Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

"Если детей все время контролировать, то они будут требовать этого контроля всю оставшуюся жизнь"

Переход на новые федеральные стандарты всех ступеней школы неожиданно стал одной из главных, по мнению Министерства образования и науки РФ, задач на ближайшее время.
Изначально осваивать принципиально иные механизмы обучения предполагалось поэтапно. То есть старшая школа естественным образом подошла бы к их реализации в 2020 году, но министерство поставило цель – к концу 2014 года не менее 44 процентов учеников должны заниматься по новым стандартам. Впрочем, Дмитрия Ливанова можно понять – все идет к тому, что российская школа вернется к образовательным ценностям советских времен, и если реформу не провести сейчас, она не состоится никогда.


Вполне вероятно, что школы, принимавшие участие в пилотном проекте по "началке", эту инициативу с радостью и поддержали бы – если бы классы были оборудованы, а учителя обучены надлежащим образом. (Здесь, кажется, не лишним вспомнить, сколько сил, денег и времени было потрачено на переподготовку педагогов для начальной школы.) Тем не менее, отдельно взятые учебные заведения по собственной инициативе и раньше пытались реализовывать новые ФГОС средней школы, то ли действительно пробуя силы, то ли стремясь угодить начальству.

Стандарты старшей школы вводить будет сложнее – изучение предметов здесь происходит на двух уровнях, углубленном и базовом, однако учебников для реализации этой концепции, как и соответствующих ей тестов ЕГЭ, пока нет. Тем не менее, в лицее ВШЭ десятиклассники весь нынешний учебный год работали именно по новому стандарту.

О преимуществах и рисках, с которыми столкнулись учителя и школьники, Радио Свобода рассказала директор лицея ВШЭ Наталия Любомирская:

– Лицей открылся всего год назад и сразу был ориентирован на новые стандарты. Это действительно очень важный момент для ребят: они изучают меньше предметов, у них полная свобода выбора. Конечно, они не могут остаться без математики или без русского языка и литературы, без иностранного, например, но они могут выбирать, на каком уровне им изучать тот или иной предмет. Если обычно в профильных классах есть некий фиксированный набор под данный профиль, то здесь ученики сами формируют свой профиль.

Ключевая особенность нового стандарта заключается в том, что ребята могут составлять собственный учебный план. И что не менее важно – когда они сами выбирают предметы, они берут на себя ответственность за свою успешность. И это приводит к тому, что они ведут себя гораздо более самостоятельно, более активно, чем в обычной школьной ситуации.
Салфетка с подноса в "Макдоналдсе" – это тоже текст, который можно анализировать
Но здесь в принципе по-другому надо строить расписание. У меня был опыт составления расписания с индивидуальными учебными планами, но до десяти человек: ты как бы на десять классов составляешь расписание. Но на 58 классов уже расписание не составить, и здесь пришлось придумывать совершенно другую технологию. Сначала составляется расписание, что самое сложное, на него накладываются индивидуальные учебные планы ребят, и отсюда формируются их группы, на разные предметы разные составы групп. Иными словами, расписание строится с другого конца, не начиная с учебных планов и групп к расписанию, а наоборот.

Второй момент, тоже очень важный – мы сразу решили, что будем реализовывать именно вузовскую систему, все уроки парами. В результате 8 часов математики раскладывается на три дня: в понедельник и среду по два часа, и в пятницу четыре часа. Соответственно, получается, что понедельник, среда, пятница – это дни с математикой и русским языком с литературой, а вторник и четверг у них – социология, экономика, иностранные языки. Это хорошо для ребят, почему мы пошли на эту хитрость с парами, – меньше домашних заданий. Иначе мы бы их просто завалили.

Еще одна особенность нового стандарта – интегрированный курс "русский язык и литература" как единый курс. Это тоже определенный вызов для учителя. У нас в лицее его преподает уникальный человек, по образованию структурный лингвист, одновременно она еще психолог и дефектолог. И ключевой идеей этого курса является работа с текстом, причем как на уровне анализа текста, так и на уровне осознания собственных текстов. Поэтому классических задач учителя русского языка в лицее нет, здесь вопрос не в том, чтобы грамотно писать, а в том, что писать. То есть первый вопрос – что писать, а второй – как писать. Поначалу наши ребята даже говорили: "А что это у нас одна литература? Где же русский язык?" На что наш преподаватель отвечала: "Если вам нужны упражнения, чтобы тренироваться, нет проблем – есть университетская система, я там размещу некоторое количество этих упражнений, пожалуйста, упражняйтесь, никто вам не мешает. А наша задача – анализировать тексты самого разного характера". Те, кто русский язык и литературу изучают на углубленном уровне, у них преобладают, конечно, художественные тексты, хотя они работают с совершенно разными текстами, вплоть до того, что салфетка с подноса в "Макдональдсе" – это тоже текст, его можно анализировать.

– Понятно, что рядом есть Высшая школа экономики, преподаватели из которой могут прийти и прочитать ребятам какой-то курс. Но если бы у вас не было такой возможности, реально было бы воплотить эти новые принципы?

– Конечно, то, что у нас работают преподаватели Высшей школы экономики, это колоссальный плюс нашего лицея. Но что касается нового стандарта, не надо думать, что только лучшим такое под силу. В России довольно много
Ученики должны выбрать ваш предмет, и для этого вы должны быть хорошим учителем
хороших преподавателей, которые могли бы так работать, в этом нет проблемы. Единственная трудность – это взять на себя ответственность, связанную с тем, что новый стандарт дает гораздо больше свободы не только детям, но и преподавателям, учителям. И вот здесь, привыкнув много лет работать по жесткой указке методистов из РОНО, из департамента и так далее, люди отвыкают включать свои собственные креативные возможности.

Да, есть еще риски кадрового характера, ведь ученики должны выбрать ваш предмет, и для этого вы должны быть хорошим учителем. Дети потрясающе все чувствуют, и по своей натуре они максималисты, и уж если они любят, так любят, а если ненавидят, так ненавидят. И это должно держать в тонусе учителей.

Конечно, есть большие сложности, связанные с финансовыми вещами. Как при подушевом финансировании вырабатывать общую схему, по какой формуле рассчитывать и так далее. Нам-то сейчас хорошо, потому что мы получаем деньги от московского департамента образования, традиционное подушевое финансирование, университет помогает довольно существенно. И в принципе, что делать, если, предположим, только шесть детей выберут предмет? Класс из шести человек организовать? Это сложно. Создавать сетевые сообщества? Конечно, есть современные технологии, электронное обучение, мобильное, но в России они плохо развиты.

Стандарт позволяет использовать так называемое смешанное обучение. В лицее ребята дистанционно изучают некоторые предметы. Для этого мы купили доступ к пакету на 25 детей по физике – базовый уровень, и по биологии – базовый уровень у НП "Телешкола". И наши же преподаватели выступают в роли сетевых преподавателей. Обучение состоит из самостоятельной работы ребенка с электронным ресурсом плюс взаимодействие с учителем, как с сетевым преподавателем.

Что касается мотивации ребят, я хочу сказать, что дайте им свободу, и они просто расцветут! Если их все время контролировать, то вы их и зажмете, и они будут требовать этого контроля всю оставшуюся жизнь. А если вы им дадите свободу...

Классный час Свободы

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG