Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Наполовину красный, наполовину белый. Никита Симонян


Видеоверсия программы доступна на нашем канале в Youtube по ссылке.


"Мяч затаился в стриженой траве.
Секунда паузы на поле и в эфире...
Они играют по системе "дубль-вe" ,-
А нам плевать, у нас - "четыре-два- четыре".

Леонид Велехов: Здравствуйте, в эфире Свобода – радио, которое не только слышно, но и видно. В студии Леонид Велехов, вы слушаете и смотрите программу Игры на Свободе. На протяжении ближайших нескольких месяцев она будет посвящена одной-единственной игре, но какой! Новый цикл - исключительно о футболе. В преддверии бразильского чемпионата мира – события, которого мы всегда так ждем, и оно никогда не обманывает наших ожиданий, - мы будем встречаться с корифеями отечественного футбола, с теми, кто сделал ему имя, обыгрывая мировых грандов, побеждая на Олимпийских играх, в Кубке Европы, завоевывая медали на мировом первенстве. Свежо предание, а верится с трудом, – скажете вы словами грибоедовского Чацкого. Игрывали, - отвечу я словами гоголевского Чичикова, - и недурно игрывали.

Один из самых ярких участников и свидетелей былых великих побед отечественного футбола сегодня гость нашей студии – легендарный форвард московского "Спартака" и сборной СССР, олимпийский чемпион 1956 года, один из лучших бомбардиров за всю отечественную историю Никита Павлович Симонян.

Наш спортивный обозреватель Алексей Кузнецов напомнит зрителям и слушателям эту замечательную биографию.

Алексей Кузнецов: Никита Павлович Симонян в начале карьеры выступал за московский клуб "Крылья Советов". Но расцвет таланта Никиты Павловича как футболиста пришелся на десятилетие в московском "Спартаке" – 1949-1959 годы.

Никита Павлович – 4-кратный чемпион Советского Союза, 2-кратный обладатель Кубка Советского Союза и лучший бомбардир в истории московского "Спартака", забив в нем 160 мячей. Трижды Никита Симонян был лучшим бомбардиром чемпионата Советского Союза. В 1950 году установил рекорд чемпионатов страны – 34 мяча в одном сезоне. Это достижение продержалось 35 лет – до 1985 года.

За сборную Советского Союза Никита Симонян провел 23 матча, забил 12 мячей. А в клубе Григория Федотова (клуб лучших бомбардиров) Никита Симонян занимает 5-е место – 183 забитых мяча. Никита Павлович – чемпион Олимпийских игр 1956 года, участник чемпионата мира 1958 года.

Далее – тренерская карьера. Симонян – заслуженный тренер РФ, РСФСР и заслуженный тренер Советского Союза. Тренировал московский "Спартак", дважды приводил его к чемпионству и трижды завоевал со "Спартаком" Кубок Советского Союза. Никита Павлович возглавлял ереванский "Арарат" и в 1973 году оформил "золотой дубль" – одновременны выиграв и титул чемпиона, и Кубок страны. Это достижение "Арарата" до сих пор вспоминают, наверное, не только в Армении, но и на всей территории бывшего Советского Союза. Кроме того, тренировал одесский "Черноморец" и сборную Советского Союза в течение 2 лет.

Никита Павлович Симонян награжден Олимпийским орденом МОК и Орденом Международной федерации футбола "За заслуги".

Леонид Велехов: Титулов много. Поправочка какая-то есть?

Никита Симонян: К Олимпийскому ордену – орден ФИФА и орден УЕФА.

Леонид Велехов: Учли и впишем. Но что самое главное в вашей биографии? Наверное то, что, по преданию, сформулировал отец-основатель "Спартака" Николай Петрович Старостин: "Если, Никита, тебя разрезать пополам, то одна половина будет красная, а другая – белая". Со "Спартака" и начнем. Что такое для вас "Спартак"?

Никита Симонян: Прошло много лет. Я был тренером и одесского "Черноморца", который вспоминаю с большой симпатией. Я влюблен в этот город. Я влюблен в жителей этого города. Разумеется, ереванский "Арарат" – это мое родное. Дубль, который нам удалось сделать. Но, тем не менее, все-таки своим родным – "Спартак". Как говорил Андрей Петрович Старостин: "Отныне и вовеки веков".

Леонид Велехов: Вас ведь сманивали вас, и какие люди сманивали! Иван Алексеевич Лихачев, если верить преданию, вас лично приглашал в "Торпедо".

Никита Симонян: Да.

Леонид Велехов: А еще более громкая и грозная фигура – Василий Иосифович Сталин – в армейскую команду. Хорошо. От предложения Лихачева вы как-то отказались. А как от сталинского-то? Не страшно было отказываться?

Никита Симонян: Хотел бы сказать об Иване Алексеевиче Лихачеве. Поскольку команда "Крылья Советов" была расформирована, по решению Секретариата ВЦСПС распределены были игроки по профсоюзным командам. И вот я должен был идти в "Торпедо". Но в то время блистал центральным форвардом Александр Пономарев, с которым мне тогда было сложно соперничать. Большую роль в моей жизни сыграли тренеры тех же "Крыльев Советов" Абрам Христофорович Дангулов и Владимир Иванович Горохов, которого я считаю своим вторым отцом, фактически он меня вывез из Сухуми, они приняли "Спартак". Тем не менее, когда я написал заявление в "Спартак", меня привезли на завод в кабинет к Лихачеву. Надо было, конечно, записать все то, что говорил Иван Алексеевич – через слово крепкий русский мат и прочее.

Леонид Велехов: Для связи слов в предложении.

Никита Симонян: За кого, понимаешь, за тряпишников хочешь играть, а надо играть за индустрию. Да, если бы твой отец был, я бы ему объяснил, он бы надавал тебе по заднице и прочее. (Смех в студии). Тем не менее, говорю: "Иван Алексеевич, я все-таки решил перейти в "Спартак"". Он говорит: "Ну, переходи. Но запомни, что как бы ты не играл, обратной дороги тебе в "Торпедо" никогда не будет".

Леонид Велехов: О! Крутой был человек.

Никита Симонян: Крутой, да. А что касается Василия Иосифовича, то я просто, наверное, в силу молодости, не понимая, недопонимая, какие могут быть последствия, тем не менее, не представлял, что я могу уйти из "Спартака". Я его подкупил тем, что сказал прямо: "Василий Иосифович, вы пригласили меня, я приехал. Но разрешите мне остаться в "Спартаке"". И вот это его подкупило.

Леонид Велехов: Да, вы нашли какой-то подход правильный.

Никита Симонян: Да, его подкупило, что я, не испугавшись, сказал ему правду в глаза. Он обратился к своим подчиненным: "Слышали?! Человек мне сказал правду в глаза. Иди и играй за свой "Спартак". И запомни, что в любое время по любым вопросам можешь ко мне обратиться, я тебя приму с распростертыми объятиями. Спасибо тебе за правду!"

Леонид Велехов: То есть ровно наоборот с Лихачевым?

Никита Симонян: Ровно наоборот с Лихачевым, да. Вот такая история. Поэтому, что бы о нем не говорили, так как он поступил со мной… Я был и в Казани на его могиле. Потом его перезахоронили. Он сейчас на Троекуровском кладбище. Я, если бываю на Троекуровском кладбище, обязательно прихожу в 13-й сектор и кладу цветы.

Леонид Велехов: Никита Павлович, лучшая эпоха в истории "Спартака" – 1930-е, 50-е, 60-е годы, как вы считаете?

Никита Симонян: Я думаю, что 30-е годы. Конечно, те две победы "Спартака" – 1938, 1939 годы, когда "Спартак" выиграл и звание чемпиона и Кубок – ни одна команда более повторить не смогла. Конечно, мы вспоминаем то поколение как пример успеха и долголетия и т. д. Тем более, что тогда руководил командой Николай Петрович Старостин, создатель "Спартака" вместе со своими братьями - Андрей Петрович, Александр Петрович, Петр Петрович.

Леонид Велехов: Еще две сестры были и тоже спортивные женщины.

Никита Симонян: Да, и две сестры – Вера Петровна и Антонина Петровна. Конечно, историю "Спартака" надо непременно знать.

Леонид Велехов: Есть главная фигура в истории "Спартака", в которой самым концентрированным образом выразился спартаковский дух?

Никита Симонян: Безусловно – Николай Петрович Старостин. Хочу как пример привести, когда скончалась его супруга Антонина Андреевна. Мы в этот день, в день ее похорон, играли с ташкентским "Пахтакором". Он приехал в Тарасовку. Мы сказали: "Николай Петрович, ну как же так?! Вы сегодня провожаете Антонину Андреевну". Он говорит: "Не мог не приехать, давай обсудим по составу и прочее". Мы обсудили и т. д. "Но я тебя прошу – приди на поминки". Я пришел. Когда я ему показал счет 2:0, что мы выиграли, он поклонился и сказал: "Спасибо!". Я сел рядом с двумя братьями – Александром Петровичем и Андреем Петровичем. И оба брата мне сказали: "Никита, запомни: Николай – великий человек!" Хотя оба брата сами легендарные футболисты и личности.

Леонид Велехов: Они все были разные или в чем-то похожие?

Никита Симонян: Они были разные. Причем, в анализе, в суждениях о футболе были антиподы. В отличие от Николая Петровича, который был убежденным трезвенником, все остальные братья могли принять хороший вес.

Леонид Велехов: Андрей Петрович вообще был богемный человек.

Никита Симонян: Андрей Петрович – да! Андрей Петрович – это и бега, это и МХАТ, конечно, это и дружба с Михаилом Михайловичем Яншиным. Так вот, он мне звонит и говорит: "Вчера были братья. Все, что было у меня в баре, все выпито. (Смех в студии) Спорили до хрипоты до 3 часов ночи".

Леонид Велехов: Возвращаясь к вашей биографии. А как так получилось, что до сих пор ваш бомбардирский рекорд по "Спартаку" держится? Это хорошо или плохо?

Никита Симонян: Это, с одной стороны, приятно, что рекорд держится, но, с другой стороны, пора его и побить.

Леонид Велехов: В том-то и дело! (Смех в студии)

Никита Симонян: Я, честное слово, буду очень рад, если этот рекорд побьют. Поэтому, когда пришел Юра Мовсесян в "Спартак", я ему написал на фотографии, что "желаю тебе выиграть больше титулов, чем твой покорный слуга". Но другой мой рекорд ведь был побит, по количеству за сезон – 34 мяча.

Леонид Велехов: История мутная.

Никита Симонян: Да. Рекорд был побит Протасовым.

Леонид Велехов: Нападающим днепропетровского "Днепра".

Никита Симонян: Да. Когда я был начальником сборной команды России, работая вместе с Лобановским, Олег был в сборной команде, ни разу этот вопрос не возникал и не поднимался. Потому что нужно было соблюдать климат в команде. Но уже по прошествии времени самому Олегу, наверное, надо сказать – да, я поддался на соблазн, на уговоры моих руководителей.

Леонид Велехов: Напомним зрителям, что там так получилось, что он за 10 последних матчей сезона наколотил чуть ли не 20 голов и, благодаря этому, превзошел ваше достижение.

Никита Симонян: Давайте просто сопоставим. В первом круге им было забито 7 мячей, во втором – 28. История такова. Дело было в комнате тренеров и администраторов сборной команды. Там у нас был администратор Борис Григорьевич Кулачко, и заходит Владимир Александрович Емец, тренер "Днепра". А уже Протасов пошел по 2-3 мяча за игру забивать. Борис Кулачко говорит: "Владимир Александрович, мы же видим, что вы договариваетесь с командами, чтобы они открывались и Протасов забивал. Вы хотите побить рекорд Никиты Павловича? Но он-то забивал мячи честные, трудовые. А вы что делаете?!" Знаете, что ответил Емец? (Смеется) Он говорит: "А Стаханов?!" (Смех в студии)

Леонид Велехов: Ну, вот и все! Ответ на все вопросы. Замечательная история.

А вы не рано бутсы на гвоздь повесили?

Никита Симонян: Может быть и рановато. Но, знаете, всегда моим принципом было, что лучше уйти самому, нежели ждать, пока тебя попросят. Я сыграл в Южной Америке против команды "Санта-Фе", Колумбия, один из лучших матчей в своей карьере и сказал – все, я заканчиваю!

Леонид Велехов: Играл красиво и ушел красиво.

Никита Симонян: На что Николай Николаевич Озеров, который с нами был в этом турне, сказал, что это преступление, мол, ты можешь еще играть. Я говорю: "Нет, Николай, лучше уйти самому". Но произошло непредвиденное, то, что я вообще не думал, не представлял. Подходит Николай Петрович после моих фраз: "Слушай, мы хотим тебе предложить возглавить команду, старшим тренером. Мы хотим Гуляева освободить". Я говорю: "Николай Петрович, я же вчера с этими ребятами играл, а завтра должен ими руководить?! Мне же будет безумно трудно". Была брошена им одна фраза: "Поможем". Все! И я хочу сказать, что действительно я ему многим обязан, Николаю Петровичу, что он всячески помогал. Причем, взаимоотношения у нас с ним были построены таким образом, что мы обсуждали с ним все бытовые вопросы. Обсудили: "Все, Никита, я пошел". Он шел в Моссовет, он шел в профсоюзы, горком партии решать вопросы жилья и т. д. Что касается тренировочной работы, тут он никогда не вмешивался. Поэтому такой альянс, я бы сказал… Думаю, что это такой идеальный альянс.

Леонид Велехов: Думаю, что – да! В истории советского футбола просто лучшего дуэта - начальника и старшего тренера – не было.

Никита Симонян: Безусловно.

Леонид Велехов: Никита Павлович, а теперь я бы хотел поговорить о мировых достижениях советского футбола, к которым вы непосредственно причастны.

Когда в СССР был футбол мирового уровня?

Никита Симонян: Сложный вопрос. Но мирового уровня был все-таки, когда команда заняла 4-е место на чемпионате мира в 1966 году. Команда мирового уровня была на Олимпийских играх 1956 года. И даже 1955 года, потому что обыграть команду Германии дважды, хоть это и были товарищеские игры… В то время товарищеским играм придавали не меньшее значение, чем играм официальным. Только что закончилась война, повержена Германия. Германия в 1954 году становится чемпионом мира, и приезжает к нам в 1955 году. Состав там, что и говорить, блестящий! И мы обыгрываем их здесь 3:2, и затем мы играем в Ганновере – обыгрываем 2:1 эту легендарную команду.

Леонид Велехов: Да, это было здорово! Я хочу вернуться в Мельбурн. Сборная это ведь был в чистом виде "Спартак". Сколько было спартаковцев – 10 человек, кажется?

Никита Симонян: 10.

Леонид Велехов: Вся линия нападения была спартаковская. Как вы вспоминаете Мельбурн? Вы ехали с надеждой победить? С каким настроем?

Никита Симонян: (Смеется) Вмешивалась политика или не вмешивалась, влияла ли политика? Конечно, влияла. Нельзя не вспомнить 1952 год, когда составленная на базе команды ЦДСА олимпийская команда, которая выступала в Хельсинки, проиграла югославам.

Леонид Велехов: Напомним, в ходе первого матча отыграла 4 мяча. Грандиозная игра была – 1:5 проигрывали!

Никита Симонян: Да. Благодаря легендарному Боброву, который забил, кажется, три мяча. Во втором матче проиграли 1:3.

Леонид Велехов: Хотя, наоборот, вели – забил все тот же Бобров первый гол и три потом пропустили.

Никита Симонян: Тогда политическая ситуация была такова, помните: взаимоотношения Сталина с Тито. Насколько я информирован, вроде вождем была брошена такая фраза: "Скажите, если часть теряет знамя, как поступают?" "Расформировывают". Расформировали команду ЦДСА. Это было преступление перед футболом, преступление перед таким легендарным клубом, которому понадобилось много лет для того, чтобы снова встать на ноги. Такое произошло. Не могло не быть в подсознании наших, которые поехали в 1956 году туда. К тому же, если вы помните, были венгерские события.

Леонид Велехов: Конечно!

Никита Симонян: Все одно на одно. Политическая обстановка была весьма напряженная.

Леонид Велехов: И на той Олимпиаде был печально знаменитый матч по водному поло СССР-Венгрия, где кровавая драка была.

Никита Симонян: Да, конечно! Поэтому быть или не быть, а надо побеждать. (Смех в студии). Вы знаете, играем с командой (я не играл в том матче) Индонезии. Эти низкорослые работоспособные ребята цеплялись за каждый мяч, стояли стеной у своих ворот – никак забить не можем. Буквально за две минуты до конца мяч идет к Льву Ивановичу Яшину. И там никого вокруг, и идет на него индонезийский игрок. И Лев Иванович осмелился его обыграть. Представьте, тот закатил бы мяч в ворота, и мы вылетаем. И Николай Николаевич Романов, председатель Спорткомитета, сказал: "Вы поймите, что конец делу венец. Последний матч перед закрытием – футбол. Даже победы Куца (а тогда Володя выиграл 5 и 10 тысяч метров) могут померкнуть". Переигровка. 4:0 тогда мы выиграли у Индонезии… (Смеется)

Леонид Велехов: Все хорошо, что хорошо кончается.

Никита Симонян: Да. А на финал Гаврила Дмитриевич решил поставить все-таки спартаковцев. Валя Иванов был несколько травмирован. Эдику Стрельцову дали тоже отдохнуть, вроде они отдали много сил в этих матчах. Значит, "спартаковскую" пятерку. Ну, вот мы обыграли югославов.

Леонид Велехов: Кто все-таки забил тот самый знаменитый гол? (Смех в студии)

Никита Симонян: Это и смешно и грустно. Мяч от головы Исаева фактически уже пересекал линию ворот, но его добил Ильин. Все было правильно сделано и, конечно, Ильиным тоже. Но по сей день мы над ним подтруниваем: "Слушай, ну ты где-нибудь скажи, что вы оба авторы этого гола!"

Леонид Велехов: Не соглашается, да?

Никита Симонян: Нет, нет.

Леонид Велехов: Что вы хотите – золотой гол, как же его поделить-то?!

Никита Симонян: Золотой гол, да.

Леонид Велехов: Но вместе с тем, к вопросу о щедрости. Это действительно, это не легенда, что вы хотели свою золотую медаль отдать Стрельцову?

Никита Симонян: Нет, не легенда, причем дважды.

Леонид Велехов: Ничего себе!

Никита Симонян: Сперва в Олимпийской деревне после матча.

Леонид Велехов: Напомним, что Стрельцов не получил золотую медаль, потому что он не участвовал в финальном матче. А по правилам того времени не полагалось.

Никита Симонян: Абсурд! Поэтому я подошел к нему в Олимпийской деревне и говорю: "Эдик, ты понимаешь, что ты сыграл игр больше, а я сыграл в финальном матче. Поэтому я считаю, что эту медаль заслуживаешь ты".

Леонид Велехов: А он не согласился. Он тоже благородный.

Никита Симонян: Он ко мне обращался по отчеству, т. е. коротко – Палыч. "Нет, Палыч, нет! Это медаль твоя". Он, вообще, был удивительный человек – большой ребенок. Когда мы уже зашли на палубу теплохода "Грузия" и отошли от причала, я к нему снова подошел: "Эдик, ты пойми, что меня гложет совесть. Прими медаль! Ты больше игр сыграл". И здесь этот парень немножко даже рассердился: "Знаешь, что, Палыч, иди ты. Это медаль твоя! Тебе уже 30, а мне еще 20 нет. Я, наверное, выиграю еще не одну медаль. А может быть, у тебя она последняя".

Леонид Велехов: Вы оба, что называется, образцы, достойные подражания.

Никита Симонян: Вот так было. Такова история.

Леонид Велехов: Бедному Эдику, как вы его называете, не повезло, не получилось в его жизни еще одной такой медали.

Никита Симонян: Да, не повезло, случилась беда. Вся эта история в тумане по сей день. В ее итоге мы в 1958 году поехали на чемпионат мира без трех основных игроков – Татушина, Огонькова, Стрельцова, плюс травмированный Нетто. Тем не менее, мы вышли в четвертьфинал, т. е. в восьмерку лучших команд.

Леонид Велехов: Обыграли Англию, между прочим!

Никита Симонян: Да, обыграли Англию.

Леонид Велехов: С переигровкой ведь, точнее с дополнительным матчем.

Никита Симонян: Мы за 9 дней сыграли 4 игры с переигровкой с Англией! На 11-й день – это была 5-я игра. Вспоминая, я прихожу к выводу, что все-таки нас, таких основных игроков, в т. ч. и меня, конечно, нужно было заменить на молодых ребят.

Леонид Велехов: На свежих.

Никита Симонян: Да, на свежих. Но Гаврила Дмитриевич Качалин объяснил: "Я обратился к резервистам, что им придется играть в четвертьфинале со шведами. И когда я увидел побелевшие лица, расширенные глаза, понял, что они дрогнули. И я решил все-таки опереться опять на тот же состав". Приглашает нас руководитель делегации Антипенок Валентин Панфилович, ведущих игроков – Игорь Нетто, Лев Яшин, я, Валя Иванов. Качалин говорит: "Мы решили все-таки опереться на вас, на опытных игроков. Надо сегодня постараться и выиграть, с минимальным счетом, но выиграть". (Смеется) Вдруг раздается громкий крик руководителя делегации Валентина Панфиловича: "С каким это, Гаврила Дмитриевич, минимальным счетом?! Да мы этих шведов громили под Полтавой! Надо разгромить их сегодня! И я, ребята, обещаю вам премию". Лев Иванович Яшин: "Валентин Панфилович, мы сюда приехали играть не из-за денег, за честь страны. Нам не надо предлагать деньги".

Леонид Велехов: Немного о будущем. Видеозарисовка, которую снял в школе московского "Спартака" наш специальный корреспондент Андрей Королев.

ВИДЕОСЮЖЕТ.

Андрей Королев: Академия футбольного клуба "Спартак", носящая имя легендарного Федора Черенкова, была основана в 2009 году. Руководство клуба пришло к выводу, что усилиями одних легионеров перспектив не построишь. Рано или поздно возникнет дефицит отечественных кадров. Самым естественным оказалось – возродить традицию "спартаковского" воспитания, изрядно подзабытую в 90-е годы.

Владимир Бодров, главный тренер Академии "Спартак": Дети как из Москвы, так и из ближайшего Подмосковья, также дети из других регионов России, наиболее талантливые, которые проживают у нас в интернате. На сегодняшний день – это 44 человека. Общая численность ребят, занимающихся в Академии "Спартак", на сегодня составляет 280 футболистов.

Андрей Королев: Вот уже на протяжении 5 лет в городах России отбирают талантливых детей и привозят их в Москву.

Владимир Бодров: Просто раньше в основном этим занимались те скауты, которые находили, или тренеры, которые симпатизировали "Спартаку", находились на местах и рекомендовали руководству футбольной школы, впоследствии ДЮШОР "Спартак", своих наиболее сильных воспитанников. Сейчас то же самое, только есть отдельно выделенные службы селекционные, в которых работает 5 человек, которые непосредственно находятся в контакте со скаутами, выезжают на места. Если доходит информация, что там есть интересный молодой человек, на которого стоит обратить внимание, они выезжают и уже на месте определяют степень его футбольной одаренности и стоит ли его сюда приглашать.

Андрей Королев: 12-летнего Кирилла в Академию привел старший брат, теперь играющий за второй состав "Спартака". Подросток говорит, что родители переехали из Липецкой области в Москву специально, чтобы сын обучался в знаменитой футбольной школе.

Кирилл: Хочется продолжить карьеру свою в "Спартаке" и попасть в дубль, в основную команду. А в другие команды как-то не хочется.

Андрей Королев: Такие серьезные спортивные амбиции.

Кирилл: Да.

Андрей Королев: Кто для тебя кумир "спартаковский"?

Кирилл: Черенков, Нетто, Родионов, Карпин.

Андрей Королев: Ты еще маленький и не помнишь такие имена как…

Кирилл: Старостин, Симонян. Был хороший нападающий, забивал много. Смотрел в Интернете - мне нравились его голы, когда забивал. Большую историю для "Спартака" сделал.

Андрей Королев: И все же "Спартак" как и другие российские клубы не обходится без кадровых проблем. Вырастая, мальчишки внезапно теряют интерес к футболу, а иные слишком рано чувствуют вкус славы.

Владимир Бодров: Это трагедия всего российского футбола, что на определенном этапе, как раз от 19 до 22 лет, когда идет формирование из молодого человека мужчины, все эти звезды почему-то тухнут. Легкость, с которой дается, достигается успех, легкость, с которой они получают первые дивиденды не только в материальном плане, но и в плане знаковости своей, обращают на них очень много внимания со стороны и поклонники, и поклонницы, раздают различные интервью, дифирамбы поют. Они не готовы к этому.

Андрей Королев: Этим юным футболистам слава пока не грозит. Ежедневные тренировки не заменяют главного – все без исключения получают школьное образование. Главный тренер Академии Владимир Бодров подчеркивает, что школа в первую очередь выполняет социальную задачу. Футболистами станут не все, но каждый обязан стать образованным человеком.

Леонид Велехов: Все-таки жив спартаковский дух, замечательно, что этот мальчишка знает Симоняна, Старостина, Нетто без всякой подсказки, без ничего.

Хотел бы зацепиться за слово "образование", потому что этим тоже был силен "Спартак" - какой-то такой взаимосвязью с культурной жизнью, широким кругозором игроков. Это легенда или быль, что вы своих питомцев, в данном случае, по-моему, араратовских, в оперу водили?

Никита Симонян: Это быль. К этому должна быть склонность человека. Я не говорю о том, что кроме Театра Советской Армии, где я смотрел один спектакль, я пересмотрел весь репертуар всех театров. Спартаковские болельщики были в Малом театре, Театре им. Вахтангова, Художественный театр само собой - Михаил Михайлович Яншин, Анатолий Петрович Кторов.

Леонид Велехов: Станицын, по-моему, был ваш болельщик.

Никита Симонян: Да, конечно, Виктор Яковлевич...

Леонид Велехов: Ильинский. Театр им. Вахтангова ваши фактически однофамильцы – Рубен Николаевич и Евгений Рубенович Симоновы.

Никита Симонян: Они действительно мои однофамильцы.

Леонид Велехов: А почему они все были спартаковскими болельщиками? Может быть, есть какое-то родство, близость между спартаковским духом и артистическим духом?

Никита Симонян: Если взять Малый театр - р уководитель Малого театра Виктор Иванович Коршунов...

Леонид Велехов: Тоже "спартаковец"?

Никита Симонян: "Спартак"! (Смех в студии) Как-то нам с Алексеем Парамоновым вручали какую-то спортивную награду, и приглашен был Табаков Олег Павлович. (Смеется) Он сказал: "Знаете, какой у нас принцип приема в МХТ? Мы спрашиваем – за кого ты болеешь? Если за "Спартак" – Художественный театр". (Смех в студии)

Леонид Велехов: Замечательно!

Никита Симонян: Вот представьте, что мы готовимся к матчу. В раздевалку приходят легенды нашего отечественного искусства – Михаил Михайлович Яншин, Игорь Владимирович Ильинский, Рубен Николаевич Симонов, Весник Евгений Яковлевич. И так внимательно наблюдают за нами. Я как-то спрашиваю: "Игорь Владимирович, скажите, пожалуйста, а почему вы так за нами наблюдаете, за пацанами, мальчишками, как мы гетры надеваем, как бутсы?" "Вы же готовитесь выходить и отчитываться перед зрителями, также и мы".

Леонид Велехов: Как интересно!

Никита Симонян: Поэтому нам каждая мелочь интересна. И вот однажды, помню, администратор Малого театра Борис Израильевич Тылевич, э то легендарная была личность и тоже спартаковский болельщик...

Леонид Велехов: Я помню его! Замечательный был человек.

Никита Симонян: Он приглашает на спектакль "Лес" Островского. Мы пришли. И первый акт проходит как-то, по-футбольному говоря, в среднем темпе. Он приходит к нам в антракте и говорит мне: "Пойдем за кулисы к Игорю Владимировичу". "Он готовится ко второму акту, что беспокоить?". "Нет, нет, зайдем, ему будет приятно". Ну, пошли. И я так в шутку говорю: "Игорь Владимирович, вот говорил, что спектакль пройдет в хорошем темпе, а так, вы понимаете, первый тайм прошел как-то…". И он мне говорит: "Никита Павлович, я вам обещаю, что второй тайм будет совсем другой. Я обещаю, что я забью гол". (Смех в студии)

Леонид Велехов: Забил?

Никита Симонян: Ну, как сыграл! Он играл Счастливцева. Это фантастика!

Леонид Велехов: Но Тылевич знал, что делал, когда вас к нему повел!

Никита Симонян: Да, он знал, что делал. А с Женей Симоновым мы просто были друзья. Мы с ним приветствовали друг друга так. Я говорю: "Привет, Симонян!". Он: "Здорово, Симонов!" (Смех в студии)

Леонид Велехов: На примере Ильинского вы пояснили, что артистам давал футбол. А что они вам давали?

Никита Симонян: Давали очень многое. Как, на самом деле, достигается мастерство? Я много раз вспоминал, говорил, говорю и буду говорить. Не знаю, сколько ей было, по-моему, уже за 80, Гоголевой Елене Николаевне, и она играла в Малом театре Мамуре, сидя, лежа в этом самом кресле. Нельзя было без слез восторга смотреть на ее игру!

Леонид Велехов: А вот самая яркая личность, с которой вы либо играли, либо против него играли, либо просто наблюдали? Вы можете кого-то так совершенно особо выделить в отечественном футболе, в советском?

Никита Симонян: Самый-самый, я считаю, - это Всеволод Михайлович Бобров. Почему? Объясню.

Леонид Велехов: Объясните.

Никита Симонян: Конечно, были и Григорий Иванович Федотов, и Лев Иванович Яшин. Но чтобы так гениально играл один человек в хоккей с мячом, с шайбой и в футбол! Это был Бобров. Аналога больше нет. Поэтому как игровик он, конечно, номер 1. Если мы переходим к игрокам мирового футбола, то номер 1 для меня Пеле. Хочу привести такой пример. Был Конгресс ФИФА. Блаттер, награждая Франца Беккенбауэра, сказал: "Вот перед нами король футбола". Бекенбауэр поблагодарил и говорит: "Уважаемый господин президент! Король у нас один – Пеле!"

Леонид Велехов: Мы вспоминали чемпионат 1958 года. Вы тогда играли против бразильцев.

Никита Симонян: Мы были свидетелями рождения Пеле.

Леонид Велехов: Ему 16 не было!

Никита Симонян: Ему 17 не было. И он впервые вышел против нас. И не забил. Лет десять назад он приехал в Москву рекламировать свой кофе. Естественно, был прием в бразильском посольстве. Был Игорь Фесуненко. И он меня подводит: "Пеле! Вот Никита Симонян, который играл против вас в том матче" и т. д. (Смеется) Тут лукаво на меня посмотрел, улыбнулся и сказал: "Я хочу перед вами извиниться". "За что извиняться, господин Пеле?" "За то, что мы вас обыграли". (Смех в студии). Я говорю: "Вы знаете, проиграть такой великой команде, как Бразилия, нам было не стыдно. А потом мы все-таки проиграли с почетным счетом 0:2".

Леонид Велехов: Уже в том матче было видно, что это какая-то незаурядная личность?

Никита Симонян: Да, но что творил в том матче Гарринча! Это непередаваемо! Я не видео ничего подобного по сей день, чтобы фланговый игрок творил такие чудеса, какие творил он. А против него играл Борис Кузнецов.

Леонид Велехов: Очень хороший, между прочим, защитник.

Никита Симонян: Да. Те, почувствовав, что он его переигрывает, направляли все мячи на правый фланг. Сначала спасла штанга, потом – выше ворот, потом передача того же Гарринчи, и Вава забивает нам и т. д. Наконец, мы выходим с Валентином Ивановым на прием мяча, а Борис через наши головы метров на 60-70 в белый свет, как в копеечку! Я подхожу к нему: "Боря, черт возьми, успокойся. Дай нам мяч почувствовать!". "Подождите, вы что, не видите, что творится! Дайте передохнуть". (Смех в студии) Он брал паузу.

Леонид Велехов: По аналогии, самый яркий тренер?

Никита Симонян: Мы назвали лучшим тренером Гаврилу Дмитриевича Качалина. Какой тренер хорош? Тот, который выигрывает. Гаврила Дмитриевич выиграл Олимпийские игры и чемпионат Европы.

Леонид Велехов: 1960 года, да.

Никита Симонян: Вот и все. А так, конечно, был Борис Андреевич Аркадьев, конечно, Михаил Осипович Якушин, конечно, Виктор Александрович Маслов. Это плеяда действительно великих. Каждый по-своему, с совершенно разным подходом к подготовке команды, в выборе тактики...

Леонид Велехов: Это великие тренеры великого спортивного времени.

Никита Симонян: Даже фраза, определение Боброва как игрока, данное Борисом Андреевичем Аркадьевым, говорит о многом: "Бобров обладает качеством всех качеств - результативностью!" (Смех в студии)

Леонид Велехов: Действительно, лучше не скажешь!

Последнее: Футбол – это только спорт или это нечто большее?

Никита Симонян: Это и спорт и, я бы сказал, искусство.

Леонид Велехов: Спасибо!

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG