Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
О вкусах не спорят только в поговорках. На самом деле вынесение эстетического суждения – суть и основа человеческих коммуникаций. И чем более визуально-ориентированным становится общество и его поведение онлайн (чем проще становится напрямую транслировать то, что видишь своими глазами, не используя лишних слов), тем сильнее вкусовая оценка предмета, события или человека укореняется как способ выражения собственного мнения.

В самой упрощенной модели это выглядит так: человек размещает в социальной сети фотографию букета цветов, заката на море, щенка или шоколадного торта и как бы заявляет – это красиво, приятно и славно. "Лайки" знакомых поддерживают его мнение и укрепляют в собственной правоте. Ну и где вообще найдется бесчеловечный тиран, который скажет, что щенята несимпатичны? Но все становится сложнее, когда речь перестает идти о природе, милых зверятах и сладостях, когда главной эмоцией становится не восхваление красоты, а ее отрицание.

Эта форма эстетической коммуникации нам знакома по "желтым" журналам. Их структура бесхитростна и пластична, ее легко использовать для каждой ситуации: фотографии и комментарии суждения к ним, чаще коротенькие, реже на целый лист. Вот актриса в блестящем платье на красной дорожке – "желтая" редакция замирает в восхищении. Вот актриса на пляже в купальнике, неудачно повернулась и стал виден целлюлит – "желтая" редакция шипит о пользе диет. Вот та же актриса, но уже беременная или с малышом – "желтая" редакция умиляется. А вот эта актриса без малыша и макияжа, но с округлившимися формами и в леггинсах – "желтая" редакция укоризненно призывает за собой следить и скинуть послеродовые килограммы.

Сегодня роль "желтой" редакции для своих друзей и подписчиков выполняет каждый из нас – ну, если и когда находится время меж спорами о местечковой геополитике и зубоскальством на тему убитых с той или иной стороны. Для этого всегда найдется повод. Пару недель назад самым главным стало "Евровидение", где даже у тех, кто не относится к этому конкурсу эстрадной песни как к Ледовому побоищу, нашлись замечания. "Ну ладно, победила Кончита и победила. Но вот честно скажу, мне ее внешний вид не нравится", – написал кто только мог в социальных сетях. Политик Борис Немцов на всякий случай еще и добавил (с тяжелым, видимо, вздохом): "Наверное, толерантности не хватает". Но основная масса зрителей вообще не стала церемониться, сетуя на "уродство".

Говорить в сто сорок пятый раз о "Евровидении" или о природе растительности на лице у женщин мне хочется меньше всего, тем более что самую прекрасную кросс-культурную ссылку на бородатую католическую святую Вильгефортис уже сделали. Интересно то, что стоит за критическим суждением о красоте всех, кому, по их собственному признанию, так неуютно из-за внешнего вида Кончиты Вурст. Ведь, по-хорошему, представляющий женщину с бородой певец – это нечто бесконечно далекое и эфемерное, присутствие чего в нашей жизни есть свободный выбор каждого. Нравится музыка – скачиваешь песню. Не нравится – переключаешь канал. Но для российских зрителей все оказалось сложнее.

И те, кто против, и те, кто за, нашли необходимым свое отношение к Кончите
В голове заложена программа: все люди, по-хорошему говоря, равны, но от женской бороды все равно воротит
Вурст аргументировать через свое осознание ее красоты. Осознание красоты – это, по сути, оценка другого человека через призму собственных представлений о привлекательности. Было бы глупо говорить о том, что растительность на женском лице кажется привлекательной всем без исключения. Так же глупо, как и говорить о том, что какие-то физические параметры человека (даже самые растиражированные медиа, такие как плоский живот, большая грудь и маленький нос у женщин, или кубики на прессе, крепкий бицепс и полная голова волос у мужчин) – это что-то универсально привлекательное без исключений. Кому-то нравятся худые женщины, кому-то полные, кому-то нравятся нежные девичьи ланиты в розовом пуху на просвет, а кому-то женская борода или небритый мужчина в дамском платье. Да, я знаю таких людей лично, они существуют. И, скорее всего, могли бы долго и аргументированно спорить о том, почему только бородатая женщина – вершина красоты, а женщина с голым лицом – курам на смех, и почему все мужчины должны носить платья.

Но в этом совершенно нет смысла, потому что если другой человек кажется нам менее привлекательным, это не значит, что он от этого менее важен, значим, прекрасен как человеческая единица или имеет из-за этого меньше прав. Поэтому Немцов или любой другой либерал понимает, оценивая Кончиту Вурст, что он не полностью "толерантен". У него в голове заложена программа: все люди, по-хорошему говоря, равны, но от женской бороды все равно воротит. Хотя понятно, что если эта женская борода существует где-то в мире, да не про его честь, то и оценивать ее незачем. Всем абсолютно без разницы должно быть, что об этой бороде думает наш либерал. Но это слишком трудный вывод для эгоистичного человека: понимание того, что его мнение недостаточно важно, чтобы стать краеугольным, дается нелегко. Поэтому людей, совершенно абстрактных, он начинает оценивать, орудуя тем же инструментарием, что и при знакомстве с девушками на вечеринке: исходя из собственных представлений о привлекательности, отсеивая тех, кто отбор не пройдет. А человек, который и вовсе не пытается смоделировать свое поведение как толерантное, тем более не видит в таком случае разницы между своей собственной оценкой чужой привлекательности и базовыми принципами человеческого равенства.

Видя перед собой диковинную певицу, едва ли не каждый начинает прицениваться: стал бы он с ней или не стал. Если бы на месте бородатой женщины был просто феминный парень-гомосексуал или маскулинная женщина, было бы проще отсортировать, хотя бы для гетеросексуалов – ведь они влечения к людям своего пола не испытывают. Но Кончита причудливым образом сочетает в себе довольно расхожие стандарты красоты: то ли осанистая девица с водопадом роскошных волос, то ли волоокий южный бородач. Взятые по отдельности, оба эти образа не вызвали бы вопросов. Ну, некоторые женщины бы точно сказали, что для их вкуса мужчина чересчур волосат, а парочка мужчин призналась бы, что предпочитают грудь поменьше, это как раз подтверждает мою логику.

Но при виде Кончиты все начинают паниковать. Потому что представить себя целующими накрашенные губы посреди окладистой бороды не могут ни женщины, ни мужчины. И не должны. Хотя я глубоко убеждена, что, попробовав, некоторые пришли бы к выводу, что целовать бородатую женщину действительно приятно. Но суть абсолютно не в этом. Суть в том, что надо уметь отличать человеческое отношение к окружающим от позывов собственных гениталий. Можно иметь какое угодно понимание того, каких женщин или мужчин ты считаешь для себя привлекательными, но при этом не отказывать в праве свободно существовать всем, кто этот отбор не прошел.

Это так же глупо и непродуктивно, как и заставлять себя спать с теми, кто кажется непривлекательным, просто, чтобы доказать свою точку зрения. А ведь именно этими предлогами о "непонимании чужой внешности", "физическом неприятии" и "отторжении" прикрывают постоянно разные очень уязвимые люди свой расизм и гомофобию. Когда какая-нибудь женщина делает публичное высказывание, несогласные с ней непременно рассказывают о том, как неприятна ее внешность, как она не умеет ухаживать за собой, словно авторитетное мнение бывает только у людей со свежей укладкой. Ну а если женщина хорошо причесана и вообще, как говорится, "няша" – считают, что ее и слушать не надо, с красотой ум не уживается. Это все как-то очень явно идет вразрез с пониманием о том, что любой человек существует независимо от других, имеет право на личное пространство.

Нет, этот пост вовсе не призыв к ограничению свободы слова. Каждый волен у себя в социальных сетях писать все, что ему приходит на ум. Просто когда человека списывают со счетов просто потому, что он выглядит не так, как чей-то идеализированный сексуальный партнер, – это глупо и противно законам логики. А споры об этом – пустая трата энергии. Было бы разумно избавиться от всех этих глупостей про красоту и привлекательность и признать: право быть самим собой имеет мало общего с тем, как реагирует на других то, что у нас с вами в штанишках.

Катя Казбек – феминистка, ЛГБТ-исследователь, публицист, гражданка мира

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG