Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В России новая волна проверок НКО затронула петербургский Институт региональной прессы

В Петербурге проверяют Институт региональной прессы (ИРП). Сначала без предупреждения пришли четверо из Минюста и прокуратуры, потребовали всевозможные документы, напомнили: "Что же это вы, мы же к вам уже год назад наведывались, предостережение вынесли, а вы как-то не вняли".

Директор Института региональной прессы Анна Шароградская говорит, что ей учинили форменный допрос, даже права зачитали, но утверждали при этом, что это просто "опрос". По ее словам, ИРП предоставляет свою площадку для людей из самых разных общественных и политических движений, партий, организаций, и выступающие время от времени позволяют себе критиковать власть – вот откуда такое пристальное внимание прокуратуры. Принеся часть требуемых документов, сотрудники ИРП вручили сотрудникам прокуратуры письмо с вопросом, на каком основании идет проверка, ведь если кто-то заявил, что Институт ведет политическую деятельность, тогда его можно было бы привлечь к суду за клевету.

Видимо, письмо не понравилось, вместо ответа в офис Института региональной прессы нагрянули представители МЧС и стали интересоваться, сертифицирована ли краска, которой покрашены стены, заставили убрать чайник и кофеварку, которых, оказывается, тут быть не должно. Анна Шароградская удивляется, как это им еще оставили компьютеры и электролампы:

– Я вот думаю, мы работаем 20 лет и это время не потратили ни копейки бюджетных денег, наоборот, жили на иностранные гранты и платили налоги, приносили стране доход. В 1993 году, когда мы начинали, у нас и мысли не было защищать свободу слова – кругом была широкая гласность, и мы старались научить средства массовой информации становиться успешным бизнесом, поскольку советским СМИ научиться этому было, конечно, негде. Второй задачей было помочь журналистам превратиться в людей, которые
Приходится говорить о возрождении отношения к журналистике именно как к пропаганде
информируют, просвещают и развлекают, а не занимаются пропагандой. Но с начала 2000-х постепенно снова встал вопрос о защите свободы слова, да и в СМИ как субъектах бизнеса начались процессы, далекие от свободной конкуренции за внимание читателя, а уж после того как у нас 300 журналистов получили всем известные награды, приходится говорить о возрождении отношения к журналистике именно как к пропаганде.

Анна Шароградская считает, что прокуратура хочет загнать Институт региональной прессы в пресловутый список иностранных агентов, который до сих пор пустует. Для этого один критерий налицо – иностранные гранты, остается найти второй – наличие политической деятельности. Прокуратуре не понравился семинар по программе "Эффективное управление", несколько месяцев назад проведенный в Выборге. Прокурорские работники схватились за слово "управление" – это и есть политика!

– Но ведь и в семье у нас есть управление, и в бизнесе, и в машине! – удивляется Шароградская. – Семинар-то был по проблемам ЖКХ, проникновение в которые плохо дается журналистам, и, к моему сожалению, там как раз совсем не было политики. На самом деле это просто Кафка. Да, некоторые наши гости являются политиками разного уровня, но ведь граждане имеют право знать мысли, цели, результаты работы людей, идущих в политику, и мы предоставляем им эту возможность строго в рамках закона, вот и все! А уж какая у них платформа, насколько они симпатичны или не симпатичны власти,
Граждане имеют право знать мысли, цели, результаты работы людей, идущих в политику
электорату или кому-то еще, об этом должны судить люди, прочитавшие статьи журналистов, которые напишут об этих выступлениях. Эта деятельность очень нужна нашему обществу. Но я подозреваю, что мы кое-кого раздражаем нашим отказом вносить себя в список иностранных агентов – нужно же, чтобы закон каким-то образом исполнялся. Кроме того, некоторые наши гости публично критикуют власть, включая ее высшие эшелоны, но я опять же не вижу в этом криминала, ведь Конституция нам этого не запрещала, это и называется свободой слова. Я не думаю, что сводят счеты лично со мной, просто хотят доказать, что иностранные агенты – они агенты и есть, а еще они – "национал-предатели" и "пятая колонна", и нужно, чтобы они все были зафиксированы в соответствующем документе.

Так же думают и в организации "Солдатские матери Петербурга", куда прокурорская проверка нагрянула в эти же дни.

– Новая волна проверок началась с нас, совершенно очевидно, что проверяют по поводу закона об "иностранных агентах", очень интересовались разными нашими публикациями, требовали огромное количество документов в сжатые сроки, а сами на наш вопрос, на каком основании идет проверка, не ответили, – говорит пресс-секретарь организации Александр Передрук. – Все делается, чтобы включить нас в этот список, хотя механизм выхода из него до сих пор не предусмотрен. Такие же проверки идут сейчас и в Институте региональной прессы, и в организации "Немецко-российский обмен", а в некоторых петербургских НКО до сих пор не стихли отголоски прошлого года, например, продолжаются суды по поводу ЛГБТ-организации "Выход", сторона обвинения находит все новые аргументы, все новые "неправильные" публикации. А недавно правозащитная организация "Женщины Дона" передала в Минюст обычный годовой отчет, и после этого ее тоже стали принуждать записаться в "иностранные агенты". То есть доходит до абсурда – как и в случае с известной организацией "Агора", которую тоже пытаются включить в список на том основании, что она оспаривала в Конституционном суде закон об "иностранных агентах". Там, правда, вышел казус: прокуратура, видимо, в спешке не заметила, что свой грант они получили не от иностранного государства, а от правительства Российской Федерации, так что вряд ли у них что-нибудь получится.

Адвокат Сергей Голубок, который в курсе событий, поскольку защищает организацию "Выход", считает, что новая волна проверок НКО – это продолжение неуклюжих и непрофессиональных действий прокуратуры, выполняющей указания сверху:

– А вообще-то прокуратуре неплохо было бы заниматься своими непосредственными обязанностями, например, надзирать за качеством следствия. Или, например, в Крыму запретили все массовые мероприятия, так пусть прокуратура обжалует в суде это решение. Но она занимается чем-то другим – вот пошла новая волна проверок НКО, и, видимо, будут еще новые.

Член Правозащитного совета Петербурга Юрий Вдовин не сомневается, что российские власти стараются ликвидировать независимый от нее сектор правозащитных, экологических и других организаций:

– Существование независимых, непослушных общественных объединений для власти невыносимо. Поэтому выдумываются всякие истории, например, что "Солдатские матери" – экстремисты, рассказывающие людям о том, что в нашей доблестной армии нарушаются российские законы. Или что Институт региональной прессы занимается политикой, потому что предоставляет на своей
Существование независимых, непослушных общественных объединений для власти невыносимо
площадке слово людям, обсуждающим жилищно-коммунальную сферу. Это бред сивой кобылы, а когда еще вызывают пожарных, это явное свидетельство того, что власть хочет любыми способами зажать деятельность независимых НКО, объявить их агентами, чтобы раз в полгода на три месяца останавливать их работу, тем самым их нейтрализуя. Они хотят оставить только послушные организации, которые будут петь власти осанну и повторять, что никаких нарушений прав человека в России не существует, равно как и экономических трудностей и социального бесправия. Раньше кричали "Слава КПСС!", теперь "Слава администрации Путина!"

Юрий Вдовин считает, что тучи нависли над Институтом региональной прессы потому, что он помогает журналистам и дает возможность высказываться всем людям, независимо от их отношения к власти:

– Ведь что такое обвинение в политической деятельности – это по сути обвинение в попытке захватить власть. Институт региональной прессы никогда не занимался проблемой захвата власти. Кто-нибудь может сказать, что Анна Аркадьевна Шароградская и несколько ее девочек-сотрудниц хотят войти во власть? Это просто тяжелый бред в отсутствие санитаров.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG