Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Правозащитник Сергей Кривенко – об армии и совести


В России трудно, практически невозможно быть антимилитаристом, не подвергаясь давлению со стороны властей

15 мая в мире отмечается Международный день отказника от военной службы по убеждениям совести, то есть день всех, кто считает аморальным убийство людей на войне и отказывается от военной службы по этическим или религиозным соображениям. В России, в государствах Евросоюза, во многих других странах право на отказ от военной службы и замену ее на альтернативную гражданскую службу (АГС) является конституционной нормой.

О том, сколь трудно сегодня быть антимилитаристом в России, о популярности альтернативной гражданской службы и о том, как в умах молодых россиян сочетаются растущий ура-патриотизм со старым желанием "откосить от армии", рассказывает руководитель проекта "Гражданин и армия", сотрудник правозащитного общества "Мемориал" Сергей Кривенко.

– Эту дату, день сознательных отказников от службы в армии, мы пытаемся отмечать довольно давно, ведь в России официально существует возможность заменить военную службу на альтернативную гражданскую. И 15 мая становится не только днем сознательных отказников, но и днем не пропагандирующим, а отмечающим тех, кто проходит альтернативную гражданскую службу. К сожалению, большой акции в силу разных причин, не только российско-украинского кризиса нынешнего года, но и прошлых, сделать не удается. В Москве сегодня проходит неформальное собрание ребят, своеобразный клуб альтернативной гражданской службы. Здесь будут юноши из Москвы, Подмосковья те, кто уже проходит альтернативную гражданскую службу, и те, кто собирается проходить и подает заявления. Подобные встречи идут и в Санкт-Петербурге. Акция против войны в Чечне. Москва, 2001 год

Акция против войны в Чечне. Москва, 2001 год



– Как сегодня в России оформлено движение, занимающее антимилитаристские позиции? Насколько оно консолидировано и сильно?

– Весьма слабо. В 90-е годы мощнейший стимул ему дала война в Чечне, когда действительно было антивоенное движение, с "маршами мира". Многие организации, которые сегодня еще продолжают работать, появились в 1994–1995 году. Но сейчас массового консолидированного движения нет. Есть просто сеть организаций, которые поддерживают развитие альтернативной гражданской службы, но их существование, конечно, нельзя назвать "антимилитаристским движением". Это просто работа в поддержку тех ребят, которые отказываются от военной службы и хотят пройти АГС. Продолжает существовать несколько ветвей движения "солдатских матерей". Но в основном сейчас они, конечно, занимаются защитой прав призывников, военнослужащих срочной службы.

– Насколько тяжело в России молодому человеку сегодня выбрать вместо армейской службы по призыву альтернативную гражданскую службу? Какие мотивировки чаще всего звучат? Насколько тяжело ее пройти?

– Если говорить о принятом законе и о правиле, зафиксированном в Конституции, формально формулировки самого закона – чуть ли не одни из лучших в мире. У нас возможно заменить военную службу альтернативной гражданской по любым убеждениям, необязательно их как-то объяснять и фиксировать. Человек может прийти и сказать, что он последователь Льва Николаевича Толстого и исповедует ненасилие. Человек может быть глубоко православным. Несколько дней назад я был на призывной комиссии вместе с одним молодым человеком, который заявил, что он христианин, буквально понимающий библейскую заповедь "не убий". И, несмотря на то что позиция некоторых иерархов Русской Православной церкви одобряет служение в армии, он просит ее заменить на АГС – и комиссия заменила.
Человек может прийти и сказать, что он последователь Льва Николаевича Толстого и исповедует ненасилие


Убеждения у юноши могут быть любые, не только пацифистские, философские, религиозные, но и политические. Ребята получали разрешение на АГС по политическим убеждениям еще до всех событий, связанных с Украиной. Ведь несколько лет назад у нас изменили "Закон об обороне". Раньше в нем было зафиксировано положение, что Вооруженные силы РФ применяются только для защиты отечества от угрозы извне, а потом было вставлено дополнение о гипотетическом применении армии и внутри страны. Тем более что призыв у нас еще идет и во Внутренние войска – и многие ребята отказывались идти в армию именно потому, что говорили: мы боимся получить приказ стрелять в соотечественников. Но на призывной комиссии, конечно, часто возникают случаи, когда над призывником устраивают судилище, требуют от него какие-то справки, подтверждающие те или иные убеждения, хотя в законе ничего подобного нет. В принципе, призывная комиссия должна верить молодому человеку. Самое распространенное сейчас основание, по которому отказывают, – это пропуск срока подачи заявления на АГС. Так как закон принимался еще во времена, когда в России (не в Москве и Петербурге, а в провинции) почти не было интернета, в "доэлектронную эпоху", установили срок, что не менее чем за 6 месяцев нужно подавать заявление на АГС, до того момента, как ты подлежишь призыву. Многие это нарушают, просто потому что информации об альтернативной гражданской службе нет. На этом основании, к большому сожалению, призывная комиссия может отказать.

– В обществе сегодня, в том числе среди очень молодых людей, наблюдается как раз всплеск милитаризма. В связи с происходящим на Украине, в связи с присоединением Крыма это видно отчетливо. Как в сознании молодежи укладываются рядом вещи несовместимые – ура-патриотическая военная риторика и нежелание по-прежнему подавляющего большинства молодых людей служить в российской армии? Беспокойство правозащитников вызывает не патриотизм, а насаждение "военного патриотизма"

Беспокойство правозащитников вызывает не патриотизм, а насаждение "военного патриотизма"



– Это отражение того психологического разлома, который существовал и раньше. Когда проводились опросы на тему "Нужна ли армия стране?", "Какая армия нам нужна?" – количество положительных ответов зашкаливало, буквально все говорили "да, армия нам нужна, армия должна быть призывной". А когда спрашивали, готовы ли вы сами пойти служить или отдать своего сына в ту армию, которая сейчас существует, отвечавшие столь же единодушно, наоборот, говорили "нет, мы не готовы, мы хотим по-другому, мы хотим учиться". Этот разрыв сознания сейчас просто обострился до крайности. В России в общественном сознании милитаризм не изжит на всех уровнях – его силой прививают еще в детском саду, в школе, все эти бесконечные визиты непонятных ветеранов, воспоминания, военно-спортивные праздники, "сборка-разборка автомата Калашникова", портреты военачальников в кабинетах. Прививается не просто патриотизм, а именно военный патриотизм.

По нашим оценкам, примерно 30 процентов ребят в России с подростковых лет мечтают о службе армии и желают туда быстрее попасть. А тех, кто рассматривают возможность альтернативной гражданской службы, всегда было около 10 процентов. Остальные колеблются, из-за разных причин и условий. Введение альтернативной гражданской службы в России, которое состоялась 10 лет назад (с 2004 года закон действует), это просто предоставление долгожданной возможности всем молодым людям, которые не видят себя в армии и имеют противоречащие военной службе убеждения. И сейчас мы фиксируем устойчивый рост интереса к АГС. С 2008 года срок военной службы сократился до 1 года – и аналогично сократился срок альтернативной службы, до 21 месяца. Но эта служба проходит в строгом соответствии с Трудовым кодексом. В эти месяцы входят два полноценных отпуска каждый год, всего 1 месяц ежегодного отпуска полагается молодому человеку. В армии для срочников сейчас ни о каких отпусках и речи нет. Молодого человека, если он пойдет на альтернативную гражданскую службу по Трудовому кодексу, ждет 40-часовая рабочая неделя, по 8 часов в день, и два дня выходных. А в армии сейчас один день считается выходным, в том случае, если это правило соблюдают. К тому же в основном ребят оставляют проходить АГС дома, потому что если направлять в другой регион, то нужно давать им полноценное общежитие, а сейчас таких возможностей у предприятий практически нет. Человек служит, живет дома и ходит работать, как обычный специалист, а все остальное, нерабочее время у него совершенно свободно. Призывники

Призывники



– Так за последние 10 лет произошел ли какой-то заметный сдвиг в сознании молодых людей касательно восприятия российской армии, службы этой в армии, в ту или иную сторону? То есть, возможно, армию, учения, оружие, рукопашный бой и разную военную технику все больше мальчиков любят, но по-прежнему боятся неустроенности, бесправия и насилия со стороны офицеров и старослужащих?

– В последние годы впервые в жизни сами российские генералы всерьез заговорили о необходимости гуманизации военной службы. И это дает некие положительные моменты. С другой стороны, кардинальных изменений не произошло, военнослужащий по призыву по-прежнему существует вне правового поля, не имея надежных рычагов для защиты своей чести и достоинства. Уровень насилия в российской армии остается высоким.

– Насколько я понимаю, теперь дедовщину, противостояние возрастное скорее замещают межнациональные конфликты и конфликты между так называемыми "землячествами" среди призывников. Собственными издевательствами над слабыми в военной части современные призывники любят тут же хвастаться в социальных сетях

Собственными издевательствами над слабыми в военной части современные призывники любят тут же хвастаться в социальных сетях



– Сейчас в каждой воинской части возникают своеобразные "центры силы", которые могут быть любыми. Может прийти какое-то землячество, причем, не только с Северного Кавказа, а ребята, например, из Сибири. По разным причинам спаянная группировка становится "центром силы" и "держит казарму". Сегодня российская армия – как лотерея, основная проблема в том, что непонятно, в какую часть и с какими порядками и репутацией молодой человек попадет. Эта система еще не сломана, и насилие в армии продолжается. И, конечно, сейчас оно выстроено на вымогательстве. Если молодой человек готов как-то изыскивать деньги и платить за "спокойную жизнь", то он может без проблем отслужить, а если нет, то увы, – свидетельствует руководитель проекта "Гражданин и армия", сотрудник правозащитного общества "Мемориал" Сергей Кривенко.
XS
SM
MD
LG