Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Мединский этопрачечная.рф. Путин в цугцванге. Особенности оборонной рыбалки.

Лайвблог о дискуссиях в сети


19:10 14.5.2014
Ольга Серебряная
этопрачечная.рф: Мединский, Костин и философы

Сайт дня – этопрачечная.рф. Ведет, разумеется, на Министерство культуры Российской Федерации. Активность вокруг министерства усилилась вчера в связи со скандальной новостью о присуждении Мединскому степени доктора honoris causa венецианского университета. История, которая вчера казалась исчерпанной, сегодня получила продолжение.

Илья Файбисович: В последние дни у нас на глазах разворачивается постыдная история с присуждением министру культуры РФ Владимиру Мединскому звания почетного доктора венецианского университета Ка' Фоскари.
Тут краткое содержание. Если совсем коротко, то, по-видимому, жадные университетские бюрократы решили (или были вынуждены, какая разница) облизать Мединского в обмен на российские бабки на развитие центра исследования российской культуры (прачечной ее разновидности). Но университетская общественность вроде как восстала, так что вручение "отложили". Не первый и не последний такого рода случай; еще при живом и цветущем (и, кстати, вполне принимаемом в Европе) Каддафи чрезвычайно популярный директор Лондонской Школы Экономики брал от семьи Каддафи бабки. Когда Каддафи был уже на пути к черенку, внезапно выяснилось, что Каддафи совсем нехороший, прямо очень нехороший, и чрезвычайно популярный директор отправился вон. (Правда, горевал недолго - теперь командует британскими аэропортами.) Впрочем, это лирика.
После публикации на Colta почему-то показалось, что этим все и кончится. Не кончилось: проректор Ка' Фоскари и директор института изучения русского искусства с фантастическим названием ЦАРЬ (Centre of Studies on Russian Arts (CSAR)), то есть одна из главных бенефициаров российских денег Сильвия Бурини втихаря поедет в Москву вручать Мединскому колпак и бумажку. Об этом сообщает нам сайт Министерства. Это все будет уже завтра. Видимо, уговор дороже денег, поскольку уговор сулит очень много денег. <…> Какие же гады.

Сергей Пархоменко своевременно напоминает о содержании диссертаций будущего почетного доктора: Выношу наверх из переписки по проводу назначенного на завтра позорного вручения министру Мединскому регалий "почетного доктора" Венецианского университета Ка Фоскари.
Разумеется, диссертация у Мединского совершенно чудовищная: там не простое воровство, а тщательнейший рерайт по мотивам нескольких известных работ. "Диссернет" еще год тому назад опубликовал огромное четырехсерийное исследование на этот счет.
Вот тут смотрите четыре серии:
http://www.dissernet.org/publications/medinskij-01.htm
http://www.dissernet.org/publications/medinskij-02.htm
http://www.dissernet.org/publications/medinskij-03.htm
http://www.dissernet.org/publications/medinskij-04.htm
А вот тут - знаменитая видеозапись беседы известного историка Ирины Карацубы с Натальей Вощинской, из диссертации которой Мединский тащил огромные куски к себе в переработку.

Политолог Владимир Гельман объясняет, что скандал вокруг почетной степени Мединского скорее исключение из правил: Этот инцидент стал исключением, подтверждающим правило - если бы запланированное событие не совпало с негативным фоном новостей о России на фоне аннексии Крыма и проч. и если бы сам министр не слишком активно публично выступал на тему "Россия не Европа" и не переусердствовал по части гомофобии, то уличенный в плагиате чиновник вполне мог бы получить регалии почетного доктора пусть не Гарварда или Оксфорда, но тоже вроде как престижного итальянского университета.
Мединскому стоило бы поучиться у своего старшего товарища - доктора политических наук Якунина, который, возглавляя всемирный форум "Диалог цивилизаций", попал в список "глобальных мыслителей" по версии New York University Press наряду с нобелевскими лауреатами. Как я писал в этой связи, "... международную видимость и мировую славу, которых многие ученые порой не могут добиться десятилетиями упорного труда, можно просто купить за очень большие деньги, на которые так падки далеко не только редакторы и издательства". Недавно вскрывшаяся история о том, как в издательстве МГИМО подвергли цензуре текст Стивена Холмса, принявшего участие в проекте Института демократии и сотрудничества им. Миграняна с бюджетом в $2500000 - лишнее тому подтверждение: если бы Мигранян не перестарался по части сравнений Путина с "хорошим" Гитлером до 1939 года, об этом никто бы и не узнал. Проблема российских тузов, стремящихся к престижному потреблению статусных интеллектуальных благ на международном уровне связана не с тем, что держатели статусов не готовы предоставить им эти блага по сходной цене, а в том, что они сами, прикупив эти блага в дополнение ко всему остальному, иногда слишком зарываются по части распальцовки. Впрочем, думаю, что если бы Мединский не жадничал, а обеспечил всем профессорам Ка Фоскари выплаты по 3000 евро в месяц из какого-нибудь благотворительного фонда, они бы закрыли глаза на плагиат и гомофобию и издали его собрание сочинений на итальянском языке в изящных томиках с красивыми обложками...

Об еще одном награждении – на сайте Кашина:

Имеются фотографии, подтверждающие, что Константин Эрнст не просто жив – он с улыбкой пьет шампаское в Кремле.

Сегодня Мосгорсуд увеличил сумму взыскания с блогера Алексея Навального по иску главы Фонда развития гражданского общества о защите чести и достоинства со 100 до 500 тыс. руб. Дело связано со знаменитой «фирмой Навального в Черногории», свидетельство о регистрации которой оказалось фальшивкой. В организации работы по созданию этой фальшифки Навальный обвинил «афериста Костина».

Меж тем дважды-не-аферист Костин высказывает мудрые мысли в интервью Екатерине Винокуровой на znak.com:
- А как сейчас настроены элиты? Насколько они консолидированы вокруг Путина?
- Мы все-таки говорим о политике. И политики, которые работают сейчас в путинской команде, находятся внутри его рейтинга. То, что элиты должны между собой конкурировать и всегда конкурируют, это нормально. Надо, чтобы был консенсус по основным вопросам. Если он есть по поводу исторического успеха России, как общей цели, внешней политики, приоритетов развития – это критически важно. А дальше они пусть конкурируют между собой.
- Ну, многие тоже недовольны всей этой радикализацией, и в кулуарах шепчутся, что скоро введут выездные визы.
- Элиты могут быть довольны или недовольны, шептаться или не шептаться. Вопрос в том, что если ты выходишь и заявляешь о позиции, это одна история. А если шепчешься, это не имеет отношения к политике.
- А за Навальным могут стоять какие-то влиятельные элиты?
- Политические – нет, другие – вполне. В этом плане люди цинично к Навальному подходят, они не верят в него как в политика, но верят в него как в объект приложения внимания на тех или иных условиях, это чисто аудиторная история. А его позиция по Олимпиаде и событиям на Украине и вовсе выводит его в маргинальное поле.
- В общем, вы призываете успокоиться, что «инакомыслящих» не объявят национал-предателями…
- Понятие «национал-предатель» имеет в России определенные исторические корни. Есть примечательный персонаж Федора Достоевского – Смердяков. Помните его слова: «Хорошо, кабы покорили нас тогда эти самые французы. Совсем были другие порядки». Вот он – типичный национал-предатель. И лозунг большевиков о поражении собственной страны в первой мировой войне, выдвинутый для достижения собственных политических целей, из той же серии.
- По моим ощущениям, в день приговора по Болотному делу на Охотном ряду тысяч 10 человек было.
- У меня другие данные.
- То есть, все, что меньше 10 тысяч, не считается?
- Нет, не так. Власть должна слышать каждого человека. Но смысл демократии в том, что это – власть и голос большинства, при учете мнения и интересов меньшинства. Если у людей другие взгляды на политику, экономику – пусть они будут, это и называется оппозиция. Но есть ценности национальные, консенсусные, выступать против которых – это и есть национал-предательство.
- Можете привести пример таких ценностей?
- Первое, это, безусловно, то, что Россия может существовать и развиваться как субъект мировой политики и истории. Это подразумевает суверенитет, независимую внешнюю политику. Мы не можем быть в чьей-то орбите влияния. Достойную жизнь и свободное развитие мы можем обеспечить себе только сами.
Или идея, что Россия состоялась и может существовать как многонациональное государство. То, что Путин говорил про особый российский ген, мне кажется крайне важным. Мы недавно провели большое исследование об общих ценностях россиян. Среди наиболее знаковых – это история страны, общность традиций и культуры.
Также важной ценностью является принцип, что Россия есть и должна быть свободным государством. Мне нравится, как сказал об этом Михаил Юрьев: «Есть права и свободы, которые граждане России никогда не смогут отдать, потому что без них это уже не мы».

Хотелось бы, конечно, узнать, что это за свободы такие, но на этом интервью кончается.

Зато начинается тонкая стратегическая игра России против Запада. Первым ходом в этой игре стало, оказывается, избрание Ивана Охлобыстина членом Изборского клуба. Об этом пишет в «Известиях» «философ» Сергей Роганов: Учитесь жить широко, сказал бы Остап Бендер. Что, в самом деле, проклинать загнивающую Европу и призывать не пускать несчастного трансвестита в Россию. Толку от этого? Давайте искать симметричные ответы. Тем более долго искать то и не надо: Иван Охлобыстин всем своим видом, образом жизни, блестящим талантом и успехом воплощает новое, современное лицо российской культуры, теперь и пропаганды, идеологии и философии — симметричный ответ Европе, у которой точно съехала крыша. К тому же широко известен своими на грани фола высказывания в адрес сексуальных меньшинств. А почему нет? Количество посещений на сайте Изборского клуба взлетит до небес, и уж его эксперты и аналитики воспользуются изрядной долей внимания. Но самое главное — представители молодого поколения смогут увидеть новые перспективы и открыть для себя серьезную высоколобую аналитику и политическую философию.
Кто сказал, в конце концов, что идеолог, философ и пропагандист не может быть известнейшим эпатажным актером и шоуменом? Кто сказал, что патриот не имеет права стебаться, шокировать публичное пространство своими проектами и выходками? Если все-таки кого-то убивают слишком уж жесткие и резкие оценки Ивана тех или иных людей или событий на юго-востоке Украины, то, давайте признаем: не вам об этом пенять Ивану Охлобыстину. Уже даже одиозные российские несогласные оппозиционеры признали, что омерзительная реакция «либеральной общественности» на одесскую или мариупольскую трагедию просто похоронила остатки креативного класса, бездарно креативно пропагандирующего европейские ценности собственного розлива.
Уверен, Охлобыстину хватит ума, точнее — чутья, чтобы понимать разницу между Twitter и выступлениями на заседаниях Изборского клуба. Впрочем, это не так уж и важно. Главное другое: многие державники и патриоты несут на себе налет маргинальности 1990-х и начала 2000-х. Возможно, нужно до конца оставить страх быть не понятым или не услышанным и для этого открываться новым, пусть и парадоксальным людям, идеям, проектам, рекламным ходам.
Если Изборский клуб открывается таким людям, как Иван Охлобыстин, то можно только приветствовать будущее этого коллектива экспертов и аналитиков и, разумеется, новых и членов, и просто интересующихся работой отечественной культуры.

Вопреки прогнозам Роганова, избрание Охлобыстина в Изборский клуб твиттер не взорвало. Зато взорвало «философов». На ту же тему в тех же «Известиях» выступил еще один философ, Виталий Аверьянов. Буквально два предложения из него: Изборский клуб — собрание преимущественно академических интеллектуалов. <…> В ближайшие дни в газете «Завтра» будет опубликована посвященная вступлению Охлобыстина в Изборский клуб беседа, в которой он так комментирует один из моих вопросов: «Разумеется, я понимаю, что много теряю в имиджевом плане, скрываясь за созданным образом. Но, выбирая между личным интересом и пользой России, я отдаю предпочтение последней. Я ей больше выгоден таким. Сейчас, во всяком случае».

Ждем включения газеты «Завтра» в ВАКовский список академических изданий.

И еще о философии в России:

Реплики членов жюри, объясняющие, почему никто не достоин:

Жюри, видимо, просто ждет, когда Охлобыстин напишет философский роман.
17:47 14.5.2014
Ольга Серебряная
Путин в цугцванге, недовольные в эмиграции

«Свежая» мысль о том, что Путин после Крыма и событий на юго-востоке Украины оказался в безвыходной ситуации сегодня пришла в голову Александру Гольдфарбу: Вторгаться в Украину он не станет, если не хочет получить партизанскую войну и новый Афганистан, ибо Запад точно будет вооружать украинцев. Не признать Донецко-Луганскую республику он не может, так как это противоречит всей его политической стратегии – какой же он после этого защитник «русского мира»? Признать и не вторгаться – тем более не может по тем же причинам, плюс угроза серьезных экономических санкций.
Скорее всего, он выберет второй вариант – непризнание как меньшее из трех зол. Сухой остаток: заполучил Крым и сделал из России страну-изгоя. Народ переменчив: политический капитал, который он получил благодаря присоединению Крыма, довольно быстро улетучится потому что испугался и сдал донецко-луганских братьев «бандеровцам». К тому же американцы, следуя меткому выражению Черчилля, «всегда поступают правильно, после того как испробуют все остальное». В данном случае они всерьез озаботились снижением цен на энергоносители, что в сочетаниями с санкциями за три-четыре года обвалит российскую экономику.

Но радовать этому бессмысленно, потому что провал еще не означает конца режима. Режим, наоборот, активизируется: Вспомним, как действовали предшественники Путина в ситуациях политического фиаско: они укрепляли режим личной власти, усиливали промывку мозгов, меняли старую, сытую элиту на новую, голодную, и развязывали репрессии в качестве профилактической меры.
Когда Сталин провалился с коллективизацией и вместо экономического подъема получил голод, главной угрозой для него стала партийная элита. Что он сделал? Развязал Большой террор. Председатель Мао, когда с крахом провалился «Большой скачок», устроил «Культурную революцию».
Также и Путин, украинский проект которого стал пирровой победой. Встав перед перспективой экономического упадка и недовольства в рядах владельцев офшорных авуаров, он может сделать только один ход – сталинский. Это не значит, что он устроит массовый террор, но он несомненно должен на порядок поднять уровень пропаганды, страха в обществе и культа своей личности.

В общем, Александр Гольдфарб ждет «роста уровня пропаганды» в тот момент, когда Лев Рубинштейн жалуется на ее низкий уровень: Иногда кажется, что они – и заказчики, и изготовители этого тотального вранья - сами в какой-то момент начинают в него верить. Что и понятно: когда долго занимаешься изготовлением ядовитых газов, и сам в конце концов надышишься ими до отвала.
Иногда кажется, что их обида и негодование, направленные на тех, кто им упорно не верит, вполне искренни.
Иногда кажется, что их тотальное вранье выходит за пределы чисто инструментальных задач, что оно и есть основа для искомой "госидеологии".
Эту самую идеологию коротко можно обозначить как "суверенная правда". Слово "суверенный", запущенное однажды в пропагандистский оборот, оказалось необычайно удобным в силу своей повышенной семантической пластичности.
В соответствии с этой идеологией "правда" - это вовсе не то, что правдой считается в лицемерном "Пиндостане" или в "содомской Гейропе".
Правда - это не то, что проверяется непосредственным или историческим опытом, это не то, что можно увидеть, услышать, потрогать и понюхать. Это совсем не то, что нуждается в доказательствах и вещественных подтверждениях. <…>
Некоторые горестно констатируют, что все творящееся в официальном медиапространстве – это никакая не информация, никакая не журналистика, никакая не аналитика, а самая что ни есть вульгарная пропаганда.
Да нет, по-моему, это уже даже и не пропаганда. Пропаганда, даже самая оголтелая и беспардонная, все же обладает набором определенных правил, приемов, считываемых кодов. Пропаганда – это все же какая-никакая профессия.
Это не пропаганда, нет. Это типичный прорыв канализации. Со всеми вытекающими последствиями. И при этом выясняется, что у многих сограждан начисто отсутствуют рецепторы, отвечающие за обоняние.

Было бы смешно, когда бы не было так грустно. Вероятно, Рубинштейн прав в своем предположении об искренности негодующих и абсолютной вере в «суверенную правду». По крайней мере, именно в этих терминах описывает нынешний раскол на Украине Глеб Павловский: 2 звонка по скайпу друзьям в Одессу открыли мне вдруг, что на Украине 1991 год Союза ССР. Друзья - интеллигенты, и ныне расплевавшись. Один клеймил "донецкий быдлоспецназ", другой вымогал меня признать "киевский фошизм." Но предательский скайп показывал обоих на фоне одинакого стеллажа с книгами. И хуже того - справа у одного, слева повыше у второго, хорошо мне знакомый проступал элегантный каслинский Дон-Кихот! С книжкой и шпагой. которая вынималась. Символ уюта Страны читателей, отнятого теперь и у них - причем насовсем; независимо от того, чем разрешится Кризис, и разрешится ли тот без войны - плевать! И тут я вспомнил, что ведь и мне в 91м не нужна была истина. Мне нужен был Виновник - кто это натворил?! Кто Враг? Ответ "Ельцин+Прибалтика+Демроссия" вполне удовлетворял, и мне тогда тоже плевать было на перспективу войны. Хоть гражданской, хоть мировой. Рессентимент бил в черепную коробку; я жаждал мести. Позже то ж чувство я встречал у югославов 1999го (не у сербов, а именно у югославов - начисто сгинувшей нации), которых вынудили расфасоваться по балканским коробочкам. - Со временем и ненависть проходит. Но Украины в прежнем смысле действительно уже нет, и не будет. И поиск Врага, с изживанием ресентимента займёт не один год.

Что делать тем, кто не хочет погружаться в ресентимент и жить в атмосфере культа личности и пропаганды высокого уровня? На этот вопрос отвечает на russ.ru Александр Морозов. Его текст – подробный отчет о конференции в Киеве, организованной Ходорковским. Ключевых моментов в этом отчете два: основание русского университета в Киеве и судьба самого Ходорковского в эмиграции.
Касательно университета: Сейчас нужен большой русский образовательный центр (университет) в Европе. За пределами России сейчас сотни лучших российских гуманитариев. Они могли бы, не покидая своих кафедр, участвовать в создании этой институции. Сейчас будет новый исход гуманитариев в Европу. Это высококвалифицированные люди и им, конечно, найдется работа. Но политически, для будущего, важен современный международный, но русский по происхождению университет. Он примет и студентов из тех семей, которые не просто хотят дать детям образование в Европе, но и хотят, чтобы они оставались в культурной традиции. Когда мы обсуждали эту идею на Конгрессе в Киеве с известным украинским философом Александром Филоненко, он сказал мне: это должен быть не просто вуз, а новый центр русской классической культуры. И это понятная идея. В ближайшие годы классической культуре "под Мединским" придется плохо. Таким людям, как Ольга Седакова, Анатолий Ахутин и многим другим комфортно не будет. Многим историкам, филологам, философам все равно придется искать себе занятие за пределами РФ в ближайшие годы. Отсюда и возможность создать новый сильный центр в Европе. Структуры Евросоюза могут это поддержать. Университет является единственной институцией, которую без колебаний может поддержать и Брюссель, и любая европейская столица. Если в России наступает "благословенная архаика", то надо создавать большой очаг культурной России за пределами. Потом пригодится.

Об эмигрантской судьбе Ходорковского: Русский «Стив Джобс», у которого отняли бизнес и посадили на 10 лет, еще на старте проекта "Закрытая Россия", он может хотеть быть кем угодно, но реальность оставляет ему две опции: занять позицию "а-ля Солженицын" – то есть, замкнуться в условном Вермонте и произносить "важные слова" – либо строить условное "русское правительство в изгнании". Солженицын и Савинков – это две разные роли, два разных модуса действия в эмиграции. Не сказать, чтобы это были благополучные варианты. "Закрытая Россия" не оставляет хороших путей. Но как бы там ни было – нам нужен Университет в любой из европейских столиц. Нам нужен второй конгресс – с участием таких людей, как, например, Тимоти Снайдер, Рансьер, Слотердайк или Аксель Хоннет. И нам нужна "Открытая Россия".

Две других, никак не связанных с Ходорковским реплик о жизни русских за границей. Один из лидеров «Левого фронта» Алексей Сахнин, получивший убежище в Швеции, надеется, что у него еще появится возможность продолжать политическую борьбу в России (разговор с ним Егора Путилова публикует Colta.ru):
— Собираешься на родину? При каких условиях?
— Да, конечно, я бы хотел вернуться. Как только я смогу там быть полезнее, чем здесь. То есть как только я смогу там заниматься активистской работой. Или даже сидеть, но с пользой. Это могут быть разные обстоятельства: революция, амнистия, оттепель, хотя я теперь в последние два варианта не верю.
— Знаешь, тут есть группа политэмигрантов из Ирана. Они приехали в Швецию в конце 70-х, когда рухнул режим шаха, и вот уже 35 лет ведут политическую борьбу из Стокгольма — пишут петиции, воззвания, следят за событиями. Сейчас это уже такие пожилые дядечки, которые собираются по субботам в городской библиотеке играть в шахматы. Режим аятолл, впрочем, и поныне там. Не боишься такой судьбы?
— Боюсь. Но есть ведь и позитивные примеры.
— Ленин?
— Не обязательно. Например, есть такой киргиз, у которого мы сейчас живем. Он вот тоже сначала был политэмигрантом, поработал в Центре Улофа Пальме в Стокгольме, а потом стал министром социального развития Киргизии в правительстве Розы Отунбаевой. Сейчас он пока, правда, снова без должности.

Надо, впрочем, признать, что играть в шахматы в городской библиотеке Стокгольма все же приятнее, чем сидеть на скамье подсудимых, выслушивая такие вот диалоги:

Писатель Владимир Лорченков, который живет в Молдавии, пишет по-русски, а издается по всему миру, вообще не видит никакой проблемы в том, чтобы жить вне нынешней России (интервью Яна Шенкмана с Лорченковым опубликовано в «Новой»): Мне куда ближе Фитцджеральд и Хемингуэй, чем любой советский писатель. Хотя, казалось бы, язык-то один… Соответственно, и для читателя из США, Франции или Германии мой текст — абсолютно свой. Потому что я не произвожу «клюкв на экспорт», как многие мои российские коллеги, полагающие, что условный «Запад» ждет от них чего-то условно «русского». «Дай-ка я надену колпак и начну кривляться», — думает такой автор. И лепит — про tyran Putin, медведь, Gulag, Kaukaz и пельмени. Все это вывозится на международные ярмарки Федеральным агентством по печати. Спросом, разумеется, не пользуется. Люди, озлобленные, возвращаются в Россию и пишут колонки в глянцевых журналах про то, что «Запад не читает русских писателей нам, русским людям, назло». Я так понимаю, мстят за Крым?
Вспомните XIX век, наивысшую точку русской литературы. Чехов, Толстой, Достоевский… То, что они писали, не было «экзотикой», товаром на вывоз. Русская литература XIX века описывается одной фразой: «Талантливые образованные европейцы писали на европейском языке выдающиеся европейские романы». Потому европейцы их и читали.
Нет в литературе отдельной категории — «жители Запада». Есть сообщество людей, которые читают: оно, как дворянство когда-то или интернет-пользователи сейчас, — наднационально, не разделено границами. Вменяемые, доброжелательные люди, а нужна им хорошая литература: британский писатель Барнс, французский Уэльбек и русский Лорченков тоже, надеюсь. Русские — часть европейской цивилизации. Нас воспринимают, как равных, и готовы читать, как равных. Главное при этом — быть равным.
16:37 14.5.2014
Ольга Серебряная
Крымнаш, готовьте деньги. Как купить самолет Минобороны РФ в сейшельском военторге

Газета.ру на этот счет сообщает следующее: Правительство России рассматривает возможность направления $3 млрд бюджетных средств (около 105 млрд руб.), ранее предназначавшихся для двух инфраструктурных проектов, на финансирование Крыма. Среди проектов, которые могут лишиться значительной части бюджетных средств, указываются строительство порта в Тамани (Черное море) и сооружение автодорожного моста через Лену около Якутска, сообщает Bloomberg со ссылкой на письмо советника президента по экономическим вопросам Андрея Белоусова. Как следует из документа, оценить возможность перенаправления средств поручил правительству Владимир Путин.

Пока жители Сибири прощаются с идеей нового моста, мелкий бизнес в Башкирии прощается с частью чистой прибыли. Об этом пишет ЖЖ-юзер barma-glott: Помнится, в свое время в топе висел пост на тему "Где Путин возьмет денег на развитие Крыма". Ответ получен. Помните, писали, что российским регионам поручено взять шефство над Крымом?
То есть, типа спонсировать функционирование объектов ЖКХ, например? Ну, с учетом того, что в этих самых регионах иногда даже перед муниципалитетами дороги такие, что водители снижают скорость километров до 20, и начинают лавировать?
Короче, надо было устраивать еще один референдум, но уже в России - на тему "хотим ли мы, в жизни не побывав в Крыму, сделать там хорошие дороги, мосты и прочие инфраструктуры, и заплатить за это охренеард из собственного кармана?".
Поскольку развитие Крыма по итогу легло на хрупкие плечи регионального бизнеса. При этом я, мля, не могу выписать, например, премию работягам, потому что бюджет ну очень плотный. Зато Крыму - пожалуйста. Они меня растерзают, если узнают)

(далее следует фотография письма «Администрации муниципального района Куюргазинский район» руководителю местного предприятия, где выражена просьба о перечислении 50 тысяч рублей на развитие коммунальной и социальной сфер Белогорского района Республики Крым)

Barma-glott продолжает: Оплатил, а куда деваться?
Напомню, что благотворительные платежи производятся за счет чистой прибыли. То есть, фактически, моей компании развитие Крыма обошлось примерно в один процент от месячной выручки. И, подозреваю, это письмо не последнее.
Зато Крым наш, да.
Я абсолютно ничего не имею против Крыма и его жителей. Лично мне в Крыму было вполне комфортно. Но я искренне надеюсь, что проплаченные блоггеры (в том числе крымские) перечислят часть своих гонораров в помощь новому федеральному округу.
Потому что лично мне, как финику достаточно небольшой компании, как-то обидно перечислять бабло, тем более, без возможности посмотреть отчет о его использовании, в неведомый мне район Крыма.

О том, почему Бармаглоту вряд ли когда-нибудь случиться увидеть отчет о расходовании средств его компании, пишет в «Ведомостях» Андрей Синицын: Оформление единой схемы управления «особыми территориями» позволяет оценить перспективы развития Крыма.
Северный Кавказ и Дальний Восток воспринимаются Москвой как особые территории давно. Страхи по поводу возможной утраты контроля за этими территориями служили основанием для перестройки системы управления. Крым появился только что, но такой же «особый» по понятным причинам.
Весна 2014 г. добавила к Министерству по развитию Дальнего Востока (существует с 2012 г.) еще два территориальных министерства — по делам Крыма и по развитию Северного Кавказа. <…> Опыт Министерства по Дальнему Востоку показывает, что возникает проблема распределения полномочий между территориальным министерством и федеральными (Минфин, Минэкономразвития, Минрегион), а также проблема учета интересов субъектов (и поддерживающего их полпредства).
Возможно, новое переформатирование снимет часть этих проблем. Министерство по делам Крыма пока претендует на минимум полномочий, рассчитывая координировать работу федеральных ведомств и местных властей, на уровень которых должно быть передано большинство федеральных функций. В идеале министерство будет работать как компания, управляющая особой экономической зоной (ОЭЗ). <…>
Но есть сомнения. Главная проблема — невозможность игнорировать российскую институциональную среду. Порыв нового министра будет ограничен как сверху — правительством, федеральными министерствами, силовиками, так и снизу — состоянием общества, привычными неформальными практиками.
Развить Дальний Восток не получается, потому что государство хочет все контролировать в экономике, убивая стимулы для инвесторов. На Северном Кавказе Москва не может разобраться в противоречиях кланов и выстроить сложную игру, говорит Наталья Зубаревич из Независимого института социальной политики: «Нужны умные политики-администраторы, а мы ставим то технократа, то генерала». В итоге все сводится к обеспечению лояльности за счет бюджетных вливаний и (или) силового давления.

Но пора готовиться к новым аннексиям:

Коллективный Навальный рассказывает о рыбалке чиновников Минобороны России на Сейшелах: Как известно, коррупция - это использование своего должностного положения в личных целях. Есть коррупция тайная - заговоры, хищения, мошенничества, подделки. А есть открытая, когда очевидно неприемлемые и коррупционные проявления довольно открыты и осуществляются чуть ли не показным образом.
Открытая коррупция, может, и приносит нам меньше ущерба, если буквально пересчитать эти расходы, но с точки зрения общественных интересов она, конечно, более опасна. Она ведёт к деградации государства и устоев общества. Становится причиной правового нигилизма (как любит говорить Д. А. Медведев) и разрушает духовные скрепы (как любит говорить В. В. Путин).
Именно к подобному безобразному факту хочет привлечь ваше внимание Фонд борьбы с коррупцией. Дело в том, что на Сейшельских островах, находящихся в 14 часах лёта от города Москвы обнаружился самолёт министерства обороны Российской Федерации. И не просто обнаружился, а был сфотографирован на местности гражданином России (который, очевидно, добирался до Сейшел регулярным транспортом).

Самолет в ходе расследования идентифицировали как закрепленный за министром обороны России, а в МИДе Сейшел удостоверились, что никаких официальных мероприятий с участием российской правительственной делегации в стране в период майских праздников не проводилось.

Навальный продолжает: Таким образом, стало понятно то, что казалось довольно очевидным с самого начала: речь идёт об увеселительной поездке высших чинов Минобороны на рыбалку на майские праздники, для который был использован государственный самолёт.
Фонд борьбы с коррупцией направляет официальные письма в Минобороны РФ, главное военное следственное управление СК РФ, ФСБ РФ, Прокуратуру РФ, Президенту РФ, в которых просит проверить все эти доводы и принять решение о возбуждении уголовных дел по факту возможного хищения, злоупотребления служебным положением и т.д.
По нашей оценке, стоимость фрахта такого самолёта до Сейшел и обратно составляет не меньше $200 тысяч. Это довольно дорогая рыбалка.

Далее прилагаются расценки на рыбацкие катера в разных комплектациях и делается жизнеутверждающий вывод: Может, сами оплачивали, а, может, шпионы-бандеровцы, оплаченные вероятным противником, деньги внесли за радость вытягивания из воды собакозубого тунца. Надо проверить.
Вот такая очень некрасивая история о коррупции, подрывающей основы государства и снижающей моральный дух наших войск.

Угрозы:

Из противоположного лагеря, как всегда, шутки:
14:50 14.5.2014
Ольга Серебряная
Кончита Вурст не уходит, но меняется

То принимает форму колбасы, в соответствии с фамилией:

То форму Навального, в соответствии с бородой:

Механизм, включающий реакцию негодования и определяющий последующие интерпретации и сопоставления, исследует Иван Давыдов в журнале «Сеанс» - только не на материале Кончиты Вурст, а на материале «Ну, погоди!»: Слова «извращенец» в моем детстве, кажется, вообще не было, но, не зная даже, как назвать себя, я отлично понимал, что я извращенец. Просто было у меня одно желание, которое пугало меня самого. Я хотел, чтобы волк однажды догнал зайца. <> Откуда же тогда это порочное желание зла? <…>
Незамысловатый мультфильм начинает резонировать с метатекстом, веками вбивавшимся в русские головы. Систему распознавания «свой-чужой» клинит, потому что неожиданно глубокими получились образы главных антагонистов. Есть уровень первый, понятный, уровень пионера, сдающего макулатуру: хороший заяц и плохой волк. Правильный заяц и неправильный волк. Отличник-заяц и хулиган-волк.
Но если долго всматриваться — а мы долго всматривались, куда было деваться, когда в телевизоре два канала, — там, за спинами зайца и волка совсем другая схема начинает маячить. Для которой приторный мир социализма с человеческим лицом (уж где-где, а в мультфильмах его построили задолго до того, как Горбачев М.С. произнес это странное словосочетание) — случайная декорация. Там другой какой-то — и более обширный, и более страшный мир, в котором своим неожиданно оказывается как раз волк.
Правильному советскому ребенку незачем отождествлять себя с дворовым хулиганом. Я не волк. Но за всяким «я» маячит темное «мы», не краснозвездное, из советских агиток, а древнее, лесное, рычащее. Я — не волк, а вот мы — волк. Несчастный, в неуютном мире живущий и терзаемый страстями волк — да это же Россия. От Гостомысла до Достоевского и далее без остановок, разве что в Петушках, — богата и обильна, а наряда в ней нет. И даже если пытается Россия жить по-человечески — как волк, идущий к зайцу с букетом, — все равно выходит страшная дрянь.
А где-то рядом — вот этот, кругленький такой, ладненький, и в квартире у него чистенько, и на балконе цветочки, и после занятий спортом — библиотека. И кем работает — непонятно, а живет не в пример тебя лучше, хотя ты от темна до темна на стройке, и если не канал роешь, так газопровод тянешь. И хочется то ли порвать его в клочья, а то ли обнять, и зажить наконец уже так же. Но заяц от волка бежит, все летит к чертям, а волк в очередной раз наживает только тумаки и шишки. Но снова и снова пускается в погоню за зайцем.
Россия не Европа, а волк не заяц. Не сойтись двоим никогда, как тонко заметил один европейский поэт. Вот даже и сейчас, обратите внимание: заяц посмотрел дурацкое шоу по телевизору, проголосовал за комичного бородача в платье, и забыл. Телевизор выключил, сел с газетой пить чай.
А волк в драной телогрейке носится вокруг, в зубах беломорина, набитая традиционными ценностями, в глазах неизбывная тоска. Заяц, — воет, — ну что же ты, заяц, ты же гибнешь, это же крушение основ, иди сюда, я тебя сейчас спасу. Или съем, или это одно и то же. А заяц, скотина, даже уже и окно не открывает. Зря мы вообще это окно прорубали.
И скачет волк, и так уже хочется, чтобы догнал он наконец этого проклятого зайца. Все равно, зачем. Русь, волчара, куда же несешься ты? Не дает ответа.

Об изощренной мести волка зайцу говорят в интервью Die Welt специалисты по России и Восточной Европе Карл Шлёгель и Соня Марголина (русский перевод материала публикует gefter.ru): Путин ведет «политику разложения». Кремль вкладывает миллиарды евро, заработанные от продажи газа, в информационную войну на Западе. И Германия находится в эпицентре этой пропагандистской бомбардировки. Российские телеканалы, вроде «России сегодня», радиостанции, видеоканалы, интернет-порталы и PR-агентства переманивают немецких журналистов высокими зарплатами с целью склонения общественного мнения в пользу России. Кремлевские лоббисты выступают в качестве экспертов в ток-шоу. Ток-шоу в этой стране уже превратились в рупор Кремля. Русская пропаганда против Майдана, якобы фашистского и антисемитского, воспроизводится у нас слово в слово. Украинцы при этом пытаются построить гражданскую нацию, в чем они уникальны внутри постсоветского пространства. А Путин горланит: «Держи вора!» Злая ирония состоит в том, что самодержавный Путин приобрел в общественном мнении более благоприятный имидж, чем президент США Обама. Он также опирается на некий «правый Интернационал», который раньше противостоял еврокоммунизму, а теперь нуждается в новом враге, — поэтому Путин так быстро формирует антиамериканскую и антиевропейскую коалицию. Вот как ведут себя жильцы в нашем общем европейском доме! <>
Гораздо легче провести маленькую победоносную хирургически выверенную войну или осуществить военную спецоперацию, чем решить хоть одну реальную проблему, с которой сталкивается Россия. Это трагедия страны: ей не под силу построить сплошное шоссе между Москвой и Санкт-Петербургом, а под силу только провести спецоперацию в Крыму. Это позор и несчастье страны, перед которой все еще стоят огромные задачи, требующие усилий целых поколений, чтобы результаты были налицо. Но мы не можем указывать русским на это извне, они сами должны это понять.

Механизм, в соответствии с которым Путин завоевывает себе сторонников в Европе, неплохо описан в статье Максима Саморукова на «Слоне» - автор анализирует восточноевропейские реакции на победу Кончиты Вурст и приходит к выводу, что подобные номера всегда будут скандализировать определенную часть общества, потому что именно на скандал они и рассчитаны. Так вот, Путин – вождь скандализированной части. Несколько ярких цитат из статьи Саморукова: Вот, например, цитата о победе Кончиты: «В Европе происходят тревожные события, которые указывают на ее закат и упадок». Чей это текст? Аркадий Мамонтов? Киселев? Мизулина? Панкратов-Черный? Нет, это делится своими впечатлениями от «Евровидения» Ярослав Качиньский. Еще он добавил про обязательную в подобных случаях «пропаганду, направленную на то, чтобы стереть разницу между мужчиной и женщиной», и про «дорогу к полному распаду». А его однопартийцы обогатили дискуссию такими знакомыми фразами типа (все прямые цитаты) «культурной агрессии», «идеологического голосования», «невозможно смотреть», «как объяснить это детям», «агрессивная пропаганда гомосексуализма». И наконец, самый хит: «Европа отбирает у нас верфи и сахарные заводы, а взамен подсовывает бородатых женщин». <>
Но, может, это только католичнейшая Польша? Что в других странах? То же самое, и даже хуже. Что вчера обсуждали в венгерском парламенте? Европейский упадок нравов и бородатую женщину. <…> Или вот прекрасные цитаты: «деградация Европы, которая основана на христианской культуре и ценностях», «просто больной» и «какой пример для нашей молодежи». Кто это в 2014 году по-прежнему пользуется такими кондовыми совковыми штампами про «пример для молодежи»? Разве что Зюганов. Но нет, это не он. Это депутаты парламента Словакии не могут прийти в себя после увиденного во время трансляции из Копенгагена.
Чему сейчас радуются в Сербии? Тому, что они не прошли в финал «Евровидения» и им не пришлось участвовать в позорном балагане с бородатой женщиной. Вот раньше, в 2007 году, когда «Евровидение» выиграла их лесбиянка-тяжеловес Миря Шерифович, это действительно был конкурс настоящих, качественных песен. А теперь так, цирк уродов.

В России, тем временем, всячески восполняют урон, нанесенный победой Кончиты Вурст. Вот, например:

Михаил Фишман: Повестка Мосгордумы на завтра:
16.30-18.00 Зал заседаний (Петровка,22)
Заседание «круглого стола» на тему: «О чем молчит молодежь?». Отв. депутат Скобинов В.П.
Фильм "Курьер", в общем

Павел Настин: Билайн вывешивает на билл-борды: Ставь лайки в дачной майке.
Пойдём дальше: Посещай любимые веб-странички в штанах пузырями и майке-алкоголичке.

Еще одна замечательная реклама:

Александр Смирнов: Приехал в Москву. Впервые за многие годы увидел в ночи на кухне живого таракана. Оба мы удивились! Я метнул в него тапком, но руки потеряли былую сноровку, быстроногий ускользнул. Кажется, последний раз бил эту тварь ещё в СССР! Похоже, проект по восстановлению совка начал приносить плоды. "Как увидишь наркомана - бей его, как таракана!" Братья Гадюкины, Львов, 1989 (пер. с укр.)

Это полевые культурно-антропологические наблюдения. О том, что происходит в области высокой культуры, сообщает Алексей Мироновский: Сегодня в РНБ я стал свидетелем одной неприятной истории, которой не могу не поделиться.
В одном из коридоров я приметил стопку книг, перевязанных бечевкой с подложенными бумажками "макулатура". Мне стало любопытно и я присмотрелся. К моему огромному неудовольствию, я увидел там ряд книг, отправлять которые для меня на переработку сродни святотатству. Это книги про древнерусской истории и литературоведению. Там был один из томов сборника сочинений Томашевского, например. Но самое сильное мое огорчение вызвало присутствие вот такого издания: 3имин А. А., Реформы Ивана Грозного. Очерки социально-экономической и политической истории России середины XVI в., М., 1960.
Распалившись праведным гневом, я отправился к первому попавшемуся мне сотруднику библиотеки, чтобы узнать, за что и почему казнятся эти самые книги, которые даже в случае переполненности книжного фонда могли пригодиться в любой другой библиотеке. И вот что я узнал.
А узнал я то, что точно так же решили и другие сотрудники библиотеки, решив не выбрасывать эти книги и спрятав их куда-то подальше, чтобы сохранить. А начальство, найдя их, решило, что это хищение государственного имущества и пригрозило сотрудникам увольнением.
Как только я представил, что в любой день могу прийти в библиотеку, в отдел рукописей, а там не будет тех, кого вижу всякий раз своей редкой работы в РНБ, а будут другие сотрудники, чьим основным достоинством будет не знание фондов, а послушание начальству, мне стало очень, очень плохо на душе.
Потому что я понимаю, что никакому современному чиновнику не доказать, что есть разные книги, что есть книги, которых выбрасывать нельзя ни за что. А так же не могу ни объяснить, ни доказать, что спрятать книги от уничтожения - это не служебное преступление, а выполнение гражданского долга, потому что вся наша культура построена исключительно на книгах и тех, кто в этих книгах что-то понимает. Мне стало очень, очень грустно и противно.

Кому от чего противно – кому от бородатой женщины, а кому от выброшенных книг. Но противно всем.

Загрузить еще

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG