Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Сегодня в Мосгорсуде не допрашивают "громкие имена" или так называемых "лидеров оппозиции" – это все было вчера, будет и завтра. А сегодня защита Сергея Удальцова и Леонида Развозжаева планирует вызвать на свидетельскую трибуну рядовых участников акции 6 мая 2012 года на Болотной площади.

"Это все?" – интересуется один из приставов, оглядывая публику, пришедшую 21 мая на очередное заседание по делу Удальцова и Развозжаева. Зал, вмещающий больше сотни людей, заполнен едва ли на треть. "Все, – отвечает ему коллега пристав, иронизируя. - Ну если только к метро сбегать, собрать…"

Активисты "Комитета 6 мая" до заседания, сидя в коридоре, подсчитывают пришедших: "Сегодня – 11, вчера было 17". "Вчера", то есть 20 мая, допрашивали депутата Госдумы Илью Пономарева и адвоката Марка Фейгина. Вспоминают полный зал во времена, когда процесс только начинался, – в феврале 2014 года. Зрители и адвокаты рассаживаются, и кажется, что огромный помпезный зал №635 "для резонансных дел" слишком велик для этого процесса: два адвоката, два подсудимых, два прокурора, три судьи, с десяток зрителей и почти никакого резонанса.

21 мая сторона защиты планировала допросить двух свидетелей – Елену Васильеву и Алексея Накропина. Суд возразил. Председательствующий Александр Замашнюк сослался на то, что оба свидетеля ранее присутствовали на заседаниях. И если
Огромный помпезный зал №635 "для резонансных дел" слишком велик для этого процесса: два адвоката, два подсудимых, два прокурора, три судьи, с десяток зрителей и почти никакого резонанса
Накропин был на заседании, где обсуждались организационные вопросы, то Васильева слушала допрос потерпевших и, более того, по словам судьи, публиковала в прессе свои впечатления с того заседания, что несовместимо со статусом свидетеля. Просьбу адвоката Виолетты Волковой поднять записи с того заседания и убедиться, что Васильевой не было в зале, суд рассматривать не стал и разрешил допросить только Алексея Накропина. Большую часть допроса вел Сергей Удальцов. По его просьбе Накропин рассказал о том, как прибыл на акцию 6 мая. Шествие по улице Якиманка, по его словам, проходило спокойно и без происшествий, но у Малого Каменного моста, при повороте для прохода в зону митинга, пространство начало сужаться, "в горлышко уперлось много людей, возникло скопление, как в метро на эскалаторе в час пик". Дальше митингующим не давала пройти цепочка сотрудников полиции. Затем, по словам Накропина, от организаторов акции пошла информация, что необходимо садиться на асфальт, чтобы избежать давки и подождать, пока полиция не пропустит людей. Сам Удальцов, по словам свидетеля, призывал людей успокоиться, не паниковать и сесть на асфальт, чтобы избежать давки.

"Уважаемый свидетель, не берите на себя бремя оценки поведения всех людей", – раздался голос практически не участвовавшего до этого в допросе судьи Замашнюка. В этот момент Накропин рассказывал о том, как люди воспринимали тот факт, что проход в сквер на Болотной площади 6 мая, в отличие от предыдущих акций, был перекрыт. "Никто из нас не вправе постичь чувства другого человека", – наставлял судья. Потом Замашнюк еще несколько раз напоминал свидетелю, что тот не должен высказывать предположения или домыслы. "Виноват", – отозвался Накропин. "Вас никто не обвиняет", – заметил судья.

После того, как у стороны защиты вопросы кончились, а у представителей обвинения они не возникли, к допросу приступила коллегия судей. Замашнюк ухватился за приведенную свидетелем метафору о том, что проход в зону митинга 6 мая напоминал давку в метро в ситуации, когда работает только один эскалатор, и поинтересовался у свидетеля, стал бы тот садиться перед неработающими эскалаторами в ожидании, что их запустят? Накропин попытался объяснить, что ситуация несопоставима, но вмешался второй судья. Кажется, метафора с метро пришлась по душе всем: "А если в метро вас запихнут в вагон, который едет в противоположную сторону, вы не будете пытаться попасть туда, куда вам нужно?" – "Ну, вагон прошибать головой я не буду", – резюмировал свидетель.

Судей такой ответ не удовлетворил и они продолжили выяснять, почему Накропин не мог покинуть толпу и направиться иной дорогой к месту проведения митинга. "А вы... словами Достоевского, "право имеете"? Вы можете руководить своими действиями или другие граждане вас используют как живой щит, таран?" – интересовался Замашнюк. "В толпе даже Валуев не имеет выбора, куда идти", – парировал свидетель, добавив, что не обладает способностью перепрыгивать через людей: ему мешали толпа и полицейское оцепление.

Под конец допроса свидетеля вопросы вновь появились у стороны защиты, а именно у подсудимого Развозжаева. Но Замашнюк их снял – как гипотетические. "Я думал, я "право имею", а оказалось…" – развел руками Развозжаев. "Имеете, но в рамках закона", – отрезал судья. "А оказалось, что "тварь дрожащая"…" – окончил цитату Развозжаев.

Финальный вопрос свидетелю задал Удальцов: "В период лета-осени 2012 года – возьмем этот период, чтобы не отклонятся от темы, – как часто в метро работал один эскалатор вместо двух-трех? Насколько это замедляет проход граждан?" – "Замедляет, – ответил свидетель на неожиданно не снятый судьей вопрос. – Люди передвигаются, переминаясь с ноги на ногу". – "Еще какие-то виды транспорта вас интересуют?" – обратился Замашнюк к Удальцову и, получив отрицательный ответ, объявил, что допрос свидетеля завершен.

"Хорошее получилось заседание, он хорошо держался!" – прокомментировал выступление свидетеля кто-то из активистов в лифте по дороге к выходу из суда. Я вспоминаю, как один из приставов перед заседанием спрашивал собравшихся, все ли из них являются свидетелями. "Да, мы свидетели, – отозвался кто-то. – Свидетели этого произвола и беззакония".

Но, кажется, таких свидетелей остается все меньше и меньше.

Наталья Джанполадова – судебный репортер Радио Свобода

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG