Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Наша слушательница Татьяна Бурдо под своим именем прислала на сайт «Свободы» чужое сочинение о том, что Россия в ближайшее время не просто покорит мир, а очень строго поистине немилосердно накажет его, вплоть до того, что уничтожит его к чёртям собачьим, чтобы знал, как делать ей замечания. Прочитаю самый конец: «Сегодня Бог - русский! И всё Небесное Воинство сейчас - русское. И Святой Георгий сменил копьё на РПГ-7». РПГ-7 – это противотанковый гранатомёт, стреляет реактивными гранатами. Не знаю, как вам, дорогие слушатели «Свободы», а Татьяне Бурдо это нравится: и содержание, и, видимо, слог. Так легло на душу, что будто сама писала.

В глаза бросается любопытное противоречие. Кремлёвская пропаганда вне конкуренции. Она давно вне конкуренции, но сегодня – особенно. Сведения и мнения с Запада до большинства русских не доходят, а то, что доходит, встречается скорее в штыки. Есть, однако, люди, которые возмущаются Западом так, будто он ведёт против России бешеную словесную войну. Употребляются такие выражения, как «повальное вдалбливание» лжи, «международная пропаганда». И оценки… «Противно», «гадко», «стыдно и тяжело» (это – слушать и читать меня), есть и сообщения о сердечных приступах, опасном повышении давления. Трудно удержаться от некрасивого вопроса: зачем в таком случае слушаете и читаете – зачем наносите вред своему здоровью? Есть и более спокойный, а значит и содержательный, вопрос. Вы гневаетесь, тоскуете, иные из вас, слушая ту же «Свободу», от возмущения плачут настоящими слезами, то есть, ведёте себя так, словно «Мировое правительство» обрушивает на Россию такую лавину враждебной пропаганды, что и в самом деле хоть криком кричи. Но ведь на самом деле это комариный писк по сравнению с вещанием одного только московского ТВ – вещанием, так ласкающим слух и глаз патриота. Чем объяснить эту вашу сверхчувствительность к слову, которое вам не нравится? И второе. Ленин любил повторять одну знаменитую поэтическую строку: «Он слышит звуки одобренья не в робком ропоте хвалы, а в диких криках озлобленья». В самом деле, если враг мною недоволен, значит, я действую правильно. Почему же вам так тяжко, так скорбно, так – простите – злобно на душе? Почему не говорите, как тот колхозный председатель из советского анекдота: «Хай клэвещуть, гады!»?

«Во время недавнего пребывания в Чехии, - сообщает нам господин Скворцов, - прочитал важную новость в чешской политической жизни: президент страны Милош Земан рассказал народу во время лекции в Пльзене, что впервые занимался сексом в семнадцать лет, а также по пути в Пльзень посетил бензозаправку у въезда в город, где справил малую нужду. Этому посвящена целая статья в газете. Взяли интервью у заправщика. Тот рассказал, что сначала приехали полицейские, сказали, что через пятнадцать минут появится президент и пойдет в сортир. Продавец сбегал убрать в сортире. Земан приехал, зашел с охраной, спросил, где туалет, зашел туда, провел там две минуты... Скучно жить на этом свете, господа!», - так заканчивается это письмо. Конечно, скучно, а тому, кто не читает бульварных газет и не смотрит бульварных программ по ящику, - тому, может быть, чуть-чуть веселее.

Пишет Ксения Ахмадулина из Москвы. «Если человек ищет попутчиков и пишет, куда он едет, но не пишет откуда - значит он едет из Москвы. Житель Воронежа, к примеру, напишет: "Еду из Воронежа в Германию через Белоруссию", а житель Москвы пишет: "Еду в Германию через Белоруссию"... из центра мира, ясно дело. Москвичи почти никогда не указывают город отправления. Для меня было шоком обнаружить то же самое у себя. Я этого даже не осознавала! Такое вот слепое пятно. Когда проходили выборы мэров во Франции, я с удивлением спрашивала, почему дебаты между претендентками на пост мэра Парижа показывали не в прайм-тайм, а днем и почти ночью. Ведь днем и поздно ночью неудобно смотреть! На что мой друг (француз, родившийся не в столице) мне заметил, что выборы вообще-то не только в Париже проходят, а по всей Франции. Когда у нас по всей России что-то проходит, так не показывают, если только это не пожары, наводнения, теракты. Обычно в прайм-тайм идет Москва, а всё остальное как-то вскользь... Такой вот махровый эгоцентризм. Отец говорил мне, что Россия устроена как метрополия с колониями. Москвичи воспринимают себя именно как метрополия, но я, признаться, не до конца понимала, о чем он. Сейчас, в связи с очень тяжелой ситуацией между Украиной и Россией, говорят про имперские комплексы. Это не пустой звук. Это очень серьезная проблема. Имперские комплексы сильны и неосознаваемы. Некоторые российские политики открыто говорят, что Украина - это не внешняя политика, а внутренняя. И многие простые россияне это воспринимают так же - как внутреннее дело своей страны. Такие вот фантомные боли... Люди не в состоянии понять, что Украина - другое государство. Другое. Многие считают украинский язык пародией на русский, а самих украинцев - просто более тупыми русскими. Смогут ли российские имперцы преодолеть в себе эти комплексы раньше, чем причинят много зла другим и разрушат собственную страну? Эгоцентризм - это не то же самое, что эгоизм. Это восприятие себя как центра, неспособность увидеть позицию, отличную от центральной», - пишет Ксения Ахамдулина из Москвы. Думаю, Ксения, ожидать более или менее благополучного исхода не стоит. Кремль сознательно использует эту болезнь для сплочения населения – сплочения, разумеется, вокруг центра, вокруг себя, любимого. «Начинается земля, как известно, от Кремля», - писал величайший советский поэт, писал для детей. Всё может обернуться хуже, чем ожидают внуки и правнуки этих детей.

«Грустно, - пишет Тамара Гурина. - что не все понимают, кто настоящие "национал-предатели". Вот в пятом году подписали бумагу, по которой Китаю отошли земли в бассейне Амура. Сами отдали по слабости России на Дальнем Востоке. Не будет никакой защиты русскоязычных на Дальнем Востоке, который на самом деле, оказывается, Внешняя Манчжурия, исконно китайская земля. Крымский сценарий там повторится, только зеркально. Чуете, ребята, какой вы прецедент создаете, политический, военный демографический? ».

Это письмо – один из первых звонков такого рода. Россия уже начинает носиться с мыслью: на кой нам Европа и Америка – в Китае всем, чем надо, закупимся, в Китай всё, чем богаты, продадим, и будут опять русские с китайцем братья навек, как провозглашалось под конец жизни Сталина. Подразумевалось, что русский, конечно, старший брат. Какое же было удивление, когда китаец не согласился быть ни младшим, ни вообще – братом. И вот Путин направляется в Пекин. Зомбоящик – великая сила, но я хотел бы посмотреть на русского, который поверит, что Россия и Китай на равных. На всех нарах и кухнях будут говорить, что Путин продаёт Россию Китаю. Кто-то, может, и говорит: «Не надо, Владимир Владимирович, не надо ехать». - «А куда же ехать?» - отвечает тот с тоской. «А вот об этом надо было раньше думать», - скажем ему. «Путин – китайский шпион», - нам уже пишут и такое.

Следующее письмо: «Вернулась с Украины домой, в Подмосковье, и думаю: эти бедные безумцы-сепаратисты, они же продукт бесконечных бандитских сериалов НТВ. Да и убитый бандеровец Сашко Билый - Музычко, он же себе псевдо взял как раз из сериала про бандитское братство, там главный герой Саша Белый в исполнении Сергея Безрукова, одного из подписантов письма интеллигенции в поддержку Путина по Крыму. И еще. Вот только что написала: «бандеровец» - ведь так правильно, через «а». А компьютер подчеркнул: мол, неправильно. То есть, программа грамотности уже зафиксировапа «е»! Вот. Теперь на века. Так политика побеждает историю. Ну-ка, напишу бЕндеровец. Ой, и бЕндеровца подчеркнула. Может, вообще такого слова не знает программа? А кому оно вообще нужно-то было? Никому. А теперь вот нужно, а программа не знает, как правильно. Ужас-ужас! Что делает с людьми телевизор!», - восклицает в письме на радио «Свобода» госпожа Самсонова, которая наверняка согласится со мной, если я уточню её слова так: что делают с собой люди с помощью телевизора! Не телевизор – с людьми, а люди – с собой, телевизор тут просто на подхвате.

Пропаганда может всё, кроме того, чего она не может. Люблю повторять это крылатое выражение не только потому, что сам его сочинил, а потому что оно верное. Успех кремлёвской пропаганды последних месяцев называют фантастическим. Так задурить головы миллионам... А я скажу: не надо преувеличивать, друзья, ей Богу, не надо – ни умения, ни напора. Большинство так доверчиво это слушало - и продолжает - потому что было готово слушать именно это, давно готово, только это и готово слушать, и воевать готово. Нет, наверное, сегодня в мире населения, которое больше, чем русское, хотело бы войны с кем угодно во славу своей великой Родины, - пойдут, не задумываясь, и детей поведут, и внуков, и жён – все, кроме начальства, конечно. Китайская главка путинской политической биографии только начинается, вот она и покажет нам бессилие пропаганды. Она поднимет настроения, обратные тем, которых будет желать. Вот увидите. Сам по себе Китай здесь, разумеется, ни при чём, как ни при чём была и сама по себе Украина с её Майданом. То есть, очень даже при чём, но не подлинный Китай, а тот, что в голове у путинского избирателя, как и Украина – не с подлинной он имеет дело, а с той, что у него в голове…

«Уважаемый Анатолий Иванович! – пишет Гречанинов Виктор Степанович, - Готов ли у вас ответ на следующий мой вопрос. Почему потаскухи так любят Родину с большой буквы, особенно – в настоящее время? Почему среди этого контингента такой большой процент патриоток? Я думал, это бросается в глаза только мне, но, порасспросив друзей и приятелей, узнал, что и они это замечают. Существует закономерность. Если перед вами пожилая патриотка повышенного градуса и очень правильного поведения, то не ошибётесь, если скажете, что в молодости она давала ещё того дрозда. Я не говорю специально о женском составе Государственной думы, не имею в виду и Вальку-полстакана – говорю о рядовых наших подругах. Откуда в них этот градус патриотизма, близкий к точке кипения, с одной стороны, и не менее обжигающая ненависть к врагам отечества, на которых нам указывают с экрана, - с другой?», - пишет господин Гречанинов. У меня, Виктор Степанович, приготовлены ответы на все вопросы, а к ответу на ваш мне и готовиться не надо. Отвечаю с ходу, тем более, что вы уже оказали мне неоценимую помощь своим выражением «повышенный градус», «патриотка повышенного градуса». Вот в этом всё дело - в темпераменте. Женщины, которых вы огульно называете потаскухами, они – горячие женщины. Сверх нормы горячие или горячие в самый раз - это зависит от мерки, с какой к ним подходить. Темпераментная женщина, горячая женщина, женщина большой жизненной силы, сказал бы я, она, как подмечено в писании, - возлюбила много. Ей свойственно любить, любить и любить, по возможности безостановочно. Она так переполнена любовью, что этого прекрасного, бесценного, в высшей степени угодного христианскому Богу чувства хватает не только на нашего брата, а вот и на родину, на отечество. Она быстрее других откликается на призывы начальства любить не только его, начальство, но в нашем случае и Россию. А врагов России, соответственно, - ненавидеть. Отсюда, от повышенного градуса, и доверчивость. Любвеобильная женщина не может быть переборчивой, то есть, недоверчивой. Это, по-моему, естественно. Вот она и верит всему, что несётся с экрана. Завтра понесётся что-то противоположное – тоже сразу поверит. Душечка, одним словом. В то же время, Виктор Степанович, мы с вами знаем, что существует и особый патриотизм недотрог, и нам с вами, думаю, ничего не стоило бы обосновать это их душевным складом.

Письмо из Англии: «Уважаемый Анатолий Иванович! Я люблю языки, сам говорю на нескольких, и не хочу их исчезновения. Но я при этом не люблю шовинизм. Вот вы говорите об украинских националистах: «Они злятся, отчаиваются, накручивают себя. Многие в таком состоянии говорят гадости и глупости. Иной кричит: «Москалей – на ножи!» тем громче, чем лучше сознаёт, что и ножа у него нет, и рука коротка. В свою очередь, русский злится на украинца за то, что тот никак не обрусеет окончательно, да ещё и трепыхается, сопротивляется, грубит. Грязью бросаются и тот, и тот, но основания у них разные. Среди русских нет человека, который бы это понимал». Это ваши слова, Анатолий Иванович. Но всё равно "Москалей — на ножи!” —шовинистический, бандитский призыв, а вы не имеете моральной силы ясно это сказать, ищете психологических оправданий, сочувствуете угенетенному национальному чувству. Теперь об украинском языке и украинстве». Дальше автор письма обращает наше внимание на статистику. Она не подтверждает, что с украинским языком и украинством так всё плохо, как кажется мне. Читаю: «Украинский язык делается более, а не менее, популярным в Украине. А вот русский вашими молитвами даже в Харькове и то слегка вниз идет. Во Львове и Тернополе падение в разы, в то время как украинский вырос в Донецке, не где-нибудь, процентов на двадцять. Да, суржик заедает. А голландский и немецкий заедают американизмы. А уж русский-то в них прямо тонет, сил нет, в американизмах-то, впору на чистый янки переходить. Ну, и что? Где тут исключительность Украины?». Алекс Шафаренко, автор этого письма, не спешит вместе со мной радоваться, что Украина отдаляется от России, чтобы сохраниться. «Англия, в которой я живу, - пишет он, - и соседняя Ирландия говорят на одном и том же языке, английском, и никому и в бреду не покажется, что ирландская культура идентична английской, или что у Ирландии от этого культурная катастрофа. А язык один! А вот в Уэльсе, в двух шагах от Лондона, говорит на валийском чуть ли не миллион человек, и язык растет в популярности. Заметьте, ни один дурак не утверждает, что удаление Уэльса от Англии - залог выживания валийскости. Мне неприятно, - продолжает он, - что вы назвали суржик ублюдком. Это вы от невежества, любезный. Украинский суржик — типичный креольский язык, каковых по миру пруд пруди. Они не плод насилия, а плод неузаконенной любви. Папа - на одном языке, мама - на другом, дети говорят на креоле. Через пару поколений появляется креольский язык данной местности. Креольский английский, креольский португальский, вот и суржик – это креольский украинский. У нас в Великобритании к местным говорам относятся уважительно и считают их частью культурного богатства, а вовсе не выродками в семье нормативного языка», - пишет Шафаренко. Здесь, Алекс, возникает трудный, болезненный вопрос: приветствовать ли дружбу народов за счёт языка и - шире - культуры одного из них? Русские молчаливо исходят из того, что можно. Для них это само собою разумеется. Нельзя не признать, что большинство восточных украинцев разделяют это бессознательное мнение. Западные, те не согласны, иные – свирепо не согласны, чтобы суржик взял в плен и их. По этому поводу Шафаренко пишет: «Придурки пытаются насаждать украинскую культуру истерическими призывами к борьбе. А делать это можно только позитивом. Как в Уэльсе остановили вымирание валийского, и теперь молодежь там (на севере по крайней мере) все более двуязычная. А кто в это мог поверить двадцять пять лет назад, когда я ступил впервые на британскую землю? Это - по соседству с шестисотмилионой глобальной армией англофонов! Это - при наличии американского ТВ! Как они этого добились? А с помощью позитива и отказа от любых попыток делить людей на своих и чужих. Анатолий Иванович, нет вернее способа похоронить украинскую культуру, как с помощью криков “Москаляку на гиляку!”. А её мне лично, как и большинству не трахнутых по голове русских, будет очень жаль. Я родился на Украине в семье двуязычных украинских евреев, хоть и прожил всю жизнь в других местах и на мове не говорю вообще. Единственный способ сохранить культуру — это превратить ее из дубины в подарок. Алекс Шафаренко, англо-русский еврей с украинскими корнями».

Спасибо за письмо, Алекс! Люди украинской культуры давно договорились между собой, что ирландизация (употребляют это слово) – не для Украины, во всяком случае, не то, с чем они могут беспечально смириться. Не нравится им перспектива украинской русскоязычной культуры. Они знают, что Гоголь – украинский писатель, они знают, что его язык – это украинский язык, состоящий из русских слов, но хотят, чтобы это осталось исключением, великим, но – исключением. Им просто жалко терять своё. Они говорят своим русским друзям: «Вы хотели бы, чтобы язык вашей культуры состоял из украинских слов, оставаясь при том русским по строю, по духу? Нет? Вот и мы не хотим, чтобы украинская культура, оставаясь украинской, переходила на русский или креольский». Что у них получится, будет видно.

«Господа!, - обращается к посетителям нашого сайта Аркадий Петрович. - Я вижу, собралось здесь немало толковых людей. Объясните мне, если не трудно, почему России так не везёт на руководство? Почему мы не идём туда, куда идут (хоть и разными темпами) передовые демократические государства? Ведь из страны бегут далеко не самые глупые люди! Что ждёт Россию? Ведь добром это не кончится».

Вопрос намеренно наивный, но более глубокий, чем может показаться. Ведь если просто посмотреть на первых лиц в Кремле, просто – то есть, забыть об их постах и судить о каждом так, как мы судим о самых обычных людях, и прежде всего – по разговору… По речи любого человека можно сказать, что у него с грамотёшкой, в чём он сведущ, а в чём ни бум-бум. Так вот, если посмотреть на российское руководство, то действительно... Не самые просвещённые люди, не самые, и что их сразу выдаёт: грубость, пацанья грубость. А как они оказались на самом верху… Хотят и умеют пробиваться. Многое зависит и от случая. Знаем также, что люди высокой культуры наверх не рвутся. Должности и блага для них не на первом месте. И, наконец, главное. Наверху мы видим таких людей, на каких есть спрос в обществе. Человеческий массив не склонен терпеть над собой власть людей, заметно возвышающихся над ним.

«Уважаемый Анатолий Иванович, - последнее на сегодня письмо. - Своё сообщение я адресую тем из ваших слушателей, кто думает, что только в России миллионы верят в леших и русалок и сутками стоят к дарам волхвов. В Исландии, например, есть организация под названием "Друзья лавы", они подали иск в Верховный суд, чтобы он запретил строительство очередной дороги, поскольку она может помешать эльфам, живущим то ли за валунами, то ли под ними. В существование эльфов верят больше половины исландцев, вот вам и современная культурная нация. Николай Усков, эколог». Спасибо за письмишко, Николай. Если вы эколог, защитник природы, так вам вообще-то положено тоже верить в эльфов, леших и прочих невидимых обитателей дебрей и болот. Даю вам совет. Разверните в России пропаганду следующего содержания. Внушайте соотечественникам, что оставлять после себя мусор на природе – значит сильно обижать леших и русалок, и не только обижать их, но и вредить им. Может быть, хоть это поможет… А если серьёзно, то нам всем очень не мешает помнить, что мы живём среди детей - среди детей разного возраста, вплоть до пенсионного. Это помогает, знаю по себе. Скажешь себе: дети есть дети, что с них взять – и можно жить дальше. Это всё недорасколдованный мир. Расколдование мира – дело длительное и трудное. Оно оказалось намного труднее, чем представлялось учёным людям пару столетий назад. Тем более, при обстоятельствах, о которых пишет, например, Харитон из Сум. Он имеет в виду поведение не на природе – первобытное, дикарское поведение, а в общественной жизни, но это всё связано. «Вот вы, ..., умный, а попробуйте с пяти лет нюхать клей, с десяти – бухать, а в тринадцать - сесть на иглу. А потом, уже будучи конченым нариком и имея в тридцать лет три ходки, под трамадолом и водкой сформулировать перед камерой свои требования. При том, что у вас их никогда не было».

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG