много проблем. Но если Верховная рада примет такое решение, естественно, мы отнесемся к нему с уважением и будем заниматься еще и этими вопросами. Но говорить об этом преждевременно, давайте дождемся соответствующих законодательных решений.

– Помимо опроса, Днепропетровская область поддержала и еще одну инициативу – съезд представителей юго-востока. Если я правильно понимаю, провести его хотели те, кто представляет органы власти в нескольких областях на юго-востоке Украины?

– Это была инициатива общественных организаций, администраций, депутатов районных советов в Луганской и Донецкой, а также в нескольких других областях, которые наблюдают за кошмарным развитием событий на Украине. Люди устали от бандитизма. Несмотря на политическую игру России, если внимательно следить за тем, что происходит, понятно, что речь не идет о легитимном референдуме, народной революции, протесте. Это криминальный бунт. Я не хотел бы, как государственное лицо, комментировать российский след в этих событиях, но считаю, что, если бы Россия передала украинскому правосудию беглого президента и его окружение, ситуация в Донецкой и Луганской областях уже давно бы успокоилась. Почему так не происходит, почему Виктора Януковича держат в Ростове, можно только догадываться. При этом люди устали, и съезд, на котором поставлены вопросы безопасности, это реакция на мародерство, грабежи, ежедневные убийства, захваты заложников, которые сейчас происходят в Донецкой области. Люди проявляют инициативу, которую мы не можем не поддержать.

– Вы утверждаете, что к вам обратились представители Луганской и Донецкой областей, которые инициировали проведение съезда юго-востока, но, если судить хотя бы по тем нескольким городам, которые находятся под контролем "ДНР" и "ЛНР", не все местные власти в двух украинских областях поддерживают киевскую власть. Как сильно разделились мнения руководителей областных, районных и городских администраций в двух областях?

– Главная проблема действующих губернаторов Донецкой и Луганской областей, что они не поменяли руководителей, назначенных при Викторе Януковиче. В Донецкой области – 17 районных администраций, которые возглавляют люди, назначенные Януковичем. У них с ним, естественно, возникли тесные связи, а когда он был президентом, они присягнули ему на верность. Поэтому часть
Этот регион – своего рода феодальная вотчина
чиновников заняла откровенно сепаратистскую позицию, часть – выжидательную, часть – саботажническую. Этот регион раньше был полностью подконтрольным, это своего рода феодальная вотчина, в которой все, начиная от силовиков и заканчивая оперативными работниками Службы безопасности, – это люди, которые были вовлечены в криминальные схемы, в контрабанду, в торговлю трамадолом, в производство подпольного спирта, в так называемые копанки – подпольные шахты по нелегальной добыче угля (добытый таким образом уголь продавали на государственные предприятия, и бюджетные дотации шли на нелегальную добычу, а не на поддержание работы действующих шахт). И надо было с самого начала наводить порядок, потому что большое количество людей, вовлеченных, в том числе, в эти коррупционные и криминальные схемы, заинтересованы в беспорядках. С другой стороны, постепенно ко многим начинает приходить понимание, что ситуация зашла слишком далеко. Если так будет продолжаться и дальше, то появившиеся вооруженные банды пойдут захватывать предприятия. Такова ситуация в среде местных элит, а вот что касается населения, то я хорошо знаю ситуацию в Днепропетровской области, которая является – в массовом сознании – условно говоря, пророссийским регионом. Мы постоянно общаемся с представителями так называемых пророссийских организаций, к нам приходят люди и требуют федерализации, вступления в Таможенный союз, разнообразных видов интеграции с соседними государствами. Но эти люди очень часто не могут даже объяснить, что они вкладывают в эти понятия. Не говоря уже о том, что очень многие зомбированы российской пропагандой. Причем эта пропаганда, и это подтверждается по линии спецслужб, распространяется в том числе через церкви Московского патриархата.

– Ощущают ли жители Днепропетровской области то, что в соседней области продолжается вооруженное противостояние?

– Сегодня я занимался тем, что размещал 24 человека, которые убежали из Донецкой области. Вчера мы разместили 16 человек. Иными словами, к нам уже
Вчера к нам приезжали делегаты из российской Госдумы, они были поражены разницей между тем, что происходит в Донецке и в Днепропетровске
идет поток беженцев. Вначале в Днепропетровскую область бежали политические активисты, а сейчас начинают приезжать простые граждане, потому что у нас тихо, спокойно, у нас есть власть, у нас есть работа. Вчера к нам приезжали делегаты из российской Госдумы, и они были поражены разницей между тем, что происходит в Донецке и в Днепропетровске.

– Отчасти эта стабильность – результат внимания к вопросам безопасности, однако на днях стало известно о трагических событиях в Красноармейске, к которым был якобы причастен батальон "Днепр", созданный для защиты жителей Днепропетровской области. После этих событий вы заявили, что батальон "Днепр" помогает с установкой блокпостов, но при этом ваш коллега, Геннадий Корбан, сделал распространенное в прессе заявление, что батальон был направлен патрулировать территорию нескольких районов Донетчины. Эти два заявления противоречат друг другу…

– Геннадий Корбан уже опроверг это заявление. То, что произошло в Красноармейске, – большая и серьезная провокация. В связи с тем, что на Украине сейчас создается большое количество новых военизированных подразделений, здесь даже в понятийно-категориальном аппарате путаются. Есть Нацгвардия, есть батальоны "Днепр", "Слобожанщина", "Киев", "Азов", которые подчиняются МВД. А есть территориальная оборона, тоже набранная из добровольцев и резервистов, подчиняющаяся министерству обороны. Ни в Донецкой области, ни в Красноармейске батальона "Днепр" нет. Там находятся технические специалисты территориальной обороны, которые занимаются установкой блокпостов в рамках проведения антитеррористической операции, – водители, грузчики, крановщики, еще кто-то. В новости говорилось о батальоне национальной гвардии "Днепр". Такого подразделения не существует. Даже если посмотреть на видео, которое распространяется в интернете, по экипировке, по вооружению, видно, что это какое-то парамилитарное образование. Я не понимаю, каких целей оно добивалось.

– То есть все эти подразделения, в том числе и батальон "Днепр", – экипированы как официальные представители силовых структур?

– Конечно, экипированы. Они подчиняются должностным инструкциям, имеют оружие. Вот меня в батальон "Днепр" не возьмут, потому что я не служил в армии, у меня нет воинской специальности. Это добровольческие формирования, созданные по принципу профессиональной пригодности. Батальон "Днепр" создавался по нашей инициативе, когда ситуация начала накаляться. Мы обратились к бывшим работникам спецслужб, к людям, служившим в Ираке, Афганистане, чтобы они записались в этот батальон. Он подчиняется Министерству внутренних дел, но туда попадают патриоты, добровольцы, люди, которые готовы защищать родину и правопорядок с оружием в руках. Связано это было с аховой ситуацией в милиции, ее полной коррумпированностью. До недавнего времени наша милиция занималась тем, что грабила предпринимателей, граждан, "крышевала" какие-то коррупционные схемы. Эти люди не собираются бороться с преступностью. Сейчас, когда обстановка накаляется, они не хотят принимать участие ни в каких потенциально возможных силовых действиях.

– Больше месяца назад в Днепропетровской области объявили о выплатах за стрелковое оружие и в случае поимки тех, кто воюет на стороне "Донецкой народной республики". Сколько уже было сдано оружия за это время?

– С этой инициативой мы выступили как политический орган. Выплату вознаграждения осуществляют за счет фонда, который создали бизнесмены Днепропетровщины и Западного Донбасса. Эта инициатива возникла в экономическом совете предпринимателей, созданном при облгосадминистрации. К этой инициативе присоединились и предприниматели Луганской области, например Сергей Шахов. Они сдают деньги, передают их спецслужбам, а спецслужбы уже потом их осваивают. В прессе по этому поводу очень много спекуляций и контрпропаганды, что якобы глава Днепропетровской ОГА Игорь Коломойский сидит и выплачивает деньги. А речь идет о серьезных вопросах, которыми занимаются спецслужбы. В основном сбор оружия происходит на блокпостах. Мы, как политический орган, можем гарантировать выплату вознаграждения и конфиденциальность тем людям, которые сдают оружие. У нас в облгосадминистрации сбора оружия нет.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG