Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В Иркутской области в связи с пожарами введен режим чрезвычайной ситуации

С начала сезона в Приангарье произошло 184 крупных лесных пожара общей площадью почти 100 тысяч га. В настоящее время продолжается семь крупных пожаров на площади 19 тысяч га. Таковы официальные данные Агентства лесного хозяйства Иркутской области.

Самый крупный пожар, в результате которого пострадали люди, произошел в Нижнеилимском районе два дня назад. В поселке Дальний сгорели 22 жилых дома, без крова остались 59 человек. По предварительным данным, причиной стал пал сухой травы. Дело в том, что весна пришла в Иркутскую область на три недели раньше обычного.

Представители надзорных органов, а также волонтеры ходили по садоводствам и предупреждали людей о том, что в регионе действует особый противопожарный режим. Говорили, что не надо сжигать сухую траву на дачных участках, не надо жечь мусор в лесных массивах. Спасателям приходилось буквально дежурить около свалок, чтобы предотвратить сжигание мусора в лесах.

Но люди часто надеются на авось. В апреле в одном из садово-дачных товариществ Иркутского района мужчина решил сжечь сухие ветки. И вроде бы принял меры предосторожности: сжигал в металлическом баке, накрыв его. Но отвлекся и лишился своего дома. Более того, сгорел еще десяток ближайших к нему домовладений. Таких примеров – немало.

Иркутские экологи очень тревожатся по поводу происходящего. Пожары наносят непоправимый ущерб животному и растительному миру Приангарья. Орнитолог Виталий Рябцев, недавно вернувшийся из экспедиции, рассказал, что природа меняется буквально на глазах. Он исследовал лесостепные районы области, так как они наиболее подвержены огню. И выяснил, что сейчас идет замена хвойных лесов на лиственные. И как следствие – животным, которые жили в хвойном лесу, больше негде жить. Виталий Рябцев много лет изучает орлов, которые, как правило, гнездятся на соснах и лиственницах. Пожары последних лет уничтожили 35% всех гнездовых участков орлов.

– Я говорю о верховых пожарах, о низовых не упоминаю, это сейчас повсеместно встречается. Конечно же, каждый год, когда это происходит, идет массовая гибель гнезд птиц, особенно тех, которые гнездятся на опушках, и особенно на земле. Это куропатки, тетерева, журавли, кулики. Пожары охватывают не только леса, они сейчас наносят огромный вред поймам всех рек, – говорит Виталий Рябцев.

Причины пожаров для орнитолога очевидны. В первую очередь это разрушение системы колхозов. Прекратилась обработка обширных полей, и как результат – огромные нелесные пространства превратились в море сухой травы. Лишь одна брошенная спичка вызывает огненный шторм, который мгновенно доходит до лесов. Еще одна причина – развал системы охраны и воспроизводства лесов. И, как говорит Виталий Рябцев, в итоге леса испытывают нашествие "черных лесорубов".

– Такого рода заготовители забирают только нижнюю часть ствола, а всю крону и оставшееся от ствола бросают на месте. Поэтому леса сейчас заполнены миллионами кубометров древесины. Сейчас это все напоминает огромную пороховую бочку невиданных масштабов. Что нас спасало последние годы? Это влажные, холодные летние сезоны. Последняя засуха у нас была в 2003 году, когда пожары начались с середины мая и продолжались до конца августа, и дождей в этот период почти не было, – говорит Рябцев.


Выходит, что спасти Приангарье от пожаров может только восстановление и усиление службы охраны лесов. В начале мая сотрудники Агентства лесного хозяйства Иркутской области предупредили губернатора Сергея Ерощенко о проблемах в период пожароопасного сезона: отсутствие руководства, недофинансирование, нехватка запасных частей к спецтехнике и ГСМ. Сделаны ли выводы после этого обращения, пока неизвестно.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG